/ /

— В 60 лет оказаться бомжом — это очень страшно, — говорит Валерий Римаренко, переселенец с Донбасса. Вместе с семьей он уехал из Украины в Беларусь, спасаясь от вооруженного конфликта, еще в 2015 году. Говорит, что дорога напоминала бег с препятствиями — так часто их проверяли на блокпостах. Жизнь в Беларуси пришлось начинать практически с нуля.

TUT.BY и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев рассказывают истории людей, для которых Беларусь стала новым домом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дом переселенцы арендуют у государства

Донбасс: в поселок прилетали снаряды, зарплату не платили

Переселенцы с Донбасса Валерий и Наталья Римаренко рассказывают о том, как жили до вооруженного конфликта. Рядом с ними на диване сидят внучки Наташа и Катя. Девочки называют их «папа» и «мама». Это не просто так: Наталья и Валерий их официальные опекуны. Девочки — дочки старшего сына. Его жизнь не сложилась, и воспитывать детей пришлось бабушке и дедушке.

Также в Столбцы переехали младший сын Римаренко, дочь с мужем и их пятеро детей. Всего в четырех комнатах дома, которые они арендуют у государства, живут 12 членов большой семьи.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Переселенка с Донбасса Наталья Римаренко (53 года) и ее дочь под опекой Наталья (12 лет) у себя дома в Столбцах

В Украине Римаренко жили в поселке Андреевка в Донецкой области. Валерий работал в школе кочегаром, Наталья там же — сторожем. После Майдана в 2014 году и объявления Крыма российской территорией антиправительственные протесты начались и на юго-востоке страны. В некоторых городах неизвестные вооруженные люди захватывали административные здания. В девяти километрах от Андреевки шли боевые действия. Сам поселок стал буферной зоной и находился под контролем Киева. Снаряды периодически прилетали. Возле дома Валерию на всякий случай пришлось выкопать землянку.

— Политики мы никогда не касались и не касаемся, — объясняет Валерий. — Не интересуемся вообще этой сферой. Считаем, что политика — грязь, в которую можно вымазаться и никогда не отмыться. Мы верим в Бога и подчиняемся его законам, но не нарушаем ни одного государственного. Не поддерживаем ни сторону ДНР, ни Киева, потому что считаем, что убийств в любом варианте не должно быть. Библия говорит: не бери в руки оружие.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Хозяйство семьи Римаренко на Донбассе

По словам Валерия, в поселке оставаться было опасно — и не только из-за того, что мог долететь снаряд. Там было много украинских военных и техники, которая вселяла тревогу.

— Военные много пьют, ходят с оружием. Это очень опасно. И танки, и БТРы, — говорит он.

Год с начала вооруженного конфликта Наталье и Валерию, как и другим сотрудникам школы, не выплачивали зарплату. Наталья говорит, что часть их района ушла под самопровозглашенную ДНР, а поселок остался под Киевом. В течение года не могли решить юридические вопросы. Римаренко продержались благодаря пайкам верующих — Наталья и Валерий — свидетели Иеговы. Им привозили гречку, рис, муку, подсолнечное масло.

— Когда выплатили задолженность по зарплате, мы решили уехать, — говорят переселенцы.

Дорога в Беларусь: документы проверяли почти на каждом блокпосту

Наталья родом из Акинчиц, это окраина Столбцов. В Украину она попала после школы, когда поступила в училище в Мариуполе на маляра.

— Она училась вместе с моей сестрой. Как-то приехала к нам домой на выходные. Я посмотрел, что красивая девушка, и не отпустил, — рассказывает Валерий, как они поженились.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Переселенцы рассказывают, что на Донбассе у них был свой дом и 60 соток земли

В Столбцовском районе у Натальи живут сестры и брат. Именно поэтому, когда встал вопрос, куда уезжать, они выбрали Беларусь. Так поступила не только их семья. С начала вооруженного конфликта на Донбассе в 2014 году в Беларусь приехали 160 тысяч украинских беженцев.

В другую часть Украины переезжать Римаренко не захотели.

— Западная Украина донбассовцев не приняла бы, — говорит Виталий. — Есть люди, которые выезжали туда и оставались, но некоторые вернулись на Донеччину, потому что не прижились.

До Беларуси ехали с остановкой на несколько дней в Киеве. От их родного села до Столбцов — около 1200 км.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Девочки из семьи Римаренко ходят в школу. Белорусский язык дается непросто. В Украине они учились в русскоязычных классах

— Представьте себе бег с препятствиями… Вот такой у нас был переезд. Единственное, что мы с собой взяли, — по полмешка одежды на человека и одеяла. Очень много блокпостов пришлось проехать. На каждом блокпосту мужчины должны были выходить из автобуса и показывать руки и плечи. Часто проверяли паспорта. Доехав до Киева, мы остановились на десять дней у соверующих, чтобы за это время сделать загранпаспорта.

Столбцы: дом и работу нашли не сразу

В Беларуси они искали дом и работу в сельской местности.

— В селе и финансово проще, и прокормиться легче, — говорит Валерий. — Но так как дети под опекой, нас нигде не брали. Сказали, что это дорогое удовольствие — брать в село опекаемых детей.

— Если нам с такими детьми дать жилье, то оно должно быть с пластиковыми окнами, с дверьми железными. А ни один колхоз нам такое предоставить не может, — объясняет слова мужа Наталья.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Кухня в доме переселенцев

Сначала снимали в Столбцах трехкомнатную квартиру, но было дорого — с «коммуналкой» выходило 4,5 млн неденоминированных рублей. Затем горисполком предложил коммерческое жилье — часть дома в аренду. Римаренко согласились. Сейчас они за жилье платят примерно 100 рублей в месяц. С оплатой электричества, воды и вывоза мусора сумма доходит до 150−200 рублей. Часть мебели в доме они купили на сайте подержанных вещей, что-то подарили люди.

По приезде Валерий устроился работать в поселке Новоколосово Столбцовского района на производство угля.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Валерий Римаренко (62 года). Сейчас у него и жены в Беларуси уже есть вид на жительство

— Там хороший человек этим производством заведует, он конкретно помог мне многим. Взял на работу, потому что тяжело было устроиться, пока нам не сделали вид на жительство. Еще он почти на всю зиму обеспечил нас картошкой. Но я надорвался и заработал паховую грыжу. Год потом не работал и операцию не мог сделать, потому что она стоила 18 млн рублей старыми деньгами. Это была неподъемная сумма. В итоге я обратился в Красный Крест. Они помогли деньгами на операцию. В феврале 2017 года ее сделали, — рассказывает он.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Территорию возле дома переселенцы постепенно обживают

Сейчас Валерий на пенсии. Он инвалид детства по зрению. И так как этот факт установили еще во времена СССР, его подтвердили сейчас и в Беларуси. Сегодня он получает 180 рублей пенсии.

Наталья работает на мясокомбинате — вывозит отходы после убойного цеха. Говорит, что зарплата хорошая — 350−400 рублей.

Девочки учатся в школе. Белорусский язык им пока дается нелегко. Младший сын поступил в лицей на повара, дочь — в декрете с пятым ребенком.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Наталья Римаренко родом из Столбцов, в Украину уехала учиться и там вышла замуж

— Первое время нам очень помогали ваучеры Красного Креста. Всего их дали где-то штук 15. На них можно было продукты покупать. Один ваучер — на 200 тысяч старыми деньгами, — отмечает Наталья.

Будущее: домой не вернутся

Возвращаться в Украину Римаренко не планируют. Говорят, что там сейчас тоже все придется начинать сначала. По слухам, в их доме уже разбиты окна, вещи кто-то вынес.

— Там такая система: если человек уезжает и его в течение месяца нет, сами люди из поселка и начинают все разбирать. Одна женщина поехала к родственникам на несколько дней — из дома и погреба все вытащили. Она обратилась в милицию. А ей говорят: «Что мы можем сделать? Они тоже кушать хотят», — вспоминает Валерий.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Нам некуда уже возвращаться, — добавляет Наталья. — Хотя там у нас и был свой дом… Только построились, выплатили кредит. Непонятно, что вообще произошло: началось все в Киеве — Донбасс разбомбили.

— Каким вы видите свое будущее? — спрашиваем.

— Мы не думаем о завтрашнем дне, потому что будет уныние. Живем, пока доживем. Мы и в Украине скромно жили: есть, где спать, есть, что есть, — и хорошо.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Собаку переселенцам подарили. Ее зовут Копатыч, потому что любит копать ямы возле будки

Партнер проекта: Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) — это агентство системы ООН, работающее для того, чтобы гарантировать право каждого человека, спасающегося от войны или преследования, на жизнь в безопасности.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-50%
-20%
-20%
-57%
-40%