Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


С 1−3 июля 2017 в Новогрудском районе Гродненской области пройдет фестиваль усыновителей. Накануне Светлана Леонова, одна из участниц фестиваля, откровенно рассказала про опыт усыновления ее семьи.

Фото: семейный архив
Светлана и Николай Леоновы и их сын Александр

У меня с подросткового возраста был вопрос к родителям, которые намеренно делали своих детей сиротами, и к другим взрослым родственникам, которые считали нормальным воспитание ребенка в детском доме. Это же продолжает не давать покоя и сейчас, я уже многое видела в жизни, но как можно оставить собственного малыша одного — осмыслить не могу. А за детей-сирот мне отчаянно обидно. И, кроме воспитания своего мальчика, я бы хотела стать кому-то взрослым другом, чтобы ребенок знал: у него есть персональный взрослый, который научит, посоветует, с которым можно смеяться, плакать и быть собой. Это очень важно, и так обязательно будет.

В отдел опеки мы пришли подкованными чисто теоретически, и это больше касалось того, что мы по всем критериям годимся в родители-усыновители. Уже в Школе приемных родителей (ШПР) поняли: усыновление — лучшее, что можем предпринять в этот момент, а потом — если наш опыт родителей-усыновителей будет успешным — нам никто не помешает стать приемными родителями. Было еще «но»: «приемная семья — открытая дверь», откровенно сообщили нам, вы будете подотчетны, вы будете «на работе». Мы были не готовы к «работе», мы хотели стать мамой и папой.

До момента, когда были готовы документы, мы с мужем ни с кем из родных или друзей не обсуждали свое решение усыновить ребенка. Поставили перед фактом. Была ли поддержка… Я бы сказала, что первая реакция была нервной. Но в моей семье и семье моего мужа давно привыкли, что принятое нами, взрослыми и довольно разумными людьми, совместное решение не обсуждается. Тем более такое важное, меняющее жизнь. Не знаю, могу ли я советовать, но и сегодня бы сделала так же — негативные эмоции и разочарование в близких людях на этапе оформления документов совершенно не нужны. Впереди у вас будет еще много тяжелых моментов, вам нужны силы, незачем тратить их на то, чтобы доказывать состоятельность своего решения.

Первая «встреча» с Сашей состоялась у меня на сайте dadomu.by прямо в день открытия — 14 октября 2013 года. И огромное спасибо всем тем, кто участвовал в этом проекте и продолжает его поддерживать — неоценимая помощь для будущих родителей-усыновителей и такая важная возможность побыть наедине с собой и фотографиями детей. До этого читала множество историй о том, как «щелкнуло», как «заискрило» с первого взгляда. Во все это не верилось, но случилось, как и со многими — мой мальчик смотрел мне прямо в глаза. И муж, и моя мама обращали внимание на совсем других малышей. А я, неделю каждый день глядя на фото, сказала себе: «Если ты дождешься — будешь наш!» А уже через месяц с небольшим мы встретились… Это было очень трудно для нас — прийти в дом малютки… Еще труднее — принять самое важное в жизни, необратимое решение за 15 минут. Но он пришел к нам такой маленький, «боровичок» с заученной улыбкой, в парадной рубашке, застегнутой на все пуговицы, шортиках и спущенных колготках. Отстраненный, закрытый мальчик — и решение могло быть только одно: его надо отсюда забирать… А то, что Саша — наш, мы поняли нескоро, не обманывайтесь, это не сказка. Своим вы для него и он для вас станет постепенно.

Мы не употребляли этот термин — «адаптация». Просто представили себе: вот ты живешь, плохо или хорошо, непонятно, тебя окружают люди, вещи, запахи, ты каждый день просыпаешься и видишь одно и то же. А потом приезжают какие-то чужие взрослые, ты вроде бы помнишь, что они с тобой говорили, что-то дарили тебе, но не очень понимаешь, зачем все это. А они увезли тебя на машине, и все, что у тебя осталось, — твои ботиночки… Представили? Вот и мы тоже. И все вместе начали учиться жить вместе, любить друг друга и познавать все то, что давно знает ребенок двух с половиной лет, живущий в семье. Вот к этому прежде всего должны быть готовы родители — к порой зияющей пропасти между «домашними» детьми и вашим малышом. Вам надо будет объяснить, что не все животные — собаки, что есть тети и дяди (Саша долго не реагировал на мужские голоса вовсе), что, если чего-то хочешь, можно попросить (первые 8 месяцев Саша не просил ничего вообще), что есть магазин, автобусы и навсегда покоривший поезд. Целый мир, которого Саша до сих пор почти не видел. День за днем мы привыкали друг к другу — просили разрешения целовать пяточку и обнять, в полной темноте перед сном маленькая ручка трогала меня за нос, за волосы, изучала лицо… Нам было сложно всем — но мы просто погрузились всей семьей в это новое состояние и за первые три месяца, как и когда ребенок рождается, наладили быт.

Многие помогали — наши мамы, друзья, мы им благодарны за принятие и искреннюю любовь к Сашке. Банально, но иногда надо говорить именно так: без них было бы в тысячи раз тяжелее.

Фото: семейный архив

Наш главный семейный девиз — не унывать. Ребенок — это всегда взгляд вперед. За первые же три дня Саша так раскрасил наш мир, что об унынии и речь не шла. И сожалеть совершенно не о чем — как можно, когда жизнь преподнесла тебе такого чудесного маленького мальчика?

Для начала нам пришлось научить Сашу улыбаться и говорить. И отучить от тех немногочисленных слов и выражений, которые он знал. Было трудно понять, какой он, этот мальчик? Каков его характер? Но самым главным было создать связь между нами. Объяснить ему, что такое любовь, как это — любить друг друга и что это очень важно в жизни. Кропотливая работа, которая продолжается и сейчас. В этой связи — смысл усыновления, и именно она требует полной самоотдачи. Вознаграждается счастливым родительством.

Быть мамой. Жить полной жизнью. Никогда не сдаваться. Это три вещи, которым научил меня мой сын.

Не люблю слова «пропаганда». Усыновителям нужна информация — от родителей, которые уже имеют этот опыт. Честная информация от людей, которые с детьми каждый день в доме малютки или детском доме. Но без негативной окраски, без привычного запугивания и нагнетания «детдомовских» страхов. А избранность усыновителей, как и постоянное повторение слова «подвиг», — это навязанный штамп. Мы с мужем — самые обычные люди, ни о каком героическом и избранном и речи нет. А еще я всегда искренне отвечаю на восклицание «Как же Саше повезло!»: это нам повезло, и непонятно, кто из нас нуждался в другом больше.

Ребенка не смогут принять те, кто с самого начала настроен на плохое — в себе, в малыше, в стране или в мире. Не будет счастья, если каждый день выискивать что-то нехорошее в маленьком человеке и «вариться» в каше из мыслей вроде «гены не задушишь», «это ничем не выбьешь», «конечно, он же никогда не станет родным». Любого человека надо любить, уважать и принимать — с помощью вот этих несложных истин направлять его, помогать и воспитывать, а не переделывать.

Мне кажется, что если бы была четко построенная система помощи, было бы легче всем. Родители-усыновители точно знали бы: они не останутся наедине с проблемами. Ведь, по сути, ты — мама-новичок, только «новорожденному» может быть и год, и пять, и десять лет. Но пока поддержка есть только на этапе оформления документов. А дальше — ты статистика предыдущего периода. Усыновление состоялось — теперь это твои личные проблемы.

Меньше всего с мужем зависим от общественного мнения. Когда мы с Сашей приехали, во время прогулки я познакомила его с соседями — все же они знают мою семью более 20 лет. Возможно, кого-то шокировало наше решение. Кого-то растрогало до слез. Кто-то до сих пор заранее переходит на другую сторону и до минимума сократил контакты с нашей «странной» семьей. Искренне советую просто не обращать на это внимание. Сейчас мы морально готовимся к школе — возможно, какое-то предвзятое отношение и будет, город небольшой, злых языков хватает, но мы постепенно наращиваем защиту. Все будет хорошо.

Родителям-усыновителям нужна помощь психолога. Это как дважды два. Маме, папе, ребенку — всем обязательно. Вы даже не представляете, сколько бед и непонимания можно избежать, если рядом специалист. А еще нужно более внимательное отношение медперсонала — новенькие мама и папа не всегда знают о детских болезнях, о том, как и чем лечить детей, какие провести дополнительные обследования. Мне было очень тяжело — наш участковый доктор был абсолютно равнодушен к моим просьбам присмотреться к нам повнимательнее. Я бы предложила какие-то лекции с практическими занятиями вдобавок к ШПР — как мам и пап учат ухаживать за новорожденными, так и родителям-усыновителям нужны знания, чтобы не впадать в панику там, где не стоит, но хорошо знать, когда быть начеку.

Возможно, группы поддержки нужны не всем — кто-то полностью погружается в родительство, хочет познать все его трудности и радости сполна. Но со временем желание разделить это все равно появится. Поддержка, только не формальная, не на бумаге, а настоящая — делом, советами, утешением — необходима. Подчеркивать надо не то, как появился ребенок в семье, а то, что это не космического масштаба поступок. Это реально — стать мамой и папой. Это прекрасно — быть вместе и растить ребенка. Это — рядом с вами.

Ничего не бойтесь, вооружайтесь любовью и желанием сделать свою семью счастливой — мы, родители-усыновители с опытом, вам поможем.