/

В редакцию TUT.BY обратилась минчанка Виктория Макаренко. В пятницу, 31 марта, рассказывает она, после посещения ТЦ «Момо» ее сын-подросток оказался в больнице. У подростка перелом скуловой кости и верхней челюсти. По словам мамы, после операции он до сих пор не чувствует половины лица. Родители написали заявление в милицию и намерены довести дело до суда. В самом торговом центре сообщают: по данному факту проводится проверка, и любые выводы пока преждевременны.

Фото в редакцию прислала Виктория Макаренко.
Фото в редакцию прислала Виктория Макаренко.

Семья Макаренко живет недалеко от станции метро «Могилевская». У Виктории двое детей: 4-месячный Роман и 14-летний Антон. Старший, по словам мамы, как и другие подростки, часто собирается с друзьями в ТЦ «Момо».

— Они ведь создали там лайтовую зону с бургерами, колой и бесплатным вай-фаем, — говорит Виктория. — Ребята часами там отдыхают. Понятно, что они хохочут, носятся — в общем, подрывают дисциплину, поэтому охранники центра их периодически гоняют.

В ту пятницу, продолжает Виктория, ее Антон забежал в торговый центр, чтобы переждать дождь и встретиться с другом.

— Подошел охранник, начал его оттуда выталкивать, — передает она рассказ сына. — Антон спросил: «Почему я должен уходить?», стал сопротивляться. Тогда охранник втащил его в лифт. Они спустились на первый этаж, он схватил Антона — и к стене.

Сын, по словам Виктории, разозлился и показал мужчине средний палец.

— Он как увидел, за шиворот — и назад в лифт, — злится мама. — Не знаю, что там происходило, но у ребенка сломаны две кости на лице, заплыл глаз.

Когда двери лифта открылись, Антон и охранник пошли каждый своей дорогой. На пути к выходу, рассказал подросток, к парню с разбитым лицом подошел другой сотрудник службы безопасности, поинтересовался, что случилось.

— Сын ему рассказал, тот предложил пойти умыться, — возвращается к происходящему собеседница. — Оказали первую помощь, вызвали начальника охраны. А потом Антона посадили в машину и возили по каким-то врачам — четыре часа. Теряли драгоценное время. А если бы с ним в этот момент что-то случилось? Когда в больницу доставили, пояснили, что ребенок упал и они его подвезли.

— А почему сын вам не позвонил?

— У него не было связи, — отвечает мама. — Позже меня набрал начальник охраны, успокоил: с Антоном все в порядке, он упал возле эскалатора, но они завезли его в больницу. Потом передали трубку сыну. Ребенок подтвердил: «Чувствую себя неплохо» — и просил не приезжать.

— А почему вы сами не рванули к ребенку?

— Неудачное совпадение, утром мы переезжали, были заказаны машины. К тому же сын предупредил, что с ним все нормально. Почему он мне ничего не сказал? Не знаю, боялся, наверное.

С утра в субботу, вспоминает мама, к ним приехал начальник охраны. Он был очень доброжелателен. С ним Виктория передала Антону ссобойку, щетку. За ним прибыла доставка мебели, женщина их отправила — и сразу к сыну.

— Когда я его увидела… Он сразу: «Мама, я упал», — чуть сдерживает эмоции Виктория. — Ну я же понимаю — врет. Я его вывела из палаты: «Что случилось?!» Он запаниковал: «А мне ничего за это не будет?» В общем, он был напуган. Сына трясло, он меня три раза переспрашивал: «Мне точно ничего не будет? Я, когда отбивался, разбил охраннику губу». Я не сдержалась: «Ну, ты ему губу разбил? А с тобой что сделали! Ты вообще понимаешь разницу?»

Эпикриз Антона. Фото в редакцию прислала Виктория Макаренко.
Эпикриз Антона. Фото в редакцию прислала Виктория Макаренко.

Из больницы Виктория тут же поехала в Заводское РУВД и написала заявление.

— Мне звонили из «Момо», извинялись, — говорит собеседница. — Но я не собираюсь замалчивать это дело. Просила, покажите мне видео с камер видеонаблюдения, они же у вас повсюду. Если упал, у меня не будет никаких вопросов. Но никто мне ничего не показал. Сыну сделали операцию, но у него до сих пор пол-лица онемевшее, зубов не чувствует. Возможно, понадобится еще одна операция.

В Заводском РУВД подтвердили: заявление от Виктории Макаренко к ним поступило. Сейчас по данному факту проводится проверка.

В самом торговом центре не отрицают: факт того, что ребенок от них был госпитализирован, имел место.

— Мы связывались с мамой подростка, спрашивали, как он себя чувствует, — сказали в «Момо». — Сейчас по данному факту и мы, и милиция проводим проверки, поэтому дать объективную информацию пока не можем.

-30%
-25%
-10%
-21%
-25%
-25%
-20%
-10%
-10%
-10%