/ /

— Eсли бы не было войны, зачем бы я сюда приезжал? У меня друзья учились в России и звали туда, но я не хотел уезжать из Афганистана, — говорит Гулам Сидик. В Беларусь он с семьей переехал еще в 1994 году, когда спасался от гражданской войны. До этого полтора года жил в Пакистане, затем сделал туристическую визу и через Москву перебрался в Минск.

TUT.BY и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев рассказывают истории людей, для которых Беларусь стала новым домом.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Беженец из Афганистана Гулам Сидик, 50 лет, переехал в Беларусь вместе с семьей в 1994 году

Толчком к переезду стали не только военные действия. В 1992 году Гулама похитили ради выкупа и три месяца держали в подвале. Его отцу пришлось продать квартиру, чтобы заплатить за сына 20 тысяч долларов.

«Я коммунист и против моджахедов»

Гулам Сидик встречает нас в съемной однокомнатной квартире в Курасовщине на окраине Минска. Здесь живет его мама Салима Моххамад Амин. Каждый день он приходит ее проведать. Сегодня он здесь вместе с сыном Масудом. Мама не говорит по-русски — улыбается и приглашает нас к столу. Нас ждут конфеты, печенье, фрукты и ароматный черный чай.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Салима Моххамад Амин, 67 лет, вместе с внуком Масудом, 9 лет

Обстановка в квартире достаточно аскетичная. В комнате — диван и два мягких кресла, кровать, стол, телевизор, шкаф. В шкафу лежат книги на афганском языке, за стеклом — фотографии.

Гулам рассказывает, что в Кабуле окончил факультет истории философии, его жена училась на журфаке. В Минске же он сменил несколько работ: начинал продавцом китайских товаров, затем был поваром, сейчас работает администратором в кафе. Его жена нигде не работает и присматривает за матерью-инвалидом. В их семье четверо детей, старшей дочери 22 года, младшему сыну — 9 лет.

Эта вторая квартира, которую Гулам снимает. Еще одна, двухкомнатная, через несколько домов от этой. В ней он живет с женой, четырьмя детьми и тещей, инвалидом I группы. За обе квартиры с коммунальными платежами платит в переводе около 450 долларов. Почти вся зарплата на оплату жилья и уходит. Мама Гулама пенсию не получает, так как, по его словам, у нее временная регистрация.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В Кабуле они жили в частном доме, но его разбомбили. Сейчас там голая земля.

— Я оказался в Минске в конце 1994 года с мамой, отцом и женой. Детей еще не было. Мы переехали из-за войны в Афганистане и еще потому, что я коммунист и против моджахедов (повстанцы, мотивированные исламской идеологией. — Прим. TUT.BY).

Семья Гулама жила в центре Кабула. Чтобы получить визу и покинуть страну, нужно было ехать в другие районы города. А из-за войны этого сделать они не могли. Варианты, которые семья для себя видела, — переехать в Пакистан или Иран. Так как в Пакистане жил дядя Гулама и были друзья, выбрали эту страну. Там в двух съемных комнатах прожили полтора года, затем получили туристическую визу и приехали в Москву. Друзья из Минска позвали в Беларусь — и они согласились.

«В Афганистане окончил факультет философии, в Минске работал продавцом и поваром»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Сейчас эти друзья живут в Германии, — продолжает Гулам. — Когда мы приехали, они нам очень помогли, нашли квартиру в Серебрянке. Сначала было очень трудно. Русского языка мы не знали, регистрации не было. Мы не могли выйти из дома. Выходишь, милиция проверяет документы, забирает в отделение, сидишь там несколько часов, а дома дети одни. Страшно. Потом еще и штраф дают.

Ситуация со статусом у Гулама решилась только в 1998 году, когда он получил удостоверение беженца. Сейчас у него вид на жительство.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Только потом нашел официальную работу в кафе на Комаровке. Делал хот-доги, шаурму, чай, кофе. До 2002 года там работал. Потом на Ждановичах, на рынке на «Экспобеле»… Да, я окончил факультет философии, но сейчас так работаю. Без работы невозможно. В 2003 году в УВКБ ООН (Управление Верховного комиссара ООН по делам беженце в Минске. — Прим. TUT.BY) мне предлагали продолжить образование. Но я не мог себе это позволить из-за нехватки времени. Работал тогда по 16 часов в сутки, и это было очень трудно.

Русский язык Гулам учил, общаясь с людьми на рынках. Жена его изучала на журфаке в течение одного курса, поэтому ей было проще адаптироваться к жизни в новой стране. Дети родились в Минске и хорошо говорят на русском, некоторым из них неплохо дается белорусский, в семье они выучили афганский.

«Неважно, мусульманин ты или христианин, — главное, быть человеком»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Гулам говорит, что, несмотря на то что многие афганцы уехали в Германию и живут там в хороших условиях, он покидать Беларусь не собирается. Здесь ему спокойно, дети хорошо учатся в школе.

— Беларусь — моя вторая родина. Люди к нам хорошо относятся. 22 года в Курасовщине живем, и весь район меня знает. Соседи всегда помогают. Если бы я хотел уехать, то сделал бы это раньше. Другие афганцы уехали и нормально живут, богатые, квартиры есть.

Самая большая проблема для Гулама сейчас — свое жилье. Как многодетная семья они стоят в очереди на льготную квартиру.

Негатива из-за того, что они, мусульмане, живут в преимущественно христианской стране, Гулам не чувствует.

— Неважно, мусульманин ты, христианин или буддист — главное, быть человеком с чистым сердцем. Мусульманин, который за деньги продает наркотики и убивает детей, не мусульманин. Многие из таких даже не читали Коран.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— А вы до сих пор коммунист?

— Да. При коммунизме люди живут одинаково, закон для всех одинаковый. Это мне нравится. Сейчас человек может учиться и в итоге торговать на рынке картошкой. При коммунизме такого не было. Если человек получил образование, то работа была, квартиру давали. На границе Таджикистана хлеб стоил 1 рубль, и у вас он стоил 1 рубль. При коммунизме порядок был.

Возвращаться в Афганистан семья Гулама не планирует. Но когда мы начинаем говорить про его родину и национальную кухню, он начинает улыбаться и с теплом рассказывать про 40−50-килограммовые арбузы, дешевые и ароматные помидоры, сладкий виноград… Гулам признает, что, если бы не война, из дома бы он ни за что не уехал.

Партнер проекта: Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) — это агентство системы ООН, работающее для того, чтобы гарантировать право каждого человека, спасающегося от войны или преследования, на жизнь в безопасности.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-10%
-10%
-30%
-15%
-30%
-10%
-20%
0063374