Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

Обвиняемых в зале суда 12 человек. По версии следствия, они делали врезки в трубопровод и похитили 80 тонн дизельного топлива. Почти все фигуранты своей вины не признают, а их лидер считает, что преступление ему «навесили».

В суде Фрунзенского района Минска начался суд над 12 жителями Витебской области. Увидев камеру, кто-то из них отворачивается, кто-то прикрывает лицо газетой, и только некоторые смотрят в объектив. Перед началом заседания фигуранты через железную решетку совещаются со своими адвокатами. И защитники, и их клиенты очень активны в процессе, задают вопросы свидетелям, позволяют себе эмоциональные высказывания и лирические отступления.

Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY
Обвиняемые отворачиваются от камеры и закрывают лица. Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY

— Как установлено в ходе предварительного следствия, обвиняемые на территории Миорского района делали врезки в нефтепродуктопровод и в течение почти 2 лет похитили не менее 80 тысяч килограмм дизельного топлива, причинив ущерб УПП «Запад-Транснефтепродукт» на сумму 102 481 рубль. В ходе следствия двумя лицами возмещен ущерб на сумму 29 552 рубля, на имущество обвиняемых наложен арест на сумму 96 583 рубля, — сообщала Генпрокуратура, когда дело направлялось в суд.

Все 12 человек обвиняются по ч. 4 ст. 205 УК «Кража, совершенная организованной группой либо в особо крупном размере», санкция статьи предусматривает лишения свободы от 3 до 12 лет с конфискацией имущества. Кроме того, еще пятерых обвиняют также по ч. 1 ст. 309 УК «Умышленное разрушение магистрального трубопроводного транспорта». А действия охранника линейной производственно-диспетчерской станции «Дисна» Владимира Ероменка квалифицировали по ч. 3 ст. 424 УК «Злоупотребление властью или служебными полномочиями».

«Дизельное топливо обсуждали не прямо, а фразами «собираем грибы, сколько корзинок?»

В суд в качестве свидетеля был вызван старший оперуполномоченный ГУБОПиК МВД Сергей Новик. Именно он не один месяц вел наблюдение за группой. В ее состав входили бывший начальник криминальной милиции Миорского РОВД, инструктор по спорту, сотрудник ОСВОДа, тракторист колхоза, охранник, руководил всеми, по версии следствия, слесарь Виктор Шилинский.

— С чего вы взяли, что это организованная преступная группа? — обратилась к свидетелю адвокат, который защищает интересы бывшего милиционера.

— На мой взгляд, эти люди соблюдали усиленные меры конспирации: постоянно меняли телефоны, регистрировали их на подставных лиц, не обращались друг к другу по имени и отчеству, пользовались условными знаками, использовали рацию, — ответил сотрудник ГУБОПиК МВД.

Бывший милиционер Сергей Кисляк сидит в клетке в первом ряду. Он проработал в правоохранительных органах 23 года, награжден медалями «За безупречную службу», «90 лет белорусской милиции». С 2004-го по 2012 год был первым заместителем начальника Миорского РОВД, потом ушел на пенсию. В поле зрения коллег он попал в феврале 2015 года, как говорят оперативники, с информации о Кисляке все и началось.

Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY
Обвиняемых защищает 12 адвокатов, а охраняет — 10 конвоиров. Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY

 — Основываясь на материалах оперативно-розыскной деятельности и внутреннем убеждении, могу сказать, что это Кисляк занимался информированием группы. Звонил и говорил: «Смотрите аккуратно, сегодня совершено убийство, могут быть посты». Дизельное топливо обсуждали не прямо, а такими фразами: «Собираем грибы, сколько корзинок?» — рассказал в суде старший оперуполномоченный ГУБОПиК МВД Сергей Новик.

Задержали группу 9 февраля 2016 года. На кого-то наручники надели дома, а на некоторых — прямо на дороге, когда они на МАЗе перевозили топливо.

Адвокаты обвиняемых добивались четких ответов от сотрудника милиции: в какие дни похищалось топливо? когда их клиенты решили стать организованной группой? как подтвердить, что обвиняемые действительно похищали топливо, если часть материалов оперативно-разыскной работы засекречена?

Вы вели видеофиксацию? — поинтересовался один из защитников.

— Нет, это могло меня отвлекать от самого наблюдения, — ответил Новик.

Откуда мы можем знать, что так и было? — уточнил адвокат.

— Вы не можете, это право есть только у следователя и судьи. Нам закон позволяет сохранить в тайне методы работы. Если бы все предавалось гласности, то мало бы людей привлекалось к уголовной ответственности, — ответил свидетель.

Передвигались на чужих авто, в салоне лежало несколько госномеров

По его показаниям, группой руководил Виктор Шилинский, он давал всем распоряжения, говорил, где нужно сделать врезки, обеспечивал безопасную перевозку топлива в ангар. Чтобы никто не заметил пропажи, были установлены специальные устройства, которые следили за давлением. Фигурантов год прослушивали по телефону, за ними велось наблюдение и днем, и ночью. Но до сих пор не все участники организованной преступной группы установлены, есть информация, что к ней также причастны жители Латвии.

 — Вы сказали, что знали меня. Откуда? — обратился к милиционеру обвиняемый Кисляк.

— Как бывший сотрудник милиции вы должны понимать: вы меня не знали, а я вас давно знал, — ответил Сергей Новик.

О чем мы с вами говорили, когда вы приходили ко мне в СИЗО? — обратился к оперативнику другой обвиняемый Владимир Еременок. По версии следствия, он, работая в должности охранника линейной производственно-диспетчерской станции «Дисна», сообщал, где и какие посты были выставлены.

— Вы говорили, что вам плохо, пишете стихи, хотите домой. Не скрывали, что были в этой группе, и сказали: «Да, я попал». А я напомнил, что за кражу грозит от 3 до 12 лет, но какое наказание вы получите, зависит от вас и признания вашей вины, — ответил старший оперуполномоченный. — Вас в группу вовлек Кисляк, за что вы получали вознаграждение.

Откуда вы знаете? Кто при этом присутствовал? — перешел на повышенный тон обвиняемый Еременок.

Сотрудник ГУБОПиК МВД рассказал, что организатор группы Шилинский сам привозил остальных участников к дому в деревню, прокладывал шланг от трубопровода к цистерне, которая была размещена в деревенском доме.

— Вы врете! — заявил Шилинский.

— Я считаю, это вы врете и всю жизнь прожили на воровстве. Вас задерживали на автомобиле, который вам не принадлежит, это еще раз говорит о конспирации. И не зря в салоне лежало несколько госномеров, которыми вы пользовались, — ответил Новик.

Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY
Почти все обвиняемые не признают свою вину. Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY

В какой-то момент защитник Шилинского предложил сотруднику милиции Новику пройти проверку на полиграфе, но суд снял этот вопрос.

Адвокат: «Собственник топлива не установлен»

Далее в суде появился свидетель Стома, житель Витебской области. Он рассказал, как в начале 2016 года его знакомый попросил «подержать в гараже российское топливо», пока не приедет литовец и не заберет его.

— Было 4 бочки, каждая по 200 литров. Но на следующий день приехала милиция, сказала, что это все краденое, и конфисковала, — рассказал во время допроса свидетель.

Показания второго оперуполномоченного ГУБОПиК МВД Русака вызвали у обвиняемых бурную реакцию, в какой-то момент из клетки раздалось: «Цирк!» Он рассказал, что прежде чем перевезти топливо из сарая, члены организованной группы следили за тем, чтобы на дороге не было ГАИ, а затем перевозили дизель в Поставы или Ошмяны.

— Обвиняемые называли друг друга только по номерам и кличкам. Мне запомнилась кличка Маленький, Шилинского звали Первый, Чернявского — Пятый, — сказал Русак.

— Вы же мне преступление вешаете, так объясните, что я делал! — обратился к нему обвиняемый Шилинский.

Адвокаты задавали десятки вопросов о том, как работали оперативные сотрудники во время наблюдения. Чуть позже они объяснили TUT.BY, что сомневаются в том, что в указанное время сотрудники милиции были в населенных пунктах Миорского района, вели там скрытое наблюдение и при этом оставались незамеченными, ведь там везде открытая местность. И как они могли рассмотреть в темноте, что у обвиняемых были рации, распознать их лица, при том, что никакие специальные технические приборы не использовались, кроме мобильного телефона.

Но больше всего вопросов у стороны защиты к тому, что потерпевшей стороной следствие признало УПП «Запад-Транснефтепродукт», в частности защитник Владимира Римовича, адвокат Олег Варакса, поднял вопрос о том, что орган уголовного преследования не установил собственника дизельного топлива. Так, по данным следствия, хищение происходило из нефтепродуктопровода ЛПДС «Дисна» (Республика Беларусь) — ЛПДС «Илуксте» (Латвийская Республика), то есть УПП «Запад-Транснефтепродукт» оказывал лишь услугу по транспортировке нефтепродуктов на основании долгосрочного договора, предназначенного для регулирования «перекачки» партий нефтепродуктов и обеспечивал единый неразрывный технологический процесс транспортировки, но не переход права собственности на нефтепродукты. Кроме того, в материалах уголовного дела нет информации о том, как, когда и при каких обстоятельствах что-то кому-то возмещалось. Также у адвокатов вызывает вопросы то, что ущерб насчитывали по ценам в белорусских рублях, утвержденных приказом концерна «Белнефтехим», ведь ни поставщик, ни покупатель дизельного топлива не являются белорусскими субъектами хозяйствования.

Судебные слушания по уголовному делу продолжаются.

-90%
-50%
-15%
-40%
-50%
-70%
-70%
-50%
-23%