/

На акциях против налога на тунеядство анархисты появились для многих неожиданно. В толпе протестующих они резко выделялись: маски на лицах, черные флаги, барабаны. БТ в своих сюжетах называло их «проверенными кулаками» оппозиции и сравнивало с нацистами. 15 марта «Марш нетунеядцев» в Минске закончился задержанием анархистов в троллейбусе — некоторые из них уже отсидели «сутки». Задерживали членов движения и в День Воли.

Кто эти люди, которые называют себя анархистами? Зачем они вышли на акции «нетунеядцев»? Почему с ними не церемонится ОМОН? TUT.BY поговорил с людьми, чья главная цель — страна без государства.

Чего хотят анархисты

Если очень коротко, анархизм — это мировоззрение, сторонники которого выступают против любой формы власти, иерархии и принуждения. Анархисты считают, что на смену государству должны прийти самоуправляемые общины, члены которых принимают решения сообща, на принципах прямой демократии и равенства.

Под стать своей философии белорусские анархисты не имеют единого центра и лидера. В стране существует несколько автономных анархистских инициатив. Самая давняя — «Еда вместо бомб», активисты которой кормят бездомных на улицах уже 12 лет. Несмотря на ненасильственный характер инициативы, ее представителей неоднократно задерживали.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Активисты из «Еда вместо бомб» несут кашу бездомным. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

В целом, анархисты регулярно всплывают в новостях из-за своих акций, которые правоохранители обычно расценивают как хулиганство. В 2015 году анархистов обвинили в порче имущества за белорусскоязычные граффити и испачканный краской плакат с милиционерами. А недавно одного из фигурантов «дела граффитистов» обвинили в хулиганстве за «повешенный» памятник городовому.

Перечисленные выше инциденты заканчивались «сутками», штрафами и возмещением ущерба. В отличие от громкого «дела анархистов», которое в 2011 году стоило его фигурантам реальных сроков в колонии. За политические акции, в том числе атаку «коктейлями Молотова» на российское посольство в Минске, пятеро молодых людей получили от 1,5 года ограничения до 8 лет лишения свободы. Двоих правозащитники признали политзаключенными — Игоря Олиневича и Николая Дедка.

Дедок примкнул к анархистам в 2003 году. С тех пор, по его словам, состав сторонников движения сильно изменился.

— Их стало больше, и они стали более «взрослыми». Стали приходить более серьезные и мотивированные люди. После зачистки 2010 года (когда были задержания по «делу анархистов». — Прим. TUT.BY) люди идут в анархистское движение с пониманием, что их могут посадить даже за то, чего они не делали. Приходит ощущение, что ты не просто в тусовке по интересам, а в радикальном движении, которое противопоставляет себя системе.

— Мы учли опыт 2010 года и стали много времени уделять безопасности. Все больше отходим от протестной субкультуры в сторону организованного политического движения. Думаю, менее радикальным движение не стало, но стало более осмысленным, — говорит анархист из «Революционного действия» Вадим (имя изменено. — Прим. TUT.BY).

Сколько их в Беларуси, анархисты скрывают. Дедок лишь отмечает, что «анархистское движение пока не массовое».

Почему анархисты вышли на акции против декрета № 3

Реализацию своего безгосударственного идеала белорусские анархисты называют долгосрочной целью. Краткосрочные — добиться отмены декрета № 3 и обрести широкую народную поддержку.

Для тех, кто с идеями анархизма не знаком, появление людей в черных масках на маршах могло стать сюрпризом, для некоторых — неприятным. Сами они считают свое участие закономерным и объясняют его борьбой за права трудящихся, которая всегда была частью анархистской деятельности. По словам Дедка, анархизм вырос из Первого интернационала — международной организации рабочих, основанной в XIX веке.

— Один из наших лозунгов — «С угнетенными против угнетателей — всегда!». Угнетенные — это наемные работники и безработные, те, кто лишен политической власти и частной собственности в капиталистическом обществе. Мы боремся именно за них, и сами являемся частью этого класса. И, естественно, когда против рабочих людей приняли такой закон, мы не могли не выступить против, — рассказывает анархист из коллектива «Прамень» Иван (имя изменено. — Прим. TUT.BY).

На акции против декрета о тунеядстве анархисты выходили с самого начала. После первого марша в Минске 17 февраля в интернете появились сообщения, что их пытались «скрутить» в общественном транспорте, но, по словам анархистов, очевидцы «отбили» их у милиции.

Затем был марш 5 марта в Бресте, куда анархисты пришли с растяжкой «Чиновник — главный тунеядец» и возглавили шествие по городу. В тот же день после акции четверых представителей движения задержали и дали «сутки» за нарушение порядка проведения митингов и шествий.

Но самым брутальным вышло задержание после санкционированного властями «Марша нетунеядцев» в Минске 15 марта. На акции анархисты, скрывая лица масками, били в барабаны и кастрюли и выкрикивали лозунги. Милиция требовала открыть лица либо покинуть место проведения марша. После акции люди в штатском пытались задержать анархистов на площади Бангалор, но они уехали на троллейбусе. Но вскоре на проспекте Машерова в салон забежали сотрудники в штатском — и провели «зачистку».

В этот день в Минске было задержано больше полусотни человек. Вместе с анархистами под «раздачу» попали и обычные пассажиры троллейбуса, которых позже отпустили. Оставшимся на следующий день дали от 12 до 15 суток административного ареста.

Не обошлось без задержаний анархистов накануне и во время Дня Воли, который, напомним, закончился жестким разгоном акции протеста. По данным инициативы «Анархический черный крест», которая помогает членам движения, попавшим в места лишения свободы по политическим мотивам, 24 марта было задержано около 30 анархистов и еще около 15 во время акции 25 марта. Среди тех, кого «упаковали» на митинге, был Николай Дедок. Сейчас он в больнице с черепно-мозговой травмой (TUT.BY беседовал с ним до 25 марта). Над другими вчера прошли суды.

Почему анархисты скрывают лица под масками

— Во время акции 15 марта отдельные граждане грубо нарушили закон о массовых мероприятиях, который запрещает скрывать лица под масками… С целью установления личности, а также возможной причастности к иным правонарушениям было принято решение о задержании, — объяснил официальный представитель МВД Георгий Евчар.

Николай Дедок считает, что, если бы не маски, то задержали бы за что-нибудь другое. Вадим согласен:

— После 2010−2011 года мы поняли, что милиции и спецслужбы воспринимают нас как врагов на улице.

В МВД, однако, отрицают, что анархистов «закрывают на сутки» лишь потому, что они анархисты.

— Есть четко прописанный закон о массовых мероприятиях. Они его не соблюдали, за что и были наказаны. Если они начнут соблюдать, значит, их наказывать не будут. Никто анархистов за то, что они анархисты, не привлекает к ответственности. Только за нарушения, — сказал TUT.BY начальник управления информации и общественных связей МВД Константин Шалькевич.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Анархисты на «Марше нетунеядцев» в Бресте. Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

На вопрос, зачем вообще скрывать лица под масками, анархисты отвечают, что не хотят «упрощать милиции работу».

— Чтобы не дать нас идентифицировать, — объясняет Иван. — Анархиста могут выгнать с учебы, с работы, «трясти» при пересечении границы, перед акциями оппозиции превентивно «закрывать на сутки». Поскольку анархистское движение ввиду своих целей действует полуподпольно, маски — это наша защита. Мы стремимся, чтобы как можно большее количество наших активистов оставались неизвестны милиции и КГБ.

Позже замначальника ГУВД Мингорисполкома — начальник милиции общественной безопасности Иван Кубраков в эфире ОНТ заявил, что анархистов пришлось экстренно задерживать в троллейбусе, потому что у них с собой были не только маски, но также ножи и кастеты, и они могли причинить вред окружающим.

— Какой дурак понесет кастет или нож на акцию, зная, что его могут там задержать? Да и зачем было нести туда холодное оружие? Анархисты что, часто нападают на кого-то на акциях? — уверен Иван.

Почему БТ тратит на анархистов столько слов

На ТВ их называли «проверенными кулаками» оппозиции, потом сравнивали с нацистами и недвусмысленно намекали на роль, которую анархисты сыграли в украинской революции.

Собеседники TUT.BY не отрицают, что их единомышленники были на Майдане, но эффект от их присутствия там считают незначительным.

— Анархисты, насколько мне известно, принимали участие в украинской революции, но их влияние и участие там было крайне малым, и я бы не сказал, что результативным. Одно время они пытались создать свою сотню самообороны для защиты протестующих от «Беркута», но столкнулись с противодействием ультраправых и в итоге потерпели неудачу. В принципе относительно разных правых групп, участвовавших в тех событиях, анархисты не играли почти никакой роли на Майдане, — считает Вадим.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Анархисты на «Марше нетунеядцев» в Бресте. Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Анархисты уверены, что госканалы избрали их в качестве мишени по нескольким причинам.

— Во-первых, анархисты способны на радикальные меры, с ними нельзя договориться, сесть за круглый стол за спинами народа. Анархистов нельзя купить. Во-вторых, все эти нападения, как в СМИ, так и на улицах, — это попытка запугать, чтобы никогда не выходили и не высовывались больше. В-третьих, народ начинает позитивно воспринимать наши лозунги, — рассуждает Николай Дедок.

На что готовы анархисты

Что же такого радикального во взглядах анархистов, кроме самой идеи отказа от любой власти? Представители анархистского движения не скрывают, что готовы пойти на силовой протест.

— Если люди будут готовы к решительным шагам, то и анархисты не останутся в стороне. Но все зависит от конкретной ситуации, настроения и решительности простых людей, — говорит сторонница анархистского движения Анастасия.

Из ответа Николая Дедка на вопрос, как далеко анархисты готовы зайти в силовом протесте, становится ясно: в случае чего потасовкой в троллейбусе дело не ограничится.

— Анархисты не одобряют насилие ради насилия, но мы готовы поддержать восставший народ в самых радикальных действиях, — объясняет Иван. Он считает, что народ «имеет право защищаться».

При этом Иван замечает, что белорусские анархисты понимают под революцией не смену Лукашенко на одного из лидеров оппозиции, а полную перестройку общественных отношений согласно своим принципам.

— Нам нужен переход власти от государственных институтов к органам общественного самоуправления, советам трудящихся. Ликвидация любой иерархии в обществе. Социализация средств производства. Вот это в нашем понимании — революция. И именно к этому мы будем стремиться.

Юлия Никитина, младший научный сотрудник Института философии НАН:

— Современные анархистские течения можно объединить термином «постанархизм». В отличие от классического анархизма XIX века, который восставал против власти в лице государства, постанархизм рассматривает власть более широко. Он признает, что она пронизывает общество на всех уровнях отношений, вплоть до семейных и сексуальных, и от нее не уйти. Взгляд постанархистов на революцию тоже изменился, тем более они рассматривают широкий спектр вопросов, в том числе феминизм, экологию, капитал.

Надо отметить, что в постсоветских странах анархисты в большей степени остались на позициях классической, более радикальной формы учения. При этом анархизм нельзя назвать самым радикальным из современных движений, нацизм однозначно превосходит его в этом смысле. Постанархизм не массовое движение, но оно социально и политически активное. В подавляющем большинстве его участники — это люди до 30 лет.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-15%
-10%
-50%
-10%