/ /

В суде Заводского района Минска начали рассматривать дело ученицы против учителя. В октябре 2015 года в школе № 109 произошло ЧП. Первоклассница Юля Пантеева столкнулась с учительницей, которая держала в руках чайник с горячей водой. Вода попала на подбородок, шею и плечо малышки. Девочка получила ожоги 1−2−3А степени. Мама ребенка Наталья добилась, чтобы было возбуждено уголовное дело. «Учитель мне позвонила через час после случившегося, до этого они даже скорую не вызвали», — возмущена она. По словам представителей школы, они не раз просили у Натальи прощения, предлагали открыть счет для ребенка, сесть за стол переговоров, но мама не согласилась.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юля с бабушкой.

Учителя начальных классов Аллу Николаевну Божко обвиняют по ч. 1 ст. 165 УК РБ (Ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей). Максимальное наказание по этой статье — ограничение свободы сроком на три года. Свою вину она признала лишь частично.

Пострадавшая — семилетняя Юля Пантеева. Мама Наталья Пантеева — ее законный представитель. К школе № 109 родные предъявили иск о моральной компенсации — 20 000 рублей, кроме того, просят возместить материальный ущерб — 121 рубль.

Фото предоставлено Натальей Пантеевой.
Юлина рана, 2015 год. Фото предоставлено Натальей Пантеевой.

На суд Юля пришла с игрушкой, на месте ожогов виднеется шрам. После случившегося мама перевела ее в другую школу. Несмотря на возраст, о случившемся рассказывает четко и уверенно.

— Закончились уроки, и Людмила Геннадьевна (Людмила Шуппо — на тот момент классный руководитель Юли. — Прим. TUT.BY) повела нас в другой класс переодеваться на продленку, — вспоминает тот день ребенок. — Все быстро переоделись и ушли. Остались только я и еще один мальчик. Учительница сказала: «Юля, давайте скорее».

Фото предоставлено Натальей Пантеевой.
Шрам Юли сейчас. Фото предоставлено Натальей Пантеевой.

По словам школьницы, все произошло около часа дня. В тот момент в классе также были Алла Божко и дефектолог Инна Мусько. На кровати, которая раздвигается, как стол, грелся чайник: «Я слышала, как там булькает». Алла Николаевна взяла чайник, направилась к двери и стала разговаривать с коллегами: одна из них сидела за столом, вторая стояла рядом.

— Я увидела место, где можно пройти, и быстро пошла туда, — продолжает Юля. — Алла Николаевна повернулась, мы столкнулись, и на меня пролилась вода.

— Алла Николаевна тебя видела? — уточнила гособвинитель.

— Не знаю, я ее видела, — отвечает Юля и продолжает: — Я заплакала, меня подвели к кранику, [стали обрызгивать холодной водой], но мне попадало только на шею. Людмила Геннадьевна сказала, что сейчас принесет тряпку от доски. Алла Николаевна ответила: «Не надо». Но Людмила Геннадьевна все равно принесла и положила на рану. Меня посадили на стул, я просила позвонить маме, они два раза отказали и положили меня в кровать. Алла Николаевна сказала, что пойдет в аптеку и купит лекарство. Она вернулась в куртке, меня стали пшикать лекарством.

Через какое-то время, рассказывает Юля, маму все-таки вызвали.

— Каким было отношение к тебе учителей, когда все случилось? — уточнила адвокат семьи Пантеевых.

— Думаю, формальное. Они (Шуппо и Мусько. — Прим. TUT.BY) выходили в коридор, разговаривали. Думали, может, закрыть класс, чтобы никто не видел.

«Попросила Шуппо позвонить в 103, она ответила: „Вызывайте сами“»

Мама Юли Наталья Пантеева вспоминает, что в тот день в 13.39 ей позвонила Алла Божко и попросила забрать ребенка из школы. На вопрос, что случилось, ответила: придете и все увидите. Позже, когда мама повысила голос, все-таки сообщила: «Юля немного обожглась». Через 20 минут Наталья была в школе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Наталья и Юля в зале суда.

— Я вошла в кабинет, ребенок сидел на стуле в плотно прилегающей майке, в которую ее переодели. Учителя находились по разные стороны класса, — рассказывает мама. — Я подошла к ребенку, отвернула ворот, увидела там красные волдыри. На лице и шее была пена. Юля девочка мужественная, вела себя спокойно, я тоже старалась не поднимать панику. Божко поясняла, что хотела оклеить окна, вскипятила чайник. В этот момент сзади бежала Юля, и они столкнулись.

На вопрос мамы, где скорая, она услышала: «Я не имела права».

Фото предоставлено Натальей Пантеевой.
Фото предоставлено Натальей Пантеевой.

— Я попросила Шуппо позвонить в 103, она ответила: «Вызывайте сами», — голос Натальи дрожит. — Я не знала точного адреса школы и попросила еще раз: «Вызовите вы». Она все-таки набрала. Прибежала директор, пожалела Юлю и пошла к Божко. Сначала они говорили тихо, а потом директор стала кричать: «Почему в аптеку сбегать додумались, а доложить мне — нет?»

Когда приехала скорая, ребенку вкололи обезболивающее и повезли в больницу.

— Утром мне сообщили: у дочки ожоги 1−2−3А степени. В больнице мы провели в общей сложности 39 дней, десять из них дочка была под капельницей, — продолжает мама. — У ребенка началась рвота, диарея. От лекарств у нее все время болел живот. Она не могла сама ни ходить, ни кушать, с утра до вечера я была рядом. Выписали нас с открытыми ранами… Рана затянулась только через 17 дней.

Позже мама пояснила: компенсация, которую они требуют, нужна Юле на операцию по пересадке кожи и восстановление. Она возмущена тем, как оказывали ее дочке первую медицинскую помощь.

Мама не отрицает: представители школы пытались с ней наладить контакт, но, считает, искренности в этом не было.

«Поставила чайник, чтобы выпить лекарство»

Свидетели по делу — сотрудники и администрация школы. Все они повторяют: по правилам пожарной безопасности пользоваться чайником в школе запрещено. Откуда в классе взялся чайник, из-за которого пострадала Юля, и куда он потом исчез, они не знают. Уточняют: если педагогу нужна горячая вода, он может взять ее в столовой.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Алла Божко.

Наталья Конопелько, лаборант школы № 109, сообщила, что назавтра после трагедии в школе была создана комиссия по расследованию несчастного случая. Конопелько входила в нее как представитель от профкома. Она говорит: в то время кабинет был закреплен за дефектологом Ириной Мусько.

— В ходе расследования было установлено, что после занятий Алла Николаевна пришла в 43-й кабинет проверять тетради. Она почувствовала себя плохо. Поставила чайник, чтобы подогреть воду и выпить лекарство, — рассказывает лаборант. — Через какое-то время Шуппо привела детей переодеваться. Божко шла с чайником, и со спины в нее ударилась Юля. Алла Николаевна ее не видела, и получилось, что выплеснула небольшое количество воды.

В ходе допроса свидетель сказала, что это именно она дала Божко лекарство, которое применяют при ожогах.

— Где в момент столкновения была Шуппо? — уточнил защитник обвиняемой.

— В объяснительной она написала: когда часть детей переоделась, она с ними вышла в коридор, — ответила лаборант.

— За что отвечает Божко в 43-м кабинете? — продолжил адвокат.

— Ни за что, — ответила Наталья Конопелько.

— Отвечала ли Божко за детей, находящихся в этом кабинете?

— Нет.

По итогам расследования Алла Божко и Людмила Шуппо получили выговоры и были лишены премии.

Людмила Шуппо пояснила: чайника в классе не видела, как и самого столкновения.

— Все, что я увидела, — как, склонившись, Алла Николаевна ведет Юлю к умывальнику.

По ее словам, у нее была стерильная салфетка из аптеки, охладив ожог, они приложили салфетку к ране.

— Почему, когда я побежала за лекарством, просила вас позвонить маме и в скорую, вы этого не сделали? — поинтересовалась у коллеги Алла Божко. — Когда я прибежала и спросила: почему вы не позвонили маме, вы ответили: «Звони сама».

— Я поддерживала состояние ребенка, — ответила Шуппо. — Мы вызвали скорую в присутствии мамы.

— Девочка давала показания, что вы с Мусько выходили в коридор и о чем-то говорили?

— Девочка не оставалась одна.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Отрицает педагог и то, что Юле прикладывали тряпку от доски.

— Почему вы сразу не сообщили о случившемся маме и администрации? — спросил у Людмилы Шуппо судья.

— Растерялась, человеческий фактор… — ответила она.

Кстати, во время заседания выступила школьный фельдшер Марина Санько. Она сообщила, что об инциденте она узнала только около шести вечера, хотя и была на работе. Помощи у нее никто из педагогов не просил.

«Медик при всех сказал, что помощь оказана правильно»

Директор школы № 109 Людмила Кузнецова рассказала, что Алла Божко очень переживает из-за случившегося и написала заявление на увольнение, но родители класса, где она преподает, попросили ее остаться.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Когда я пришла в кабинет, спросила: «Скорую вызвали?», мне ответили: «Да», — продолжила директор. — Юля молодец, не плакала. Я ее еще погладила. Тут же приехала скорая, я поинтересовалась: «Помощь оказана правильно?» Медик при всех сказал: да.

— За что Божко была наказана? — уточнил судья.

— Пострадал ребенок.

— Каким образом она что-то нарушила?

— Использовала нагревательный элемент, который, согласно инструкции, нельзя было использовать. Я не знаю, какие у нее были причины кипятить воду, но в защиту учителя скажу: по школе она с чайником не ходила.

— Когда Божко несла чайник, поставила ли она в опасность жизнь и здоровье ученицы? — уточнила гособвинитель.

— Раз она нарушила, значит поставила, но она сделала это не специально.

Заседание продолжится 18 апреля.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-30%
-10%
-10%
-10%
-10%
-10%
-20%
-10%