Анна Перова /

В свои неполные 89 лет Петр Холявкин уже очень плохо ходит. Его жене — Любови — «всего» 86. Прежде чем найти друг друга, им пришлось пройти Великую отечественную войну и непростые годы после. Чем сейчас живет семья ветеранов-учителей — в нашем репортаже.

История любви, длинной в 62 года

— Я сейчас доделаю — и пойдем к Петру Устиновичу разговаривать, — говорит 86-летняя Любовь Максимовна, вырывая сорняки у придомовой территории.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

Ветераны живут в Петришках — большом поселке на 3000 человек недалеко от Заславля.

Любовь Максимовна усаживает нас за небольшой столик, застланный клеенкой. В одной вазе — скромная веточка искусственных цветов, в другой — роскошный букет белых роз, который ветеранам прислали к празднику. Предлагаем пойти к Петру Устиновичу в комнату, но жена против — «не убрано». Ждем минут пять — и в комнату он входит самостоятельно.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

В юном возрасте Любови Максимовне пришлось непросто. Мать осталась вдовой, отец погиб на войне. После педучилища надо было помогать тянуть двух младших сестер, поэтому девушка попросила распределение в родное село. Но все учительские места были заняты. Пришлось стать пионервожатой.

— И вы знаете, успешно! У меня есть награда за то, как я там работала. А потом, когда место освободилось, я уже стала учителем-языковедом. В мою школу прислали и Петра Устиновича. Он преподавал обществоведение и историю. Ну… Где-то еще год он за мной ухаживал только, — кокетничает бабушка. — А потом мы поженились. Познакомились в 55-м, в 56-м у нас уже сын родился.

Сейчас у ветеранов трое детей и пять внуков. Правнуков, правда, нет. Любовь Максимовна сетует, что нынче молодежь не торопится рано обзаводиться потомством.

— Сыну уже 62, но еще работает, — добавляет Любовь Максимовна. — Правда, сам болен: астма у него развилась… А раньше БАМ строил. Три года целых.

Трудиться, трудиться и еще раз трудиться

— Мой трудовой путь начался рано, очень рано, — медленно начинает рассказ о себе ветеран. — Пришлось пережить большие трудности. Положение ухудшила война, естественно. Такие убытки были, столько людей погибло… Поэтому пришлось бороться: кусок хлеба доставался большим трудом. Трудно описать, что пережило наше поколение…

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

О войне Петр Устинович действительно вспоминать не хочет. Нападение нацистской армии застало его еще подростком. Тогда его семья жила в Чаусском районе. В 43-м мальчика попросили сходить в разведку, но оказалось, впереди стояли немцы с собаками. Петр Устинович кинулся назад, но и там «наших» окружили — расстреливали. Казалось, выхода нет. Пришлось спрятаться в болоте и, как в фильмах, дышать через травинку.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

Холявкины не очень хотят говорить о войне, поэтому переводим беседу в более мирное русло.

— Пенсия сейчас где-то 400 рублей. Нам хватает. Когда нас благодарят за победу, очень приятно. Как сладость на душу! Все нам помогают — например, одно предприятие нам постоянно присылает овощи, еще и крышу недавно починили. Сегодня вот дорожки асфальтируют, — замечает Любовь Максимовна.

— У ветеранов совсем разваливались дорожки у дома и они обратились в компанию ОАО «Макрадор», которая выпускает асфальтобетонные смеси. Мы вместе откликнулись на просьбу пенсионеров — сегодня благоустраиваем территорию, — рассказывает Игорь Язвинский, главный инженер ГП «Гордорматериалы», входящее в состав ГПО «Горремавтодор Мингорисполкома».

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

Хозяин дома уверен, что помощь — это неплохо, но рассчитывать нужно и на себя.

— Надо в меру сил трудиться и самому человеку. Ведь труд его и создал, — дополняет жену Петр Устинович. — Я этот дом сам построил. Квартир тогда не давали.

— Он ведь со своим дедушкой с малых лет работал. С девяти! Дед был большой мастер — по дереву вырезал, — добавляет Любовь Максимовна. — Петя же до того, как стать учителем, закончил еще училище. Поэтому все по строительству умел. Мы сюда, в Петришки, переехали после чернобыльской катастрофы… До этого жили в 70 километрах от взрыва, решили, лучше будет возле Минска — да и дети просили… Петя с того времени уже преподавать и не пошел. Столяром был.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

Несмотря на то, что ветеранам сложно даже встать со стула, оба они постоянно повторяют: надо трудиться. Кажется, им-то уже можно и отдохнуть. Но они так не считают.

Болезнь приключилась. Паркинсон

Пока мы разговариваем, Любовь Максимовна листает красивый памятный альбом. Его семье ветеранов подарили два года назад. Туда включена их история — две странички текста и две — для личных фото. Чувствуется контраст с настоящим: на фотографиях из альбома всего двухлетней давности Петр Устинович выглядит гораздо лучше.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

— Большой труженик Петр Устиныч… А сейчас вот: болезнь приключилась — Паркинсон. Каждые два часа даем ему таблетки, — даже не с печалью, а с принятием рассказывает бабушка.

У ветерана, конечно, есть и боевая травма: осколок в ноге. По сравнению с другими проблемами со здоровьем, эта — почти не беспокоит. Но болит. Врачи говорят старикам, что трогать не надо, так как может стать еще хуже.

— Уже ж и сердце… Возраст! У меня самой артроз в коленях. Сейчас делают операции, но кто ж меня за меня, такую старую, возьмется? — справедливо рассуждает бабушка.

Как и многие в преклонном возрасте, ветераны вопреки всему не забывают о своем огороде. Любовь Максимовна и в этом году хотела «лучок пасадзіць». Обычно ей помогают дети, но приезжать получается нечасто: выходных мало, а во время работы особенно не поездишь.

— Пошла недавно покопалась часа полтора. Потом устала, по дороге в дом повалилась и упала, ударилась сильно. И так ноги болят, а вот здесь еще новый ушиб, — показывает бабушка свое правое бедро.

Так что Любови Максимовне остается только вязание. Она показала нам одну свою работу.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

«Есть хлеб — будет и песня»

— А живем мы хорошо, — подхватывает Петр Устинович. — Я вам так скажу: есть те, кто иногда обижается на жизнь. Но, вы знаете, если есть хлеб, будет и песня. Жизнь сложная штука. Очень. Идет как бы волнообразно. Экономика меняется буквально на глазах. Мы начинали строить социализм — правда, не удалось… Не сумели. Такой формации вряд ли добьются люди. И коммунизма, о котором мечтали. Не все разобрались, что это. Трудное учение. Я считаю, что построить общество каким-то управленческим путем, путем насилия невозможно. Человека, как всякое живое существо, только результатами хорошего труда можно сделать. А мы еще не научились испытывать до конца свои силы, возможности и знания.

Любовь Максимовна соглашается с мужем и идет нас провожать. В огороде нас встречают двое котов, с аппетитом уплетающие картошку. Миску с едой бабушка заботливо выносит для них каждый день.

— Весной прибились два кота больных. Потом стала их кормить на улице, так прибежало еще четыре. Шесть котов! Что делать? Мне уже тяжело готовить им: картошечку варю им, кашки, заправляю маслом подсолнечным… Сын говорит: «Я завезу в приют их сдам, себе только одного оставим». А они не даются в руки! Думаете, усыпят их в приюте? Ну, а что делать… Никто ж их не возьмет: в деревне и так у всех свой кот есть.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

Бабушка была бы и рада, если бы кто-то забрал хотя бы одного кота. Но, кажется, она все равно будет их кормить, несмотря на слабое здоровье. Хозяйство Холявкиных не пропадет: старая закалка ветеранов этого не допустит.

Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY
Фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

Материал подготовлен при поддержке компании Гордорматериалы.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-20%
-20%
-25%
-40%
-20%
-26%
-50%
-15%