Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Мухамед и Армен (имена изменены) приехали в Беларусь из Ирана как туристы и сразу же попросили политического убежища. На то, конечно, были свои причины. Мухамед — гомосексуал, а это опасно в Иране. О своей ориентации говорит спокойно, но «светиться» не хочет даже в Беларуси, поэтому о жизни в Иране рассказывает Армен, который, так получилось, оказался его напарником по пути в эмиграцию.

Парень лучше знает английский язык и рассказывает об их нелегком пути. Говорит, выучил иностранный, когда общался со своими знакомыми из США и Европы по скайпу. Социальные сети в Иране запрещены, правда, местные жители пользуются «Телеграммом». Именно в виртуальной реальности ребята и познакомились. А потом решили, что надо бежать. У каждого были свои причины, но каждому из них могла грозить смертная казнь.

— Вообще, есть 127 причин, чтобы человека казнили в Иране. Понятно, когда наказываются смертной казнью убийства, изнасилования или вооруженные ограбления, но в Иране смертью могут покарать и за ересь, богохульство, семейную измену, гомосексуальность, распространение порнографии. Способов умертвить человека — великое множество. Все зависит от провинции. Женщин забивают камнями, например. В Тегеране приняты публичные повешения при помощи подъемных кранов. Такая смерть особо мучительна, — говорит Армен.

Опасаясь за свою жизнь, парни решили сбежать из Ирана. Беларусь выбрали из-за того, что нужно было получать убежище, а еще они были уверены, что без проблем попадут в Польшу, где у Армена есть знакомые. Однако на месте оказалось, что границу с Евросоюзом пересечь не так-то просто. Поэтому молодые люди осели в Гродно и попросили политического убежища. Сейчас живут в местном хостеле.

Армен рассказывает, что Иран, в принципе, страна богатая, и люди там живут в достатке. Страну свою любят. Есть работа, и можно получать неплохие деньги, но угроза для жизни вынуждает каждый год тысячи людей уезжать из государства в поисках лучшей жизни.

— Чтобы получить разрешение на выезд, а вернее, на получение визы, надо заплатить деньги. Очень много коррупции. Нам, чтобы получить разрешение уехать, пришлось платить примерно по тысяче долларов. Деньги мне дал мой опекун, — говорит Армен и рассказывает уже свою историю.

По национальности он армянин. Его прадед приехал в Иран в те времена, когда государство было еще светским — до 1979 года. Когда произошла революция, родственники молодого человека решили все-таки остаться в стране. Его отец встретил девушку-курдку и увел ее из семьи. По шариатским законам паре грозила смертная казнь. Мама молодого человека была выдана замуж в 12 лет за своего дядю, а когда ей было чуть больше 20 лет, она сбежала с будущим отцом Армена. Пара долго скрывалась, но в конце концов, когда у них родился ребенок, они попали в руки стражей Исламской революции. Родителей Армена убили, а его, маленьким ребенком, забрали знакомые семьи. Армен вырос христианином и свою религию никогда не менял. Правда, говорит, что было тяжело. Несколько лет он не мог выйти из дома, а когда выходил, попадал в руки религиозных фанатиков.

— Много раз меня били и даже резали ножом, — парень показывает глубокие шрамы на руках и на лбу. В конце концов опекун молодого человека, когда тому исполнилось 18 лет, дал деньги, чтобы парень уехал из страны.

 — Мы списались с Мухамедом и начали готовить документы на выезд. Мухамед работал инструктором по фитнесу. Армен говорит, что, несмотря на очень жесткие законы, ЛГБТ-сообщество в Иране существует, но находится в глубоком подполье.

— Сказать открыто, что ты гей, в Иране, конечно, нельзя.

По словам Армена, сам факт гомосексуальности не приветствуется, но то, что в стране есть геи и лесбиянки, все-таки в 2014 году вынуждены были признать власти Ирана. Однако до сих пор в стране проходят показательные казни геев.

— Происходит это так, что человека обвиняют в изнасиловании другого. А уже за это полагается смертная казнь.

Кстати, в 2010-м в Тегеране на улицы вышли протестовать около 400 геев и лесбиянок. Начались конфликты с местными жителями. Многим представителям ЛГБТ-сообщества пришлось эмигрировать в Турцию.

Армен говорит, что большинство людей в Иране поддерживают действующую власть и суровые законы.

И хотя в Иране семейные и даже любовные отношения жестко регламентируются, люди находят выход. Например, «временные браки», которые распространены среди мусульман-шиитов, разрешены иранскими законами. Они могут заключаться в том случае, если мужчина не обладает достаточно хорошим финансовым положением.

Продолжаться временные браки могут достаточно долго, но могут быть расторгнуты в любой момент по обоюдному согласию сторон. Кроме этого, временные браки в Иране заключаются в том случае, если мужчина планирует семейную жизнь с иностранкой или с немусульманкой, или когда мужчине необходимо покинуть страну на длительный период, а супруга отказывается его сопровождать. Постоянный же брак может быть заключен с мусульманкой или с женщиной, которая примет ислам.

— Тамошняя жизнь значительно отличается от Беларуси. Это совершенно другой мир. Здесь ценятся права человека и свободы. Мы впервые за границей и, конечно, нам кажется, что Гродно — очень европейский город. Здесь много рисунков на стенах домов — у нас граффити нет. Еще видно, что у вас не очень все хорошо с экономикой. В Иране люди живут богаче.

По словам парней, им пока очень тяжело привыкнуть к новой реальности. Пока есть запас денег, которые они взяли с собой, их жизнь напоминает больше туристическое времяпрепровождение, чем жизнь эмигрантов.

— Все осложняется тем, что мы не знаем русского языка. Но все можно выучить. Возвращаться мы, конечно, не хотим, потому что тогда мы точно можем оказаться в тюрьме. Поэтому мы планируем все-таки получить политическое убежище и найти работу. Или уехать в Польшу или Германию, где у нас есть знакомые.

P. S. статья была отредактирована в целях безопасности героев.

В 2016 году 788 иностранцев обратились с ходатайствами о предоставлении статуса беженца или дополнительной защиты в Республике Беларусь. Среди них было 8 иранцев. За этот же год трем иностранцам был предоставлен статус беженца (гражданину Афганистана и двум украинцам). Еще 607 людям в нашей стране предоставлена дополнительная защита. Это значит, что человек получает временное разрешение на жительство без предоставления статуса беженца.

Что касается истории иранцев, поселившихся в Гродно, то информацию о том, какой в итоге статус они получат в Беларуси и когда это произойдет, в Департаменте по гражданству и миграции не дают, ссылаясь на конфиденциальность данных.