1. Суперлиги пока не будет. Большинство клубов отказалось от участия
  2. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  3. Макей: Мы хотели бы иметь ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Беларуси
  4. В Минске заметили эксклюзивный внедорожник с клиренсом полметра и ценой почти полмиллиона евро
  5. «В пандемию люди соскучились по общению». В Минске открылся клуб с настолками и баром, сходили туда
  6. Водитель автобуса передал пассажирам по громкой связи «привет от политзаключенных». Итог: 15 суток
  7. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  8. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  9. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  10. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  11. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  12. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  13. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  14. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  15. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  16. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  17. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  18. Зеленский предложил Путину встретиться на Донбассе
  19. Вот что Apple показала на своей первой презентации года
  20. Ограничения по валюте, будет ли эффект от санкций и «сутки» за привет — все за вчера
  21. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  22. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  23. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  24. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  25. «Однушки» — от 170 долларов. Что сейчас происходит на рынке аренды квартир в Минске и что дальше
  26. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  27. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  28. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  29. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  30. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело


/ /

В 2014 году Марине Ананич сделали операцию по пересадке почек и печени, а через два года они с мужем стали родителями Егорки. Это первый и пока единственный случай в Беларуси, когда после пересадки сразу двух органов женщина смогла родить здорового малыша.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Мама, папа и сынок сейчас живут в высотке в минских Шабанах. Василия, а он работает дальнобойщиком, прямо перед нашим приездом срочно вызвали в рейс.

— У нас так часто — папа в международных командировках, а мы с Егором ждем и растем, — встречает нас Марина. Малыш что-то щебечет на своем языке. И мама, которой сейчас 32, вспоминает себя ребенком.

— С детства я сильно болела: врожденный поликистоз почек и печени. Говорят, это наследственное заболевание, но ни у родителей, ни у бабушек такого не было, только у меня и младшей сестры. Тани из-за этого не стало. В 7−8 лет в Германии мне сделали биопсию печени, сказали: все плохо. Шансов, что буду жить, минимум. А потом я подросла — и вдруг мне стало лучше. Даже инвалидность не оформляли, махнули на все рукой. Чувствовала я себя хорошо, хотя анализы показывали, что не очень. Периодически лежала в больницах, затем поступила в медколледж. В общем, не обращала внимания на свое здоровье, не думала, что со мной может что-то случиться.

По маме сложно догадаться, что она сильно болела. Она много улыбается, где-то шутит и вообще рада жизни. Только лицо сына просит не снимать: малыш еще, плохая примета. Соглашаемся и возвращаемся к ее истории. А точнее к тому моменту, когда Марине было 28. Она уже семь лет работала в детской областной клинической больнице в Боровлянах, здоровье не подводило, а потом как накрыло: слабость, тошнота. Стала сильно худеть и чесаться — «в организме накапливались плохие вещества».

— Я простыла, пошла в поликлинику, врачи увидели анализы — и срочно меня в нефрологию, — продолжает мама. — Оказалось, почки почти не работают, немедленно отправили на диализ. А он перитонеальный, и четыре раза в день нужно через трубочку менять жидкость в животе. Для меня, молодой девушки, это было шоком. Я, пока лежала, насмотрелась на бабушек с этими трубками. Когда мне говорили: у вас может быть такое же, я этому не верила. Не принимала, что буду ходить, как бочка.

«Все воспринимала с недоверием. Ну, а как? Тебе заменят два органа, и ты останешься жить?»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сейчас о тех событиях Марина вспоминает с легкой иронией. А тогда было страшно. С работы ушла, оформила инвалидность. С будущим мужем у них уже были планы. Их нужно было менять, только сначала сообщить об этом Василию. Первый день боялась, во второй по телефону рассказала.

— Почему по телефону? Мне сложно объяснить, мы ведь уже два года встречались. Почему-то было страшно. Переживала, как он отреагирует.

— А он не знал, что у вас проблемы с почками?

— Знал, но тут нужно было сообщить, что почки отказали.

— И что он?

— Приехал в больницу, сказал: нужно лечиться. А недели через две позвал замуж. Он у меня такой — оптимист. Помню, расстраивалась, что осталась без работы, Вася успокоил: «Я буду тебе зарплату выплачивать». До сих пор слово держит.

Марина много плакала, врачи же обнадеживали: существуют операции по пересадке почки. А это значит — вторая жизнь. Пациентку оформили в лист ожидания на донорскую почку. И тут — на печени у нее медики заметили какие-то пятна. Биопсия показала: доброкачественная опухоль. Тогда решили: с почкой нужно обязательно пересаживать и печень.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я восприняла все это с недоверием. Ну, а как? Тебе заменят два органа, и ты останешься жить? Вася убеждал: все получится. А меня как-то так подкосило… Дома процедуры заливания-выливания — все в ванной, не хотела, чтобы он видел. Он подыгрывал, и мы делали вид, что и нет этой трубки. Конечно, я плакала, но старалась не показывать ему своих слез. Не хотелось казаться слабой.

— Но женщин любят за то, что они слабые.

— Возможно, но у нас было так: он берег меня, а я его.

«Родители рассказывали: ждем-ждем, других пациентов выкатывают, а тебя все нет»

Свадьбу запланировали на сентябрь 2015-го. 31 марта у Марины зазвонил телефон.

— Вася был на работе, а я занималась чем-то по дому и не слышала, как мобильный вибрирует, — она снова возвращается к тем событиям. — А потом смотрю — куча пропущенных от мамы. Перезваниваю, а она: «Врачи не могут до тебя дозвониться. Собирайся в больницу, донора нашли!». Сразу подумала: какая неудачная шутка. А потом дошло — и тут же: «Что делать?», «Так быстро?», «Что с собой брать?». Запрыгнула в такси, набрала Васю. «Ох, е-мое» — вот правда, это были первые его слова.

Операцию назначили на шесть утра. Длилась она около восьми часов.

— Родители потом рассказывали: ждем-ждем, других пациентов выкатывают, а тебя все нет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На третий день после операции медсестра, которая чистила дренажи, увидела в Маринином кровь. Началось внутреннее кровотечение.

— В этот момент мне стало по-настоящему страшно. Знаете, чего больше всего боялась? У меня не было с собой телефона, не могла никому позвонить. Думала, умру и ни с кем не попрощаюсь. Снова повезли в операционную, а у меня одна мечта: только бы проснуться.

В больнице Марина пролежала меньше месяца. Анализы — хорошие, только ходила крючком: швы не пускали, такие большие были.

— Родные все ругались: «Почему ты сгорбилась, как старушка?».

— А Вася что?

— Был рядом, и если что-то страшное, наоборот, переводил в шутку. Первое время, когда меня выписали, мама с нами жила, помогала. А потом все на него легло: постирать, убрать, приготовить. Но я ни разу не видела его грустным.

Сама же Марина плакала: боялась, что поправится или похудеет и уже купленное свадебное платье не подойдет. Хотелось праздника.

«Муж сказал не бояться, в случае чего пообещал постелить батут»

Пока общаемся, Егор внимательно наблюдает — и вдруг в слезы, тоже хочет побольше внимания. Мама рассказывает: ведет он себя так редко. Даже по ночам не мешает родителям спать, может, чувствует, как непросто им было на него решиться. Тогда, после свадьбы, пара даже не говорила о детях.

— Вычитала, что с пересаженной почкой можно беременеть через два года после трансплантации, — говорит Марина. — Но понимала: у меня два чужих органа, так что и через три года, наверное, ничего не получится, хотя мы с Васей очень хотели ребенка. Завидовала женщинам, которые гуляют по улице с детками за руку, в коляске — и еще беременные.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Так хотели малыша?

— Ну, а как семья без детей? И вот однажды во время консультации врач говорит: «Пройдет годик после операции, и можно подумать и о беременности, а еще через год рожать». Мы были счастливы, может, поэтому Егорка и появился у нас всего через год.

Вася, кстати, только после УЗИ поверил, что станем родителями. Хотя тогда мы не знали, поддержат ли нас врачи: все-таки я принимала препараты, вдруг они бы повлияли на ребенка?

В поликлинике, к которой Марина изначально относилась, так и сказали: нужно прерывать беременность.

— Врачи предупреждали: «Вы понимаете, на что идете?! Вы прыгаете с 9-го этажа с нераскрытым парашютом», — цитирует она, сохраняя устрашающую интонацию.

— А Вася что?

— Сказал не бояться, в случае чего пообещал постелить батут, — смеется. — Мы подумали: что будет, то будет. Раз Бог дал возможность, значит, все должно получиться. Потом меня направили в «Мать и дитя», анализы все время были хорошие. И 16 ноября 2016-го родился здоровенький Егор.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Когда увидела его, это был такой счастливый момент. Звоню мужу, он как раз был в рейсе в Казахстане, — не снимает. Написала СМС и даже пригрозила: не успеешь до выписки вернуться, назову, как я хочу, а не Егором. Успел.

— Нет, я вообще долго была пессимистом. А потом, когда это все на нас свалилось, перестала плакать. Нужно бороться, а не сдаваться, и желательно с улыбкой. Думаете, мы хоть раз пожалели, что все это с нами случилось? Да мы везунчики, и сын у нас красавчик.

-15%
-15%
-10%
-50%
-17%
-10%
-10%
0070970