3 мая депутаты Палаты представителей обсудили с западными экспертами отмену смертной казни. Парламентарии считают, что отказываться от исключительной меры наказания рано, но Беларусь готова начать дискуссию об этом и, возможно, ввести мораторий на исполнение смертных приговоров.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Отмена смертной казни — тема, которая постоянно звучит в переговорах Беларуси с Евросоюзом. Главный аргумент белорусской стороны — референдум 1996 года, когда более 80% избирателей проголосовали за сохранение исключительной меры наказания. Европейские дипломаты отвечают на это, что с общественным мнением нужно работать.

С широкой дискуссии в обществе и предлагают начать зарубежные эксперты, посетившие Беларусь: исполнительный директор организации «Проект по вопросам смертной казни», член экспертной группы по вопросам смертной казни МИД Великобритании Парвез Джаббар и генсекретарь неправительственной организации «Международная комиссия против смертной казни» из Испании Асунта Виво Кавальер.

— Президент Беларуси говорил, что, если общественность согласится, он хоть завтра отменит смертную казнь. При всем уважении, это несколько упрощенный подход. Мы много лет проводим опросы на эту тему по всему миру, и всегда 60−80% людей выступают за сохранение исключительной меры. Но стоит переформулировать вопрос и спросить «Если правительство отменит смертную казнь, будете ли вы против?», в странах, где 80% населения были за смертную казнь, 60% говорят, что поддержали бы правительство, — рассказал Парвез Джаббар.

Он привел в пример Великобританию, которая прошлом году отметила 50-летие отмены исключительной меры наказания. Британское правительство отказалось от нее, хотя опросы показывали, что 80% британцев хотели сохранить смертную казнь.

— Мы поняли, что это вопрос политической воли, но для нас было важно работать с общественным мнением. Тогда британцы впервые узнали об ошибках правосудия, поэтому, когда правительство отказалось от смертной казни, возражений не было, — заявил Джаббар.

Председатель парламентской комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ Андрей Наумович заметил, что политическую волю было бы уместно проявить, если бы не референдум 1996 года, на котором уже высказался народ.

— Но проведение референдума было необязательно, — парировала Наталья Гуйвик, председатель парламентской комиссии по законодательству. — Сейчас нужно смотреть на этот вопрос по-другому. Смертная казнь была временной мерой, это закреплено в Конституции. Первый шаг — введение моратория на проведение смертных приговоров. Общество не готово к отмене смертной казни, но этот шаг можно сделать.

Виктор Чайчиц, член Совета Республики и глава Республиканской коллегии адвокатов, поддержал коллегу.

— Редкий случай, когда адвокат, привыкший со всеми спорить, со всем сказанным согласен. Наша группа (Чайчиц входит в рабочую группу по вопросу отмены смертной казни. — Прим. TUT.BY) уже провела много встреч. Заявляю, что сегодня наш народ уже готов обсуждать вопрос по отмене смертной казни. Готов обсуждать! — подчеркнул он.

Чайчиц объяснил, что видит это и по опыту общения с избирателями, и по опыту участия в уголовных процессах.

— Сегодня по всем делам, где может быть назначена исключительная мера, участвуют адвокаты с одной и другой стороны. Есть случаи, когда потерпевшие (а судили человека, который убил в том числе своих детей) высказывались против смертной казни. Они говорили, что это слишком легкое наказание для него, он должен жить и мучиться.

С тем, что Беларуси надо хотя бы ввести мораторий на смертные приговоры, согласились, разумеется, не все парламентарии. Депутаты рассказывали про своих избирателей, которые за исключительную меру, ссылались на моральные аспекты и сомневались, что это вообще стоящая тема для обсуждения.

— А итоги Нюрнбергского процесса как бы сейчас выглядели? Мы бы их всех должны были содержать? — обратился к иностранным экспертам глава комиссии по государственному строительству и местному самоуправлению парламента Леонид Цуприк.

— Мы понимаем, что вы думаете, что у вас демократии больше, чем у нас. Но мы не видим, чтобы все страны отказались от смертной казни. Кроме того, мне кажется, у нас сегодня много других задач. Да и не так часто у нас применяется смертная казнь, — заметил глава «Белорусского казачества», экс-кандидат в президенты, а ныне депутат Николай Улахович.

— Я не думаю, что смертная казнь соотносится с демократией. В США или Японии она до сих пор применяется, но многие сильные государства ее уже отменили. Возможно, вы правы, что у Беларуси много других проблем, но я думаю, что движение к отмене — это процесс, и можно делать первый шаг, — ответил Парвез Джаббар.

После дискуссии он отметил готовность Беларуси к диалогу о смертной казни. А вот на большее парламентарии пока не готовы. Когда Анна Канопацкая предложила вынести вопрос об отмене смертной казни на голосование в парламент, Андрей Наумович возразил: преждевременно.

— Если мы завтра вынесем вопрос в Овальный зал, я вижу, в том числе по данной дискуссии, что большинство депутатов проголосует против. Я выступаю за мораторий, но мы все должны к этой точке зрения прийти. Если мы вынесем этот вопрос в Овальный зал и не поддержим, его придется отложить еще на 4 года, — сказал Наумович.

0062563