1. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  2. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  3. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  4. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  5. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  6. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  7. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходило в Беларуси 14 апреля
  8. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  9. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  10. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  11. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  12. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта
  13. «Реал» выбил «Ливерпуль» из Лиги чемпионов, «Манчестер Сити» разобрался с «Боруссией»
  14. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  15. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  16. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  17. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  18. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  19. Умер автор белорусского букваря Анатолий Клышко
  20. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  21. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  22. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  23. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  24. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  25. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  26. Спектакль по книге Алексиевич исчез из репертуара РТБД. Что известно?
  27. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  28. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  29. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  30. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи


/

Еще год назад Женя Постников и Наташа Дащинская понятия не имели, как играть на дарбуке и укулеле. Зато оба мечтали о кругосветке. Собрали 1500 долларов — и в путь. А чтобы не пропасть без денег, на всякий случай купили два маленьких и легких инструмента. Теперь они смело путешествуют по миру и зарабатывают как уличные музыканты.

Фото из личного архива Жени и Наташи.
Фото из личного архива Жени и Наташи

Ребята путешествуют уже девять месяцев. Сейчас они в Индии, а точнее в городе Бангалор. Это их 19-я страна. На термометре там +35. А у нас тут, говорю, в мае снег: они завидуют.

— А у нас уже, считай, год лето, — рассказывает о погоде Наташа. — Из Минска мы выехали в августе, объехали Европу, а в конце осени рванули в Африку. Тут за окном всегда солнце и жара, хорошо хоть в Танзании попали на сезон дождей.

— Что же тут хорошего?

— Мы так соскучились по осени, зиме и весне, — продолжает девушка. — Пару дней назад были в Мумбаи, там вообще +42. Дальше следуем в Непал. Там горы, поэтому надеемся на прохладу.

Непал — это в планах долгосрочных, в краткосрочных — репетиция. Пообщаемся, и пойдут заниматься. В кругосветке тоже приходится зарабатывать — на визы и еду. Ребятам в этом помогает музыка. Хотя ни Женя, ни Наташа не музыканты.

— Я работал промышленным альпинистом, занимался роуп-джампингом и много путешествовал автостопом, — говорит Женя. Он из Минска, и ему 25.

— Я училась в БНТУ, — это Наташа, ей 22, она из Борисова. — На последнем курсе, когда нужно было писать диплом, а потом ехать на отработку, решила: это подождет, а я пока займусь тем, чем хочу заниматься. А потом Женя предложил: «Давай посмотрим мир». Я еще подумала: «О! Мой человек!» Затем, правда, пришлось полгода собираться с силами, чтобы маме об этом сказать. У нее просто пунктик — обязательно получить высшее образование. Я долго ее готовила, объясняла, пока мы молодые, у нас нет детей, нужно ехать. В общем, она смирилась, зато я в день отъезда ревела, не передать.

Фото из личного архива Жени и Наташи.
Фото из личного архива Жени и Наташи

— Почему?

— Страшно.

Сейчас страха уже нет, как, впрочем, и четкого маршрута путешествия. Главное, уточняют, побывать на всех континентах. Задача — посмотреть достопримечательности и почувствовать, как люди живут. На все про все, предполагают, понадобится года два. Европу, например, уже «закрыли», посетили тут 13 стран.

— Как же там все дорого, — слово снова за Наташей. — Деньги не расходились, а разлетались. При том, что жили мы по каучсерфингу, передвигались в основном автостопом, питались с помощью фудшеринга. Это когда люди, у которых остается хорошая еда, оставляют ее в заранее определенных местах. А те, кто готов забрать, бесплатно ее там забирают. А еще перед закрытием продуктовых магазинов там в специально отведенный контейнер выбрасывают немного помятые или подгнившие продукты. Их тоже можно бесплатно брать и есть. Это называется дампстердайвинг. Мы тоже так делали. В этом нет вообще ничего мерзкого. Просто такая взаимовыручка.

«Стараемся разучивать попсовое и всемирно известное. Это скорее зацепит, чем что-то на белорусском»

Про Европу ребята рассказывают мало: «Многие наши там бывают, вот Африка — гораздо экзотичнее». Первая их страна на черном континенте — Египет. Сюда они прилетели самолетом из Швейцарии. Далее автостопом в Судан. Причем, здесь они оказались почти без денег. Да и те, что были на счету, снять не смогли: их карты тут не работали.

— Достали тогда из рюкзаков дарбуку и укулеле и пошли на улицу играть, — смеется Наташа. — Ну, а как иначе заработать?

— Взять с собой инструменты придумали случайно, — рассказывает Женя. — За неделю до путешествия шли вечером по Минску, я предложил купить маленькую гитару и небольшие ударные. А что? Места много они не займут, научиться играть на них, предположил, несложно, а будет тяжело — они нас прокормят. И вот не ошибся же.

— Стой! Я же знала три песни на гитаре, — перебивает парня Наташа. — Года три, правда, перед путешествием эту самую гитару в руках не держала. Но ничего, когда пришлось, все вспомнилось, я даже перестроилась под укулеле. В общем, мы пару дней порепетировали — и пошли на улицу. Сначала очень волновались, а теперь уже все равно: садишься в толпе и играешь.

Фото из личного архива Жени и Наташи.
Фото из личного архива Жени и Наташи

— Как люди реагируют?

— Никак, тут почти нет уличных музыкантов, поэтому для них это непривычно и непонятно, — объясняет Женя. — Многие проходят мимо, а потом раз — и кто-то остановится, послушает, бросит монетку, другой повторит. В удачный день за два часа можно до 15 долларов заработать.

Сейчас в репертуаре ребят 12−13 песен. Поют так: три-четыре на английском языке, одна на русском. На русском, признается Наташа, получается лучше, но больше за них денег в шляпе не появляется.

— Стараемся разучивать что-нибудь попсовое, всемирно известное, такое, что и в Африке знают, — поясняет путешественник. — Это скорее зацепит, чем что-то на белорусском. Почему? Не знаю, просто поделился наблюдением.

Фото из личного архива Жени и Наташи.
Фото из личного архива Жени и Наташи

С полицией, говорят ребята, из-за уличных концертов проблем у них ни разу не возникало. Однажды им даже разрешили неделю играть возле офисного здания. Потом, правда, попросили уйти. Впрочем, ребята — люди мирные, им сказали, они ушли.

С местными они тоже быстро сходятся. Даже если объясняться приходится на языке жестов. Вот пример. Было это в Индии, по дороге из Мумбаи в Бангалор.

— Дождик, ставим палатку, а тут откуда ни возьмись двое местных. Показывают жестами, мол, идемте с нами, промокнете, — возвращается в тот день Женя. — «Все окей, — отвечаем, — палатка надежная». И тут они: «Еда, еда», — и вдруг исчезли. Смотрим, один несет кукурузу и сено. Начинает что-то готовить, пока жарил, второй манго насбивал. В общем, накормили нас, еще и в гости позвали, а там уже все родственники и соседи собрались. Мы им вместо спасибо музыку поиграли, а они нас в 6 утра на завтрак позвали.

— А почему так рано?

— Привычка, — улыбается Женя. — А в Эфиопии, например, рано вставали из-за детей.

— В смысле?

— Местные ребята, когда видят иностранца, окружают сразу человек по 30 и давай кричать: «You, you, you, you», и так на протяжении километров 5−6 пути, — продолжает парень. — Чтобы лишний раз не нарваться на малышей, стараемся просыпаться и отходить от населенных пунктов пораньше.

Фото из личного архива Жени и Наташи.
Фото из личного архива Жени и Наташи

«Женя сразу отмахнулся, думал, он ему предложит что-нибудь купить, а тот спросил, что случилось»

Есть, конечно, и не столь веселые моменты. В Судане, например, Наташе долго не давали визу в Эфиопию. Жене — у него русский паспорт — оформили без проблем. А еще как иностранцам цены им называют раза в два-четыре выше привычных.

— Пришли в Эфиопии на автостанцию и знаем же, что проезд до нужной нам остановки стоит 10 быров с человека, — рассказывает Наташа. — А водители, как сговорились: «50 за одного, иначе пешком». Самое обидное, что у нас всего-то 20 быров. Стоим, как быть, не знаем. И тут подходит служащий по станции, Женя еще сразу отмахнулся, думал, он ему предложит что-нибудь купить, а тот спросил, что случилось. Мы рассказали, он пообщался с водителями, и нас завезли по нормальной цене.

Часто везет ребятам и с жильем. Живут они, напомним, в основном по каучсерфингу. Хотя… Однажды, когда в Норвегии гуляли вдоль фьордов, набрели на полуразрушенный деревянный дом. Зашли — там все в пыли, из мебели только старый диван, переглянулись — подходит.

Фото из личного архива Жени и Наташи.
Фото из личного архива Жени и Наташи

— А не хотелось все бросить и вернуться домой?

— Иногда, — говорит Наташа. — Но нам повезло, что мы вдвоем, когда один сдается, второй подбадривает: давай, выше нос. Случается, конечно, не можем договориться, ехать дальше или оставаться.

В Кении, например, нужно было найти корабль, который отвез бы нас в Азию. Мы ходили по компаниям, которые занимаются грузоперевозками, нас кормили завтраками. Тут Женя не выдержал: «Надоела мне эта Африка, нужно улетать». А я была против: «Доберемся до острова Занзибар, там много яхт, там нам помогут».

— В итоге мы спорили, спорили, и вдруг Наташа подвернула ногу, — продолжает Женя. — В итоге задержаться в Кении пришлось на месяц.

— Скажешь, не повезло? — обращается ко мне девушка. — С одной стороны, да.

— Но с другой — мы месяц жили в палатке на берегу океана, — аргументирует парень. — Отдохнули, разобрались в приоритетах, в музыке подтянулись. И это нам потом очень помогло. Поэтому все в этой жизни идет как нужно, даже если сразу нам так не кажется.

Фото из личного архива Жени и Наташи.
Фото из личного архива Жени и Наташи
-53%
-30%
-40%
-10%
-15%
-10%
-5%
-10%
-20%
0068422