Владимир Лапцевич,

На суде в Могилеве по так называемому делу черных риелторов выяснилось, что участковый милиционер не увидел криминала в вырытой неизвестными могиле на кладбище у деревни Сумароково.

Слушание резонансного дела продолжилось 29 апреля в Могилевском областном суде. На скамье подсудимых четыре человека. Семену Бережному, Игорю и Татьяне Гершанковым предъявлено обвинение в совершении убийств и приготовлении к совершению убийств, похищении человека и приготовлении к похищению, а также мошенничестве, разбое, вымогательстве, хищении или уничтожении документов. Супруги обвиняются также в незаконном обороте наркотиков или психотропов (хранении без цели сбыта). Бориса Колесникова обвиняют в разбое, пособничестве при совершении убийства, пособничестве в похищении человека.

По данным следствия, злоумышленники действовали в 2009—2015 годах. Обманным путем они убеждали собственников квартир продать имущество, а после этого расправлялись с ними. На кладбищах в Могилевской области было найдено шесть захоронений и еще три ямы, приготовленные для будущих жертв. Некоторых, как прозвучало в ходе судебного заседания, закапывали живьем: человек в это время спал под воздействием водки и клофелина. Вместе с тем новые неизвестные захоронения и вырытые ямы долгое время не вызывали подозрений. В июне 2013 года свежая могила у деревни Петуховка не насторожила милицию Чаусского района, несмотря на обращения местных жителей. Впоследствии там был найден труп могилевчанина Ларионова.

В октябре 2014 года свежевырытую яму под могилу на кладбище между деревнями Сумароково и Княжицы обнаружила жительница Сумарокова Екатерина Музыкантова, которая часто посещала похороненных там родителей. Как рассказала женщина на заседании 7 апреля, новая яма была вырыта у могилы, где покоится муж ее соседки. Изменения на кладбище вызвали подозрение у женщин, поскольку в деревнях никто не умер и никто никого хоронить не собирался.

По словам Музыкантовой, заподозрив криминал, она обратилась к участковому и в сельсовет. В сельсовете сказали, что ничего не знают, а участковый заявил, что женщина напрасно подняла панику. Свидетель также рассказала, что несколько раз видела одну и ту же автомашину с неизвестными людьми, которые крутились возле вырытой ямы. «Эта машина не вылезала с нашего кладбища», — сказала Музыкантова, подчеркнув, что также писала заявление в милицию.

После того как яма была закопана вровень с землей и там же появился неподписанный венок, Музыкантова позвонила в 102. «Когда поехали на кладбище вместе с участковым, я предлагала взять венок на экспертизу. Но он сказал, что криминала нет, шутил, что криминальные трупы теперь хоронят в лесу», — рассказала женщина на суде.

29 апреля в суде был допрошен сотрудник Могилевского РОВД Алексей Цыбульский, который в 2014 году был участковым в деревне Сумароково. Он не мог вспомнить, имелись ли письменные обращения по поводу вырытой могилы, так же как и после того, как она была закопана. По его словам, когда поступило сообщение по 102, он обратился в сельский исполком, где ему было заявлено, что яму закопали по указанию председателя. Цыбульский утверждает, что опросил и председателя сельисполкома, и работника, который засыпал яму, и не усмотрел во всей этой ситуации каких-либо нарушений законодательства. С Музыкантовой встречаться и разговаривать по этому поводу он надобности не видел.

Как выяснило следствие, данная яма предназначалась для погребения могилевчанина Виктора Ефременко, которому удалось избежать убийства. Теперь он проходит по делу в качестве потерпевшего. Остаться живым, по словам мужчины, ему помогло то, что он «военный» и «имел чутье». После сделки по продаже квартиры Ефременко на машине покупательницы, оказавшейся его знакомой, отвез деньги в банк.

{banner_819}{banner_825}
-35%
-10%
-58%
-10%
-30%
-15%
-15%
-40%
-10%
-90%