Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное

Общество


Нынешние выпускники в следующем году придут к избирательным урнам

Последний звонок прозвенел 27 мая для почти 95 тысяч выпускников 11-х классов. Накануне президент провел совещание, где рассматривались вопросы их поступления в высшие учебные заведения. “Этот год должен стать последним, когда мы что-то шлифуем, уточняем вопросы организации вступительной кампании”, - заявил А. Лукашенко.

Ирина КРЫЛОВИЧ, "Белорусский рынок"

Сегодняшние выпускники - не только последние, на которых предполагается “шлифовать вопросы” организации вступительной кампании. Они также стали первыми, на ком нынешняя власть отрабатывала свои методы воспитания на протяжении всего их школьного пути. Они пришли в 1-й класс в сентябре 1994 года, всего через полтора месяца после прихода к власти в Беларуси лидера, который вот уже на протяжении 11 лет, вопреки действовавшей на момент их поступления в школу Конституции, остается во главе страны.

По нынешним выпускникам прошла жесткой шлифовальной шкуркой вся ныне продолжающаяся реформа средней школы, включая десятибалльную шкалу оценок и введение централизованного тестирования. Возможно, эти начинания были задуманы из благородных побуждений, но способы их реализации, как и других не всегда столь реформаторских идей, заставили 27 мая многих родителей выпускников (к которым принадлежит и автор) радостно выдохнуть: “Прощай, школа!”.

Последний звонок заставил вспомнить многочисленные “уроки”, которые за 11 лет преподала школа сегодняшним выпускникам за пределами основной учебной программы.

Как и положено, первым важным уроком стала “родная речь”. Поступив в своем большинстве в 1994 году в белорусскоязычные классы, уже в 1995-м основная масса сегодняшних выпускников вынуждена была перейти к обучению на русском. Как водится, никто никого не заставлял - родители даже писали соответствующие заявления. Но ведь не каждый мог решиться перевести ребенка после первого года обучения в другой класс или другую школу. Кто-то не хотел ничего менять из-за будущего профиля, кто-то - из-за хорошего учителя, да и просто жалко ребенка.

Уроки языка продолжились уже в средних классах, но уже под названием “трасянка”. Это когда учитель объясняет основы ботаники, географии или физики на уроке “Вселенная” на русском языке, а дома дети должны сами находить адекватные услышанному определения и понятия на белорусском, потому что русских учебников на всех не хватает. Впрочем, ситуации наоборот тоже встречались.

Однако языковые проблемы учебников были далеко не единственными. Отсутствие преемственности между разными уровнями по одному и тому же предмету, многочисленные ошибки, усложненное изложение (часто авторами учебников становились люди, которые не имели опыта преподавания в школе) и многое другое приводило к тому, что учителя со стажем просто советовали родителям купить другие учебники, в основном российские, или достать старые советские. В старших классах, особенно со статусом лицейских, сегодня это стало нормой.

Но, пожалуй, самыми впечатляющими были “уроки по арифметике”. Это когда надо складывать и умножать деньги. За что только не приходилось платить на протяжении 11 лет! Не только за учебники, которые, во-первых, могут вообще не понадобиться (см. выше), а во-вторых, в конце года их все равно заберут. Например, как-то собирали деньги на глобусы и географические карты.

Но самые значительные денежные вливания родители, конечно, делали в ремонт. Нет, не образования, а помещений. Но если начиналось все с расходов на обычную половую краску и самые дешевые обои, то к концу одиннадцатилетки в некоторых школах доходило дело до поборов на сайдинг, подвесные потолки, жалюзи на окна и прочие атрибуты евроремонта. Причем ремонтировались не только классы. Необходим ремонт пищеблока или актового зала - в школе собирают по 10-20 долларов с каждого ученика (а их в минских школах бывает около 1.000). Все опять-таки добровольно. Даже попечительские советы создали и объявили о необходимости все деньги перечислять через сбербанк, чтобы был учет и контроль.

Но это на бумаге красиво, на практике учителя часто просят родителей давать “наличкой”, мол, так проще, мы тогда бригаду подешевле найдем, а остальное сами перечислим на счет. Да и незаконные валютные операции таковыми для школьной жизни вовсе не считались.

Помнятся еще и уроки экономики. Дети хорошо усвоили принцип солидарной материальной ответственности: с миру по нитке - голому рубашка. Самым ярким моментом этого урока стал сбор денег на новое здание Национальной библиотеки. Учителя откровенно рассказывали детям, что если те не принесут деньги на библиотеку, то преподавателей лишат премии. И дети несли.

В какой-то момент финансовая деятельность классных руководителей просто заслонила собой все остальное. Это называется на школьном языке “работа с родителями”. Если учитель плохо работает с родителями, то может лишиться премии, а если возмущается такими методами, то администрация школы или какие-нибудь начальники повыше могут ненавязчиво напомнить ему про демографическую яму: мол, в школах в связи с уменьшением численности учеников проводится сокращение штатов, а за дверями к тому же стоит очередь новых выпускников пединститутов. Так что, если хочешь работать в школе, научись работать с кошельком родителей.

А поле для этой работы постоянно расширялось. Где-то с 7-8 классов возникла тема обязательных платных школьных обедов, особенно в классах с профильным обучением, где бывает по 7 и более уроков. Идея опять-таки положительная, чтобы дети не сидели голодными, но, во-первых, во многих школах обед свелся к стакану чая с булочкой, а во-вторых, оказалось, что даже если родители в состоянии обеспечить ребенка пачкой сока и бутербродом для перекуса на переменке, за школьный обед все равно надо заплатить. Можно его потом и не есть.

Сегодня почти повсеместно при переводе в следующий какой-нибудь лицейско-гимназический класс обязательным условием являются заявления от родителей о том, что они обязуются в течение года оплачивать обеды в школьной столовой. Кто против - может перейти в другую школу или в базовый класс (все-таки образование у нас пока всеобщее и обязательное). Действует почти безотказно, хотя никаких правовых основ эта новая традиция не имеет, и если кто-то попытается позвонить в Минобразования, то получит традиционный ответ: это добровольно.

Такие вот “уроки прав человека” пришлось усвоить сегодняшним ученикам.

Политических уроков за 11 лет вообще было немало. Ведь школы у нас - основные центры “демократии”, в том смысле, что именно в школах организованы избирательные участки. Поэтому в определенные моменты жизни страны работа с родителями для учителей и директоров школ превращалась еще и в работу с электоратом.

Методы привычные - собрать общее родительское собрание, где как бы невзначай представить народу кандидата в депутаты от власти или провести беседу о важности референдума. А уже на классном собрании учитель уронит скупую слезу по поводу необходимости все избирательное воскресенье провести в школе и в связи с этим попросит обязательно прийти на выборы, чтобы не пришлось потом устраивать повторное голосование по данному округу. Ну как тут не пожалеть классного руководителя!

За последние 11 лет, помимо выборов в парламент и местные органы власти, страна пережила три референдума (два из них - конституционные) и одни президентские выборы. Вряд ли сегодняшние выпускники понимали тогда суть этих политических событий. Но интересно, что два года назад, когда они заканчивали 9-й класс и сдавали выпускные экзамены за курс базовой школы по истории Беларуси (самый шлифуемый за последние 11 лет предмет), из экзаменационных билетов незадолго до экзаменов исчез вопрос о белорусской Конституции. Кто-то решил, что этот вопрос слишком сложный для 15-16-летних подростков или кому-то показалось, что возраст уже позволяет им разобраться в происходящем?

Так или иначе, но именно сегодняшние выпускники, которым уже по 17-18 лет, в 2006 году впервые придут на избирательные участки во время следующих президентских выборов.

95 тысяч сегодняшних выпускников - это новая кровь электората, и, возможно, именно их голоса станут решающими для жизни следующего поколения, которое придет 1 сентября этого года им на смену в белорусские школы, а судя по неуемному желанию власти надеть на них в этот день школьную форму, все готово для перехода от шлифовки к массовой штамповке.

Но сегодняшние выпускники пока озадачены другим выбором - куда пойти учиться дальше. И вступительная кампания может стать для них очередным полезным уроком. Сможет ли власть обеспечить прозрачность и справедливость хоть какой-нибудь кампании? По крайней мере, именно это им было обещано самим президентом.