1. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  2. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  3. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  4. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  5. «Как раньше ездил к пациентам? На коне!» История, вероятно, самого пожилого медика страны
  6. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  7. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  8. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  9. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  10. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  11. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  12. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  13. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  14. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  15. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  16. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  17. Переговоры с Мишустиным и новые законы. Что происходит в Беларуси 16 апреля
  18. Разбираемся с подержанными «китайцами». Что интересного можно купить?
  19. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  20. «Я решил отвечать соразмерно». Байден заявил, что выбрал мягкий вариант санкций против России
  21. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  22. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  23. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  24. Премьер-министр России в Минске: налоговая интеграция и анонс встречи Лукашенко и Путина
  25. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  26. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  27. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  28. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  29. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  30. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке


/

После публикации статьи «У ребенка ожог, а скорую час не вызывали». Семья судится с учителем и требует у школы 20 тысяч» в редакцию TUT.BY обратилась минчанка Татьяна. В конце марта ее сыну-первокласснику в школе разбили голову. О ЧП педагоги сообщили администрации, медсестре, родителям, но только не в «103». Мама описала этот случай на своей странице в фейсбуке, в ответ похожие истории стали писать другие родители. Основная претензия у многих одна: почему учреждения образования стараются не сообщать о происшествии в скорую. В Министерстве образования говорят: это неправда. В случае беды учитель всегда звонит в «103», ведь главное — жизнь и здоровье ребенка.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации

Мише, сыну Татьяны, семь лет. Мама просит не называть их школу и фамилию, чтобы ребенок мог спокойно продолжать учиться.

— 20 марта мне позвонила педагог продленки, — вспоминает тот день Татьяна. — Сказала, Мише камнем разбили голову, требуется мое присутствие. Хорошо, я была на машине.

Когда приехала, сын с перевязанной головой сидел в медпункте. Рядом медсестра и незнакомая маме учительница. В мусорном ведре — стопочка окровавленных хирургических тампонов.

— «Где скорая?» — спросила у медсестры. — «Я оказала первую помощь, дальше мы ждали вас», — все, что она мне ответила. Выяснять отношения времени не было, я схватила ребенка и повезла его в 10-ю больницу. Оттуда нас отправили в РНПЦ «Неврологии и нейрохирургии».

У Миши была рваная рана, ему наложили два шва. Травма считается средней тяжести, поэтому о случившемся больница сообщила милиции. Писать заявление Татьяна отказалась: не хотела, чтобы наказывали девочку и ее родителей.

— Карательные меры вряд ли помогут решить проблему, — объясняет свою позицию мама. — Утром 22 марта я пошла к директору с вопросом: «Как вы должны действовать, когда ребенок получает травму?» На завтра она предоставила мне лист А4, где было перечислено пять пунктов.

Фото документа в редакцию TUT.BY прислала Татьяна.
Снимок, который предоставил Татьяне директор. Фото документа в редакцию TUT.BY прислала Татьяна

— Подписи под документом не было, но ничего более официального в школе не нашлось, — продолжает мама. — Я спросила: почему скорую не вызвала медсестра? Директор пояснила: она прикреплена к поликлинике и не подчиняется школе.

На днях Татьяна обратилась в комитет по образованию Мингорисполкома. Главный вопрос: как должен действовать учитель в случае ЧП с учеником. Оттуда ее письмо передали в управление образования, спорта и туризма администрации Заводского района Минска — по месту их школы. В течение месяца мама должна получить объяснения.

С похожей ситуацией столкнулась и Валентина, мама семиклассницы Марины (по просьбе героев имена изменены). Четыре года назад ее дочка два урока просидела со сломанным носом, а педагог даже в медпункт не обратилась.

— Учитель опоздала на урок (хотя потом все уверяли, что это произошло на перемене), одноклассник сел на Маринино место. Она хотела его поднять, а он в ответ — кулаком в лицо, — возвращается к тем событиям мама. — У дочки на тетрадку капала кровь, педагог сказала: иди умойся. На перемене Марина жаловалась классной, что болит нос, ее успокоили: ничего страшного. Вечером, как только мы увидели ее нос, сразу повезли к лору: оказалось, перелом. Причем такой, что вправляли два раза.

В школе, говорит мама, попросили не писать заявление.

— Мы согласились, но при условии, что мальчика переведут в другой класс, — продолжает собеседница. — Этого не сделали, и мы обратились в милицию.

Ребенка поставили на учет, родители получили штраф. Вопрос Валентины, почему ее дочке не вызвали медпомощь, так и остался без ответа.

«Разговариваем с родителями, чтобы зафиксировать школьную травму как бытовую»

— Если вы спрашиваете, расписывалась ли я за какой-то алгоритм действий на случай ЧП с ребенком, то — нет. Знакомили ли меня с ним? Тоже нет, — говорит Наталья, учитель старших классов одной из минских школ. Так же ответили и четверо других учителей, к которым мы обратились. Они просят не указывать их фамилии.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— К детской безопасности наш директор относится очень серьезно. И, если у ребенка случается хоть мало-мальская травма, ученика, сказано, срочно вести в медпункт, — продолжает собеседница. — Там уже медработник решает: нужна скорая или нет. Все зависит от характера травмы.

По словам учителя, о происшествии она тут же должна сообщить директору или дежурному администратору. Потом надо позвонить маме или папе как законным представителям ученика.

— Не скрою, мы разговариваем с родителями, чтобы зафиксировать школьную травму как бытовую, — рассказывает собеседница. — Причина по сути одна: травматизм — это минус школе. В итоге учитель может получить выговор, а в рейтинге учебных заведений района школа опускается на более низкое место. А это уже влияет на различные бонусы. Например, на премиальный фонд.

Педагог отмечает: для рейтинга учитываются различные показатели — успеваемость, участие в конкурсах и олимпиадах, количество правонарушений…

Коллега Натальи Екатерина (имя по просьбе учителя изменено) преподает в одной из школ Советского района Минска. Говорит, после того, как на физкультуре в их районе умер ребенок, директор предупредила: чуть что, сразу звоним в скорую.

— С начала года мы вызывали скорую уже три раза, — рассказывает Наталья. — И никого за это не ругали. Но на школу сразу «повесили» травматизм. А это якобы наша недоработка, но почему недоработка?! Дети ведь подвижны, и не всегда возможно за всеми уследить. Недавно девочка не так поймала мяч и сломала палец. Разве учитель в этом виноват? А потом к нам идут проверки, родители высказывают недовольство. И никто толком не разбирается, для всех ясно — виноват педагог.

«Несчастные случаи не имеют никакого отношения к рейтингу школ»

— Поведение учителя и администрации школы в случае ЧП с учеником прописано в инструкции о расследовании и учете несчастных случаев с обучающимися и воспитанниками, — обращается к документам Людмила Высоцкая, пресс-секретарь Министерства образования.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации

Там написано, что работники учреждения образования должны оказать ученику первую помощь, вызвать медработника, доставить ребенка в медучреждение. А также сообщить о происшествии директору школы и родителям. В какой последовательности следовать этим указаниям, в инструкции не сообщается.

Кроме того, отмечает специалист, учителя посещают семинары медработников, на которых врачи рассказывают о первой помощи и отрабатывают с ними теорию на практике.

— Главное для нас — своевременно и грамотно помочь ребенку, — отмечает Людмила Высоцкая. — Несчастные случаи в школе не имеют никакого отношения к рейтингу учебных заведений. Никто учителей за это не наказывает.

-10%
-25%
-25%
-25%
-17%
-10%
-8%
-31%
-20%
-50%
-12%
0070970