/

1 июня исполняется 25 лет с тех пор, как на всех станциях первой линии минского метро начали принимать жетоны. Когда их вводили, газеты предупреждали: при нынешнем уровне инфляции жетоны могут оказаться самой твердой валютой. И оказались правы: малиновые кругляши пережили три деноминации, уйму девальваций и повышение стоимости проезда в 60 миллионов раз. TUT.BY вспоминает историю появления жетонов.

Фото: Александр Лычавко

До апреля 1991-го для прохода в метро нужно было бросить в турникет монету в 5 копеек. А потом, второго числа, случилось «павловское» трехкратное повышение цен, и проезд в городском транспорте стал стоить уже 15 копеек. Метрополитеновцы оперативно перестроили турникеты: теперь можно было бросать или одну «пятнашку», или три «пятачка». В первый день 1992-го проезд в метро подорожал до 30 копеек (надо было бросать две монеты по 15 коп.), а ровно через месяц, 1 февраля, — до 40 копеек (теперь уже надо было готовить две монеты по 20 коп.).

Работникам подземки непросто было перенастраивать турникеты на всех станциях, и когда с 1 мая 1992-го проезд подорожал снова — до 1 рубля, то… ничего менять не стали. К тому времени советские монеты уже почти вывели из оборота (сдачу ими выдавали очень редко), а купюры оставались в ходу еще целый год. И когда ты протягивал кассиру метро один «деревянный» (бумажный) рубль, то он тебе взамен выдавал… две монеты по 20 копеек каждая. Если завалялись в кошельке двугривенные, можно было немало сэкономить на проезде. Но таких счастливчиков было немного, и в кассы выстраивались длиннющие очереди.

В мае первые два турникета, принимающие жетоны, появились на станции метро «Площадь Ленина». Но только на одной станции, а всего станций в минской подземке в то время было 15: девять на первой линии и шесть на второй; турникетов и вовсе больше сотни. Газета «Добры вечар» сообщала: для запуска системы на первой линии нужно отчеканить 3 миллиона жетонов и переоборудовать 60 турникетов. А в Москве жетоны и вовсе в качестве валюты использовались!

Заметка в газете «Добры вечар» за 8 мая 1992 года

А 1 июня жетоны появились на всех станциях первой линии. Газеты писали, что очереди все такие же длинные и что в одни руки продают только один жетон. И все равно многие минчане покупали жетоны и не бросали в турникет, а оставляли себе про запас — с первых же дней образовался дефицит.

Заметка в газете «Вечерний Минск» за 2 июня 1992 года

Не обошлось и без путаных фактов: «Вечерний Минск» писал, что в первый день в оборот запустили 115 тысяч жетонов, а в наличии осталась всего 41 тысяча. «Добры вечар» же сообщал, что ввели в действие 60 тысяч жетонов, и на сторону ушли 23 тысячи.

Заметка в газете «Вечерний Минск» за 10 июня 1992 года
Заметка в газете «Добры вечар» за 4 июня 1992 года

Интересно, что в газетах не встретить слово «турникет» — вместо этого пользовались длинным термином «автомат-пропускник». А «Звязда» обратила внимание, что единственное слово «метрополитен» написано на жетоне по-русски. Разрабатывали жетоны в НИИ ЭВМ, а производством их занимался минский Завод вычислительной техники. Поначалу его единственный пластомат мог выдавать лишь 8 тысяч жетонов в сутки, и даже сокращенную партию — в 1 миллион штук — к июню отштамповать не успели.

Заметка в газете «Звязда» за 3 июня 1992 года

В июле 1992-го жетоны ввели и на всех станциях второй линии. Ажиотажный спрос на них сохранялся долго. Несмотря на то, что в январе появились проездные на метро, а в мае — совмещенные проездные на подземку и наземный транспорт, многие минчане предпочитали оплачивать проезд по старинке: каждую поездку в отдельности. Газеты писали: «Подобно московскому, наш жетон может стать твердым эквивалентом денег» и «Похоже, что он раньше рубля превратился в конвертируемую валюту». Такая тенденция — высокий процент оплаты именно жетонами — сохраняется до сих пор.

Во время разработки жетонов испытывали разные их цвета: белый, желтый, зеленый, фиолетовый… Но в итоге оставили именно малиновый цвет. К слову, цвет — лишь один из шести параметров, по которым турникет проверяет подлинность жетонов. Также опробовали разные по размеру металлические сердечники.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Коллекционеры изучают жетоны и пытаются найти неизвестные ранее разновидности. У одного буква «М» большая, а у другого маленькая; у одного линии толстые, а у другого тонкие; у этого рисунок на реверсе перевернут вверх ногами, а у этого оттенок малинового немного не такой…

Фото: сайт Minsk-Metro.net
Фото: сайт Minsk-Metro.net

Несколько редких жетонов непривычного цвета сгущенного молока нашлись и в нашей коллекции. При такой окраске у них очень хорошо видны даже самые маленькие трещины. А вот надписи, наоборот, считываются плохо.

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

Минские жетоны — одни из самых долгоживущих. После 1991 года в метрополитенах бывшего СССР начали вводить жетоны, но со временем они или значительно менялись (скажем, были металлические — стали пластмассовые, были синие — стали оранжевые), или вовсе выходили из обращения. Пожалуй, старше минского — металлический жетон из Санкт-Петербурга: там они появились 1 марта 1992 года и почти в неизменном виде используются до сих пор. В начале 1992-го ввели используемые и поныне жетоны новосибирского метро.

Минский жетон пережил деноминации 1994, 2000 и 2016 годов. С 1991 года стоимость проезда в столичной подземке выросла более чем в миллиард раз. Cами жетоны за все годы существования подорожали в 60 миллионов раз. Себестоимость изготовления одного жетона — около 20 центов США. Кассирам всех станций на продажу ежедневно выдают около 800 тысяч жетонов.

Правы были газеты в 1992-м: малиновый кругляш для оплаты проезда действительно стал самой твердой белорусской валютой. Все двадцать пять лет для него действует четкий курс обмена: один жетон — одна поездка на метро.

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY
{banner_819}{banner_825}
-35%
-40%
-20%
-10%
-20%
-15%
-45%
-20%
-60%