Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Павел Дюсеков и Алексей Поросятьев не знакомы, но делают общее дело — ищут в Минске все самое интересное и рассказывают об этом остальным. Паша придумал «Вандроўкі ў мінулае» — бесплатные экскурсии по городу, Леша — «Отрыв» — игру-путеводитель по столице. О том, зачем им это нужно и почему другие, чтобы присоединиться к их проектам, готовы даже платить, — в интервью активистов TUT.BY.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Весной встретиться с Пашей для интервью — задача не из простых. Сейчас у него сезон — экскурсия за экскурсией. Вот и теперь: пообщается с нами — и сразу людям «Паданні сівой даўніны» рассказывать. Поэтому — к делу.

— Па адукацыі я гісторык, але жыць у архівах мне ніколі не хацелася. Таму пасля ўнівера скончыў курсы экскурсаводаў і пачаў паказваць людям Беларусь, — говорит Павел. — Як прыдумаў праект? Было дзве гадзіны ночы, пайшоў у душ, і мяне асяніла. А што? Ішла зіма, сезон яшчэ не пачаўся, трэба было неяк трэнiравацца. Спачатку планаваў стварыць групу ў УКантакце і проста вадзіць сяброў. На першую сустрэчу тады — ў лютым 2013-га, прыйшло чалавек 30, і мы паўтары гадзіны хадзілі па Ратушнай плошчы. Цяпер у мяне 17 экскурсій, і яшчэ дзве дапісваю.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Павел Дюсеков и Вероника Дорожко, руководитель Национального агентства по туризму. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Первые два года «Вандроўкі» были для Паши увлечением. Раза два в месяц водил людей посмотреть Кальварийское кладбище — и все. Потом понял — такие экскурсии могут приносить деньги. Как? Например, чаевыми. Открыл ИП, теперь вот каждый день — читает, пишет, копается в архивах, ну и, конечно, показывает людям город.

— І няма гэтаму супынення нават зімой. А што? Людзі прыходзяць. Вунь за снежань-люты толькі дзве экскурсіі сарваліся: на двары тады было мінус 25. І тое, па пяць чалавек збіралася, — вспоминает со смехом Павел. — Але для пяці, прабачце, не правожу. Мінімум для дзесяці, ну ладна, можна для дзевяці.

В среднем на его экскурсии сейчас собирается человек 25, бывает семьдесят и даже сто.

Маршруты Паша пишет себе сам. Принцип географический: от точки А до точки Б. Начинает, например, у Красного костела, а заканчивает Кафедральным собором. А там рассказывает обо всем интересном, что есть на пути. Не скрывает, сразу хорошая экскурсия никогда не получается. Все нужно шлифовать. Смотреть, как люди реагируют на расстояния, информацию, над чем смеются.

— Прыблізна раз на два гады я перачытваю старыя маршруты, нешта прыбіраю ці дадаю, — продолжает экскурсовод. — Зараз вось дапрацаваў «Вайсковыя могілкі». Пачаў паказваць фота генацыду армян у часы Асманскай імперыі, дык людзі шарахаюцца. Настолькі цяжкія для іх тыя здымкі. Вось думаю, частку трэба прыбіраць.

Увогуле, людзі любяць карцінкі. Ды і не магчыма ў нас без ілюстрацый. Чаму? У Еўропе экскурсаводы працуюць па схеме 70 на 30: семдзесят працэнтаў экскурсіі нешта паказваюць ужывую, трыццаць — iлюстрацыi.

У нас добра калі 30 на 70 набярэцца. Ну вось прыводзіш людей да месца, дзе стаяў палац Чапскага, кажаш: «Тут некалі жыў самы вядомы мэр Мінска». А што людзям тыя словы, калі на месцы забудовы нічога не засталося. У гэты момант і дапамагаюць iлюстрацыі.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Экскурсии Павел проводит по-белорусcки.

— Таму да мяне прыходзяць у асноўным людзі мясцовыя. Для іх Мінск цікавы хаця б таму, што родны, — продолжает он. — Будзем аб’ектыўнымі, архітэктуры Беларусі складана спрачацца з еўрапейскай. Шмат разбурана, шмат не так добра адрэстаўравана. Ну нельга сказаць, што Мірскі замак круцейшы за Нойшванштайн. І тыя, хто прыязджаюць да нас з-за мяжы, асабліва еўрапейцы, гэта добра разумеюць.

Хотя делает оговорку: иностранцев можно удивить тем, чего у них нет. Например, показать шотландцу Музей валунов. А что?! В его стране такого не встретишь.

— Праўда, для гэтага музей не зашкодзіла б прывесці ў «состояние стояния», — возвращается к реальности экскурсовод. — І яно ж магчыма. Вось Ратушу аднавілі. Ну, памыліліся крыху, зрабілі класіцызм замест барока, але ж пабудова ёсць, і да яе можна прывесці турыстаў.

И таких объектов, которые можно и нужно отстроить, перечисляет Паша, в Минске хватает: та же Казанская церковь или Доминиканский костел.

— На жаль, улада думае, прыйдуць грошы, пачнецца будаўніцтва. А ўвесь свет чакае, што ім спачатку нешта прапануюць, а потым яны будуць плаціць.

«Аднаўленне сталіцы» — тема для Паши особая. И не только потому, что он экскурсовод, Минск — его родной город.

— Ніколі не думаў, што ствару нейкі ўласны праект, — говорит Паша. — Зараз я жыву «Вандроўкамі». У планах разам з дзяўчынай, якая выдатна ведае англійскую і нямецкую мовы, зрабіць экскурсію на два галасы. А яшчэ хачу веламаршрут — трэба ж пашыраць ахоп аўдыторыі.

«Говорили, все клево, но скучновато. И мы решили сменить ракурс»

В 2004 году на форуме любителей Минска Леша предложил ценителям общественного транспорта столицы квест. За 4 часа на автобусах, троллейбусах и трамваях добраться из точки A в точку D, минуя пункты B и C, и так далее. Желающих нашлось аж пятеро. За 13 лет его проект «Отрыв» изрядно изменился: игра стала командной, маршруты более длинными, а количество участников возросло до тысячи.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сейчас в Минске «Отрыв» проходит всего три раза в год. Первые выходные апреля для квеста особая пора: фестиваль — открытие сезона. Этой весной игра впервые не состоялась. Впрочем, Лешу это не расстраивает. Говорит, паузы для творческого человека — вещь необходимая.

— В июне мы вернемся, — просит фанатов не волноваться. — В планах традиционно летняя ночная игра и еще одна — тематическая. Вообще, когда только начинали, квесты проходили примерно раз в полтора месяца. «Мутила» их по сути своя тусовочка, а сценарий каждого следующего испытания писал победитель предыдущего розыгрыша. Через полгода идея переросла форум. Стали приходить люди, которые не любят транспорт. Говорили, все клево, но скучновато. И мы решили сменить ракурс: ставить в карту не те места, куда интересно добираться, а просто интересные места. А потом к нам подтянулись пешеходы — сейчас среди участников их больше всего. И игры стали проходить чуть реже.

— Почему?

— Сценарий каждого квеста — уникален. Играется всего один раз — и больше никогда не повторяется. Пеший маршрут обычно длится 7−8 часов. Чтобы люди не заскучали, нестандартные объекты с заданиями должны встречаться через каждые 300−400 метров. Получается: на одну игру их нужно около 20. При этом аллею, граффити, скульптуру, которые уже использовались, ближайшие 4−5 лет лучше не трогать, а то у участников случится дежавю. В общем, такой подход показал: в Минске, к сожалению, не так много интересных мест, как в туристических городах за границей.

Фото из архива организаторов "Отрыва".
Игра — это не только маршрут, но и загадки. Фото из архива организаторов «Отрыва».

Маршрут квестов максимально разнообразен — сталинки, промзона, модерн, озеро, парк. Готовится он так: Леша прокладывает удобный для передвижения путь на карте, а затем — в разведку. Сам или же с помощниками-активистами заходит во дворы, ищет рисунки на стенах, плюшевые зоопарки, таблички типа «По газонам не ходить» — в общем, все, что цепляет глаз. Отмечает объектов сто, а потом уже дома выбирает самое-самое.

Иногда участникам раздают артефакты.

— Представь, человек держит в руках фрагмент карты 40-х годов, — продолжает собеседник. — А там крестик в чистом поле — дот. Он приходит на место — а это теперь двор. В середине тот самый дот, который дети давно используют как горку.

Минск, говорит Леша, серый город, но интересности можно найти и здесь. Например, свою Эйфелеву башню, металлического мамонта и даже трехметрового дракона. Когда от столицы устают, маршруты выводят в Витебск, Гомель, Львов и другие города.

— Круче всего, когда город начинает с тобой разговаривать, — продолжает Леша. — Вот подходишь ты в Витебске к зданию прокуратуры, а здесь когда-то зал ожидания аэродрома был. Вдруг тебе навстречу мужчина, который там работал диспетчером. И давай рассказывать, что и как было.

Кстати, чтобы участники игры не гнались за подарками, а просто «отрывались» в удовольствие, призы на финише их ждут минимальные.

— А то были моменты, когда пеший маршрут проезжали на машине, экономя время на передвижении, — улыбается собеседник. — Сейчас люди ведут себя честно. Основные наши участники — ребята 20−30 лет. Бывает, приходят и пенсионеры. В среднем на игру собирается 300−350 команд, в каждой по 2−4 человека.

Чем и почему квест стольких торкает, Леша до сих пор не знает. В какой-то момент даже появилась идея превратить «Отрыв» в бизнес.

— Я от нее все-таки отказался. В Беларуси нет рынка: мало мест, немного людей. «Отрыв» — это все-таки не паб-квиз, в котором один и тот же пакет вопросов можно играть сразу в четырех местах, — поясняет Леша. — Чтобы на проекте зарабатывать, его пришлось бы менять, открывать франшизы, а мне не хотелось. Чем больше денег, тем меньше души.

Фото из архива организаторов "Отрыва".
Отрыв бывает для пешеходов, а бывает и для велосипедистов. Фото из архива организаторов «Отрыва».

— Выходит, деньги не главное?

— Ну почему? У меня открыто ИП — все же участие платное. Деньги от квеста трачу на подготовку следующих игр и путешествия.

— Зачем тогда тебе все это?

— Теперь это уже социальная ответственность, пока «Отрыв» кому-то нужен, я буду его делать. Да и интересно другим показать Минск так, как я его вижу. Думаю, «Отрыв» помогает людям узнать город, а значит, и полюбить, ведь любить то, что знаешь, гораздо проще.