/ /

«Я ж еще на старой Комаровке работала. Крыши над прилавками были деревянные, косые — по-моему, зеленые», — Светлана Рубанович торгует на рынке уже 20 лет. Она задорно хохочет с покупателями, взвешивая яблоки, которые «само лучше», как на ее вкус. Этот рынок — место, которое за годы существования обросло городскими легендами и купается во всенародной любви. Мы отправились на Комаровку и поговорили со здешними продавцами-старожилами «за жизнь».

В спецпроекте «День города» TUT.BY рассказывает о том, что делает Минск именно таким, какой он есть. Цикл статей, посвященных городу, мы открыли 3 марта, в день первого упоминания о Минске. А во вторую субботу сентября, когда традиционно отмечают День города, представим весь проект. Необычные детали и интересные собеседники помогут нам показать жизнь Минска через столетия в одном дне.

Майя Кастрицкая: «Это наш дом, мы тут работаем с утра до вечера»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Майя Кастрицкая, 62 года. На Комаровке работает 22 года, продает овощи и фрукты

— Конкуренция с гипермаркетами? Есть, конечно. Но иногда я сравниваю: если б там хоть иногда стоял продавец, помогал, подсказывал. А то все битое-перебитое, и люди сами в этом копаются. А я ж тут уже столько лет работаю. Лучше товар предложу, чем человек сам возьмет.

Это наш дом, мы ж тут работаем с утра до вечера. У нас же один выходной — понедельник. Но сейчас многое изменилось. Когда мы начинали, совсем другой рынок был. Сейчас каждый, кто торгует скоропортящимся товаром, может взять холодильную камеру. Прилавки какие сделали! А раньше мы доски укладывали, ящики подставляли. А теперь все культурно, очень удобно.

Я до Комаровки работала на заводе Ленина, военном. Когда в 90-е годы началась перестройка, сократили. Искать работу надо было: сын поступал в институт, дочка на подходе. Она сейчас, кстати, со мной рядом торгует (кивает на соседний прилавок. — Прим. TUT. BY). Пыталась работу найти. Предлагали вахтером в клубе, а я по характеру живая, не по мне. Пошла в райисполком: подсказали, что можно открыть ИП. На Комаровку пошла и работаю с тех пор.

Сразу, знаете, стыдно было. Знакомых увижу и под прилавок прячусь. Было чувство спекулянта какого-то. Потом поняла, что не ворую, ничего плохого не делаю, детей нужно на ноги ставить. Да и вообще эта работа непростая: 12 часов на ногах, нервы. Не каждый справится. Но втянулась, понравилось. Мне интересно: люди приходят много лет, общаешься с ними. Они привыкают: уходишь в отпуск, а они спрашивают, у кого им покупать. Так что теперь я уже понимаю, что это нормальная работа.

Мария Громыко: «Все люди покупают сало, понимаете?»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Мария Громыко, 61 год. Продавец сала, работает на Комаровке 20 лет

— Конечно, мне нравится здесь работать. Это моя жилка, я люблю трудиться. Я даже прихожу в павильон самая первая — в 7 утра, мне дали на это разрешение. Надо вымыть прилавок, подготовиться.

Я сама из деревни, из Столбцовского района, поселок Колосово. Наша семья всегда своих свиней держала, их и продавали. Сначала своего транспорта не было, нанимала машину, чтобы возить сало на Комаровку.

Сейчас новый закон: людям нельзя в домашних условиях сало смолить, солить. Возят на бойню и там обрабатывают. А мы уже чеснок добавляем, тмин, маринуем, досаливаем. Чтобы сало было хорошее, просаливать надо около месяца, но вообще от толщины зависит.

Вообще я в жизни кем только ни работала. У меня образование среднее: была официанткой, швеей-мотористкой, киномехаником. Я работаю там, где можно деньги заработать.

Все люди покупают сало, понимаете? Это натуральная еда. Колбасу так не покупают. А вообще «самае смачнае сала» — на Комаровке!

Тамара Матусевич: «Людей много, и каждому — свой сыр»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Тамара Матусевич, 54 года, с дочками Алесей и Юлией. Семья продает сыр, работают на Комаровке 10 лет

— Вообще мы с сыром работаем уже лет 17. На Комаровку пришли с другого рынка, был такой «Дмитриев кирмаш» в Уручье, частный. Сюда давно хотелось — место с историей, легендарное. Раньше, конечно, сюда было не попасть, а когда началось переоформление в ЧУП, то не каждый соглашался, вот и остались свободные места. Так мы сюда и попали. Здесь, конечно, совсем по-другому идет торговля. Покупатели приезжают из разных городов.

Я сама окончила среднюю школу, а потом бухгалтерские годичные курсы. Много лет отработала в торговле. А дети с малых лет нам помогали, у обеих уже экономическое образование, они тут самые главные помощники.

Почему сыр? Душа лежит к сыру. И людям нравится, и мы любим этот продукт — хороший, полезный. Покупаем его и у поставщиков, и напрямую заказываем с заводов Италии, Литвы. Уклон на импорт, но белорусские сыры тоже продаем.

Лучшие сыры — итальянские, зрелые: грана падано, пармиджано реджано, из хорошего молочка. Экзотические — швейцарский — тоже продаем. Проволоне — очень интересный сыр, полезный, много кальция. Самый ходовой у нас сыр с плесенью. Вообще всем стараемся угодить: людей много, и каждому нравится свой сыр.

Наталья Бродская: «Когда начинали, рыбу продавали с машин»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Наталья Бродская, 52 года. Работает на Комаровке 24 года, продавец рыбы

— Помню, когда мы начинали, работали с машин, там вместо паркинга тоже рынок был. Это был Советский Союз, другие времена — главный рынок республики. До этого работала на заводе в сфере общественного питания, но там распался коллектив, попала под сокращение, и я пришла на Комаровку.

Все эти годы работаю в одной и той же фирме, с одними и теми же директорами. Звали отсюда и в магазин, и в гипермаркеты — ближе было бы к дому, но мне нравится здесь все. Это ж жизнь. Да и много покупателей, которые ходят сюда и по 20 лет. Много тех, кто работает тоже давно, а много и тех, кого уже нет с нами…

Ассортимент расширился сильно, всего намного больше, чем было раньше. И морские гребешки, и креветки разные, и крабы. Мы, конечно, больше с Россией работаем, там все-таки морские порты, Сахалин, Камчатка.

Да, люди к экзотической рыбе привыкли. Меня это даже удивляет. Людей не смущает даже цена. На морепродукты, на морские крабы — немаленькая, но люди приходят и покупают.

Но, знаете, про рыбу много надо рассказать, а я в свое время закончила торговый колледж. Это важно. Я технолог по приготовлению пищи. Не просто стою, а могу рассказать много покупателю.

Светлана Рубанович: «Яблоки люблю, и у меня покупатели на них идут очень хорошие»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Светлана Рубанович, 57 лет. Продает яблоки, работает на Комаровке больше 20 лет

— Ой, я больше 20 лет здесь работаю! До этого работала на фабрике «Алеся», потом перестройка, посокращали, пришлось сюда идти. Я ж еще на старой Комаровке работала. Крыши над прилавками были деревянные, косые, по-моему, зеленые. «Дома мебели» не было.

Истории за 20 лет какие были? Огоой! (Хохочет. — Прим. TUT.BY.) Всяких было, каких хочешь! Много знакомых покупателей. Есть такие, которые с родителями сюда приходили, а теперь со своими детками ходят к нам. И детки нам говорят: «Привет, девчонки!» (Хохочет. — Прим. TUT.BY.) Как родители на нас говорят, так и они. А на одном месте я стою 16 лет!

Я работала и на овощах. А сейчас — яблоки! Само лучше яблоки. Я их люблю, и у меня покупатели на яблоки идут очень хорошие, поэтому мне их нравится продавать. До марта у нас были белорусские яблоки — фермеры возили, а сейчас из Польши.

Сложно ли? Да всякое бывает: и давление прыгнет. Ну ничего, бывает!

Татьяна Панасик: «Сыроедов много, которые мясо исключили, — берут орешки»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Татьяна Панасик. Продавец сухофруктов, на Комаровке — 18 лет

— Воздух свежий, атмосфера хорошая — что еще надо? (Смеется. — Прим. TUT.BY.)

Попала сюда — была молодая, надо было на работу пойти. Устроилась. Сначала продавала фрукты, овощи, потом открыла ИП, через пять лет. Мне нравится, я в своей сфере.

Стою на сухофруктах. Мне они нравятся, это такой продукт, который нужно любить, чтобы потом предложить кому-то. Покупатели сухофрукты любят, особенно сейчас. Здоровое питание, рацион люди пересматривают. Сыроедов много, которые мясо исключили, — берут орешки.

Дмитрий Клютченя: «Зимой и по 100 кило картошки по Минску доставляем»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Дмитрий Клютченя, 40 лет. Торгует картошкой, которую выращивает отец

— Сколько работаю на Комаровке? Много лет, да… Ай, вы бы другие вопросы какие задавали.

Отец выращивает, в Любанском районе. В этом году засадили три гектара. Раньше отец, бывало, и по четыре засеивал. Брали технику, нанимали людей выбирать.

Продажи раньше получше были, сейчас послабее. Появилось много мини-рынков, «Еврооптов», а раньше все ехали на Комаровку.

Понимаете, китайцы привыкли рис есть, а белорусы — картошку. Зимой и по три мешка заказывают, и по два. Осенью люди набирают помногу. И 100 килограммов по Минску доставляем. У кого есть погреба — в погреба.

Какая бывает картошка? Понимаете, есть ранняя, есть средняя, среднепоздняя. На любителя — красная картошка, разваристая, менее разваристая. Есть картошка белая внутри, а есть желтая — тоже на любителя, но в основном желтую покупают. В этом году, скажу, что свежая картошка у нас только к концу июля будет, потому что было очень холодно, поздно сажали.

Интересно ли работать? Ну, в этом году более-менее цена на картошку поднялась, интересней выращивать, не за 20 копеек. Осенью были оптовые цены 20 копеек! А сейчас по 70−80.

Я вообще со школы с отцом сюда ездил. У него еще старая машина была, «Запорожец» (хохочет. — Прим. TUT.BY). Потом прицеп. Потом не за что было машину купить, зарабатывали. Сейчас вожу на чем? Ну, на машине. Да, чинить приходится часто (кивает cо смехом. — Прим. TUT.BY). Как в песне: «машина имеет меня».

Антонина Слыхалова: «Это с детства, моя бабушка Татьяна еще травами занималась»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Антонина Слыхалова, 74 года. На Комаровке — 20 лет, травница

— Что продаем? А вот: чабрец, душица, мята, мелисса… Выращиваем травы. У меня садоводческий участок под Слуцком, недалеко от моей родины.

Раньше можно было собирать травы, в этом году уже будет нельзя. Нужно будет оплачивать определенный взнос за каждую траву. В прошлом году еще разрешалось собирать пряно-ароматические травы. В этом сезоне можно будет продавать только то, что выращиваем на земельном участке. Что будет включено в справку, то можно будет только продавать. Но то, что на участке, этого будет недостаточно, чтобы оплатить место на Комаровке, оплачивать налоги. Видимо, в следующем сезоне заниматься этим не будем.

Начинала работать я когда-то швеей-мотористкой, потом 20 лет работала начальником «Союзпечати», отдела кадров. А травы — увлечение.

Травы — это с детства у меня, моя бабушка Татьяна еще занималась травами. В старину вообще не пили именно чай, а собирали чабор, мяту, мелиссу, листья обыкновенной вишни и заваривали.

Нина Клиппа: «Работать интересно. И даже послы знакомые есть»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Нина Клиппа, 75 лет. Работает на Комаровке 24 года, продает колбасы, мясо

— Я сорок первого года рождения, дитя войны. Сама — учитель, окончила Белорусский государственный университет в 1964 году. Русский язык и литература. Так что мы с вами почти коллеги. Я была достойным учителем в школе: проработала там 27 лет и в 50 по выслуге вышла на пенсию. В 52 года пришла сюда.

Вы напишите, что рынок за это время очень изменился! Когда я пришла, в лучшем случае были столики и лавочки. А теперь все взято в плиточку. Фонтан на площади, лавочки, где можно в теплый день посидеть. Чистота поражает!

А какое у нас тут проводится патриотическое воспитание и правовое! Напишите. Если б кто-то из вас, журналистов, пришел на День Победы, услышали бы песни военных лет!

Работать мне тут интересно. И даже послы знакомые есть. Суриков, дипломат России (посол РФ в Минске Александр Суриков. —  Прим. TUT.BY.), у нас покупает продукцию! Сейчас — у соседки, а раньше у меня покупал.

Татьяна Ханкевич: «Я в детстве с мамой здесь „парэчкі“ продавала»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Татьяна Ханкевич, 52 года. Работает на бакалее, на Комаровке — 16 лет

— Продаем кофе, чай, одноразовую посуду. Как-то я тут привыкла, свое место знаю. Товары могу предложить, наработанные люди есть, которые постоянно приходят.

До этого работала директором магазина в Логойске. Осталась одна, пришлось уйти. Чтобы заработать больше денег, вырастить детей. Здесь многие логойские работали — позвали. Тут чисто, аккуратно, в наших павильонах теперь тепло.

Когда была ребенком, приезжала на Комаровку. Мама возле Хатыни живет, и мы здесь в детстве моем «парэчкі» продавали. Наверное, мне и суждено было сюда попасть.

Читайте также:

Дом — Минск — дом. Истории людей, которые на работу и обратно добираются по пять часов в день

Стойка «Центрального» и личные истории его постояльцев. Зарисовки из жизни легендарного магазина

-30%
-20%
-50%
-26%
-20%
-10%
-30%
-18%
-20%
0066546