/

«Когда начинается сильная фантомная боль, я иду в сарай. У меня там верстак, инструменты очень хорошие. Я за любое что-нибудь берусь и начинаю делать. И боль проходит тихонечко…» — говорит 76-летний Николай Трофимович Кричко. 14 лет назад ему отстрелили ногу. С тех пор он перемещается на костылях. Дома у мужчины валяется протез, который ему выдали бесплатно. На нем он ходить не может — начинает болеть культя. Больше десяти лет пожилой белорус собирает деньги на новый импортный протез. «Хочу хотя бы в магазин нормально сходить или поликлинику», — сетует пенсионер.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

До недавнего времени проблемы Николая Трофимовича были его личным делом. 76-летний мужчина, который 14 лет живет без правой ноги, так и не смог скопить на импортный протез. Смирился, свыкся. Руки от костылей ныли, спина болела, мозоли на ладонях кровоточили, а пенсионер, который привык работать, все никак не мог усидеть в теплом кресле у телевизора. Николай Трофимович продолжал мастерить, работать в огороде, ходить по грибы, ягоды, на рыбалку. Взял костыли — и пошел. Больно, тяжело, но ничего не поделаешь.

О сложностях, с которыми он столкнулся, общественность узнала 11 марта. В тот день Николай Трофимович выпалил все как на духу журналистам. И произошло это в Пинске на площади Ленина во время несанкционированной акции против декрета № 3. Налог на тунеядство мужчину не волновал, он попал туда, можно сказать, случайно.

— У меня есть друг. Я ему рассказывал про свои проблемы. (…) Он ехал на машине, меня увидел, говорит: «Поехали на митинг». Я сел в машину и поехал. Когда ко мне корреспонденты подошли и начали расспрашивать, он (друг. — Прим. TUT.BY) взял в стороночку отошел, и всё. Меня начали спрашивать, я правду и сказал, что не могу на протезе ходить — боль мучает. (…) Из-за этого и пошла катавасия, — смеется собеседник.

«Поднимайся, а то пристрелю»

Беда с Николаем Трофимовичем случилась 14 лет назад на рыбалке. В тот день мужчина поехал на природу с другом и зятем.

— Я разложил удочки, начали рыбу ловить. Подошел к нам мужчина, спрашивает: «Чья машина?». Я говорю, что моя. Он мне: «На 3 рубля, завези в деревню». Я ему: «На тебе пять и иди пешком». Он снимает ружье, заряжает два патрона и говорит, что пойдет и постреляет колеса (в машине Николая Трофимовича. — Прим. TUT.BY). Я пошел, стал возле машины — думал, что не будет в человека стрелять. Он на горке стоял. Берет ружье и стреляет. Мне в ногу попало, и я упал. Он мне: «Поднимайся, а то пристрелю», — рассказал пенсионер.

Встать мужчина уже не мог. Ему на помощь бросились зять и друг.

— Они положили меня на лодку, затащили в машину. Друг сел за руль и поехали. Ружье (у охотника. — Прим. TUT.BY) отобрали и бросили в машину, — вспомнил дедушка.

Медики спасли жизнь дедушке, но из-за серьезных повреждений ногу пришлось ампутировать. Стрелявшего позже осудили.

— Дали 8 лет, год сняли по амнистии, — объяснил собеседник.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Перестал собирать деньги, потому что мне питаться надо»

С тех пор пенсионер ходит на костылях. Периодически Николай Трофимович ездит на обследование в Минск, а раз в два года ему даже бесплатно выдают протез. Правда, долго ходить на нем пенсионер не может.

— Я хожу очень хорошо на протезе: без палочки, без костылей. Я как-то надел, мне Сергеевна (вторая жена Николая Трофимовича Нина Сергеевна. — Прим. TUT.BY) говорит: «Идешь, быццам нога на месте». Я могу ходить 15−20 минут хорошо, а потом начинаются боли. Сначала куда ни шло — культя не «хлопает». А потом я уже три, четыре чулка надеваю на культю, чтоб не «хлопала», — жалуется он.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В Минске пенсионеру посоветовали приобрести импортный протез, но уже на свои деньги:

— Врач посмотрел культю, сказал, что нужен импортный протез, и назвал цены. 6 миллионов был самый дешевый в то время. Это лет десять тому назад. Я собрал эти шесть миллионов, звоню, говорю, что собрал 6 миллионов. А мне говорят: «А где вы такие цены видели?». Уже 10 миллионов с чем-то. Когда я собрал 10 миллионов, протез уже стоил 18 миллионов… Тьфу, к ядреной бабушке… Я уже и перестал собирать денежки, потому что мне питаться надо.

Сколько сейчас стоит импортный протез, он не знает. В ближайшее время он должен посетить больницу в Минске, где ему сообщат цену.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Плохо, что я с тобой на танцы не хожу»

Сейчас у Николая Трофимовича вторая группа инвалидности. Живет дедушка со своей второй супругой Ниной Сергеевной, с которой познакомился шесть лет назад в санатории. Она сопровождала свою подругу-колясочницу, а он проходил реабилитацию. Нине Сергеевне захотелось сала, а у Николая Трофимовича как раз была с собой заначка «со своего кабанчика», да еще и «с чесночком». Так и познакомились.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— И зачем я его полюбила, — смеется Нина Сергеевна.

— Это Боженька дал, — вторит ей супруг.

— Поехать в санаторий, посидеть за одним столом и познакомиться. Такая вот жизнь, — вспоминает первую встречу женщина.

— Что тебе? Плохо что ли?! — улыбается дедушка.

— Плохо, что я с тобой на танцы не хожу, — шутит бабушка.

Теплые месяцы пара проводит в доме под Бобруйском. Там у них 30 соток огорода, гектар земли в поле. Зимовать Николай Трофимович с Ниной Сергеевной приезжают в квартиру в Пинске, так как дом под Бобруйском старенький, на печном отоплении.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Я все время занят: то на рыбалку поедешь, то туда, то сюда»

Как признается Николай Трофимович, без протеза он даже в магазин нормально сходить не может.

— На костылях у меня всегда руки заняты. Я оставляю один костыль и чуть ли не падаю. А когда есть протез, в одну руку палочку или костыль взял, в другую — сумку и прошелся. И дома тоже. У меня и виноград, его подрезать надо. Я трудоголик, без работы не могу. Для меня 5 месяцев (которые супруги проводят в Пинске. — Прим. TUT.BY) это тюрьма. В кресле сижу, телевизор смотрю. А так я все время занят: то на рыбалку пойдешь, то туда, то сюда.

С новым протезом пенсионер рассчитывает и в магазин ходить, и в поликлинику, и в лес по грибы, а может даже, и на танцы Нину Сергеевну пригласит. Почему нет?

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Историю Николая Трофимовича узнал правозащитник из Гомеля Леонид Судаленко. Он решил помочь мужчине собрать необходимую сумму и открыл на имя Николая Трофимовича благотворительный счет в банке. Как сообщил TUT.BY правозащитник, от своей семьи он уже внес посильный вклад.

Реквизиты:

ОАО «АСБ Беларусбанк», отделение № 121/134 в г. Пинске.

р/с 000092 (благотворительный счет)

Получатель: Кричко Николай Трофимович.

«В районе трех килограммов весит любой протез любого производителя»

Заместитель главного врача по медицинской деятельности протезно-ортопедического госпиталя Елена Альзоба о проблемах Николая Трофимовича знает. По словам специалиста, импортный протез его проблемы не решит.

— У него хороший российско-белорусский протез. Для его уровня активности этого более чем достаточно. Культеприемник ему делается по слепку. В декабре 2016 года он получил у нас новый протез и получает их каждые два года. Весит этот протез 3,5 кг.(…) Даже если ему сделают протез за 10 тысяч евро, это не будет означать, что на нем ему будет легче ходить. По весу это будет тот же самый протез (который уже есть у Николая Трофимовича. — Прим. TUT.BY). (…) В районе трех килограммов весит любой протез любого производителя, — заключила собеседница.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Елена Николаевна сообщила, что в конце прошлого года пенсионеру отправили почтой специальный немецкий клапан, который ставится в культеприемник, чтобы откачивался лишний воздух и культя плотно прилегала к стенкам протеза. То есть чтобы культя «не хлопала».

Однако к тому времени Николай Трофимович уже уехал на зимовку в Пинск, поэтому посылка вернулась обратно в госпиталь. Ожидается, что в скором времени клапан ему передадут.