1. Правительство запретило вывоз из Беларуси пшеницы, гречихи, кукурузы и других злаков
  2. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  3. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  4. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  5. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  6. Посольство США в Беларуси прокомментировало задержание Юрия Зенковича
  7. Суды и протесты, созвон Лукашенко и Путина, похороны Борткевича. Что происходило в Беларуси 15 апреля
  8. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  9. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  10. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  11. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  12. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  13. Церковь «Новая Жизнь» просят выплатить 170 тысяч долларов. В ЖРЭО объяснили, откуда такие цифры
  14. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  15. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  16. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  17. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  18. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  19. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  20. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  21. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  22. США ввели новые санкции против России и высылают 10 российских дипломатов
  23. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  24. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  25. Глава Нацбанка прокомментировал слухи о своей отставке
  26. Опубликована свежая статистика Минздрава по COVID-19
  27. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  28. Какой уровень холестерина в крови небезопасен и чем он грозит? Врач отвечает на частый вопрос
  29. Конституционная комиссия предлагает дать право голоса белорусам от 20 до 70 лет
  30. Как не перепутать грипп с простудой и коронавирусом, рассказывает врач


Валентина Козлович,

В наших деревнях почти 14 тысяч ветхих, требующих сноса домов. Целый сельский район. Когда-то в больших и маленьких усадьбах кипела крестьянская жизнь. А сегодня от грустной картинки — старых сельских хат с забитыми окнами — хочется быстрее отвести глаза. В 2012 году издан Указ № 100 «О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности». Есть четкий алгоритм действий. Однако за 5 лет ситуация мало изменилась, пишет «СБ Беларусь сегодня».

Фото: СБ
Деревня Дымск превращается в клубничную плантацию

После проверки в Комитете госконтроля сделали вывод: местные исполкомы не добились существенного сокращения ветхого жилья в деревнях. Сейчас государственные органы ведут работу по корректировке норм указа. Проблемные вопросы, связанные с его практическим применением, планируется обсудить на заседании «круглого стола». В серьезном разговоре будут участвовать представители местной власти, судьи, прокурорские работники. А до 26 апреля Национальный центр правовой информации pravo.by собирает предложения и замечания от граждан, предприятий и организаций по этому вопросу. Их можно направлять на страницу с обратной связью. Кроме того, на Правовом форуме Беларуси для обсуждения корректировки норм Указа № 100 создана специальная тема. Все поступившие предложения и замечания будут рассмотрены на заседании «круглого стола» и переданы разработчикам проекта документа.

Возможно, полезным окажется и опыт Дрогичинского района по работе с ветхими домами, который изучила корреспондент «СБ».

В Дрогичинском районе деревень как ни в каком другом на Брестчине — 133. Две — с населением больше тысячи, а другие, как бы сказали еще несколько лет назад, доживают свой век. Но вот парадокс. В деревне Язвины за год население с 17 человек увеличилось до 28, причем — не за счет рождаемости. И деревне Дымск, оставшейся без единого жителя, не дали исчезнуть. В минувшем году там зарегистрировался человек. Кто такие?

Фото: СБ
Сергей Чопко одним из первых купил домик на земле в деревне Язвины, чтобы выращивать клубнику. Фото: СБ

Председатель Дрогичинского райсовета Светлана Бартош рассказывает, что в деревни едут горожане:

— Район наш аграрный, работы всем не хватает. Вот люди и занимаются землей. К сожалению, городской житель может землю только арендовать на 10 лет, а сельскому оформляем до 1 гектара в пожизненное пользование плюс до 3 гектаров в аренду. За два года раздали под личные подсобные хозяйства 280 земельных участков площадью 215 гектаров. Из-за большого числа желающих вынуждены были даже ввести ограничения по количеству выделяемой земли.

Откуда земля? Вот здесь и кроется самое интересное. Никто не забирает ее у хозяйств. Она — в границах деревни. На тех самых подворьях, брошенных наследниками, заросших и неухоженных. На Дрогичинский район сегодня приходится треть освобожденных от ветхих строений участков, переданных в Брестской области под личные подсобные хозяйства.

Светлана Бартош заняла пост председателя райсовета в 2014 году, в этом же году пришли новые руководители землеустроительной службы района, центра гигиены и эпидемиологии. Сообща решили жестче взяться за дело:

— На каждую деревню в сельсоветах завели отдельную папку. Провели инвентаризацию. Сегодня у нас 3620 домов не заселены. Большинство будут использовать наследники. А вот 182 дома подлежат изъятию в судебном порядке в этом году. Раньше платили за снос МЧС и УКСам большие деньги. От их услуг мы отказались. Со сносом теперь помогают хозяйства, а раскорчевывают участки мелиораторы.

Фото: СБ
Светлана Гречко. Фото: СБ

Посмотреть, как освободившаяся земля вовлекается в хозяйственный оборот, едем в Осовецкий сельсовет. Председатель сельсовета Светлана Гречко достает с полки объемную папку:

— Начинали с деревни Гута. Брали банку краски, мужчину, который нам пробивал сквозь заросли дорогу, и нумеровали дома. Сейчас все участки заняты. А вот на фото видите, что за развалина стояла на въезде в деревню Язвины? Сейчас там — клубничное поле.

Хозяин плантации — Сергей Чопко. Он и Михаил Сацута были одними из первых, купивших старые домики и оформивших землю в деревне Язвины. Сергей показывает мне клубничное поле, отвлекшись от строительства забора. Здесь принято так: сначала — земля, ее надо привести в порядок, потом — благоустройство.

Фото: СБ
Надежда Данилюк о голубике знает все. Фото: СБ

Надежда и Василий Данилюки тоже из Дрогичина. Они купили дом с участком в деревне Ялочь. Посадили малину, клубнику и голубику. Больших доходов пока не получили, но на них рассчитывают:

— Это тяжелый труд. Мы каждый день сюда из Дрогичина приезжаем.

В Брашевичском сельсовете, говорит председатель Леонид Карпович, скоро возникнет другая проблема — нехватка рабочей силы:

— Мы снесли 14 домов, 11 участков уже отдали. В каждом населенном пункте участки разбирают. У нас в основном выращивают клубнику и ремонтантную малину. Она способна давать два урожая в год. С гектара можно получить 7 — 15 тонн. Как начнется сезон, работники к нам едут из Березовского, Ивановского районов. Своих не хватает. Порой приходится бонусами привлекать.

Сворачиваем в деревню Дымск. Осталось здесь 5 домов. На месте остальных — клубника.

Леонид Борисович рассказывает, что здешнюю землю оформили два человека. Один — местный, другой — из Дрогичина. Городской в деревне зарегистрировался, тем самым спас ее от топографической смерти.

В деревне Цыбки на клубничной плантации уже кипит работа. Андрей Черновол, 25-летний хозяин участка, доставшегося от дедушки, обрабатывает кусты от вредителей:

— Работаю водителем в автопарке, сами знаете какие там сегодня зарплаты. Поэтому занимаемся клубникой. Здесь заняты все: отец, тесть, дедушка с бабушкой.

Фото: СБ
Андрей Черновол. Фото: СБ

Светлана Бартош надеется, что в нынешнем году в районе появится площадка-рынок, куда люди смогут свозить свою продукцию:

— Одни сами возят ягоду в Россию, другие продают скупщикам. Масштабы большие. Только фермеры, а их у нас 38, в 2016 году собрали 402 тонны ягод и плодов без учета частного сектора. Фермер Анатолий Жарко выкупил базу райагросервиса. Реализует инвестпроект по шоковой заморозке ягод. Там же будет централизованный закуп-продажа ягод. Мы снимем проблему со сбытом, отрегулируем прыгающую цену. Фитосанитарный контроль обеспечим.

Фото: СБ

Ягоды оживили жизнь целого района. Одни выращивают, другие собирают, третьи делают заборы, продают опилки и корзины, четвертые выкупают бани и школы, чтобы делать там склады.

Весна. Жизнь кипит.

Наталья Халитова, заместитель начальника управления Комитета государственного контроля Беларуси:

— Комитет госконтроля провел мониторинг эффективности мероприятий по сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности. К сожалению, не организована еще надлежащая работа с такими домами. По данным местных исполкомов, за три года количество пустующих и ветхих домов возросло во всех областях, кроме Минской. Мониторинг подтвердил отсутствие полноты учета в регистрах учета пустующих домов. Выяснилось, что количество включенных в регистр домов почти в 8 раз меньше, чем значится в данных статистики. Во многих районах регистр вообще не велся или в него включались не все пустующие дома. Сейчас собраны предложения по совершенствованию Указа № 100, они призваны помочь местным органам власти ускорить принятие решений и отнесение жилья к категории ветхого.

-30%
-20%
-25%
-50%
-10%
-35%
-10%
-10%
-20%
-30%
0071694