Виолетта Дралюк,

«Серый» бизнес — он обычно легок на подъем. Едва мелькнет призрак больших денег, как с удивительной скоростью выстраивается и начинает складно работать схема, сулящая легкий доход. Причем не редкость, когда вполне легальное предприятие пересекается с нелегальными сделками, балансируя на грани закона. Разобрать, где белое, а где черное, в лабиринтах такой коммерции непросто. Однако реально. Подтверждение тому — недавний пример из практики финансовой милиции и следственных органов Гомельской области, пишет «СБ Беларусь Сегодня».

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Это закрученное уголовное дело завершал старший следователь областного управления Следственного комитета Андрей Журавлев. По его словам, путаная коммерческая история начиналась несколько лет назад, когда налоговая инспекция постучала в двери трех гомельских фирм, работавших с Октябрьским заводом сухого обезжиренного молока и Оршанским молочным комбинатом. В поле зрения контролирующих органов частные фирмы попали по классическому поводу: сделки совершали, деньги по расчетным счетам переводили (более шести млрд рублей — до деноминации), а вот налоги не платили.

Как положено в таких случаях, к налоговой инспекции подключилось управление Департамента финансовых расследований областного КГК. Призвали к ответу соучредителей и директоров коммерческих структур. Шесть человек в общей сложности. Пятеро из них оказались жителями одной из деревень Гомельского района. Когда тех доставили для объяснений, вопросов появилось еще больше. Андрей Журавлев вспоминает в тему одного из героев романа «Золотой теленок»:

— Помните подставного директора Фунта? Вот и здесь хитрая история получилась. Все эти люди — практически одна семья. Дворник, его жена, находящаяся в отпуске по уходу за третьим ребенком, двоюродный брат, осужденный за неуплату алиментов, грузчик из Брянской области… Жители Гомельского района в один голос заявляли, что стать директорами их попросил односельчанин Дмитрий. За новые должности вручил по 100−150 долларов, а еще выдал пластиковые карточки, обещая ежемесячно начислять директорскую зарплату.

С Дмитрием, которому сейчас 38 лет, они пересекались по деревенским хозяйственным делам. Местные его хорошо знали. Шикарный коттедж, дорогая машина, хотя нигде не работал и официального бизнеса не имел. Так вот, упомянутые товарищи помогали ему за N-ную сумму двор почистить от снега, обработать огород, покосить траву. Кто же откажет платежеспособному соседу в очередной просьбе?

Вот только для директора-дворника и иже с ним, чьи фамилии и подписи фигурировали в документах липовых фирм, эта история закончилась плохо. Всех привлекли к административной ответственности, а Экономический суд области обязал их возместить один миллиард неуплаченных на то время налогов. Правда, сейчас у подставных руководителей появилась надежда, что платить будет все-таки тот, кто заварил кашу.

«Фунты», конечно, не догадывались, во что ввязываются и чем может обернуться такое директорство. А вот Дмитрий и его партнер из города Злынка Брянской области — 36-летний Николай, судя по материалам дела, представляли цели и задачи, под которые создавали в Гомеле фирмы-однодневки. Следователь посвящает в подробности:

— Житель Брянской области Николай и раньше занимался поставками белорусской молочной продукции в Россию. Но делал это легально как ИП. Однако в то время цены на отечественную «молочку», реализуемую на экспорт и на внутренний рынок, заметно отличались. Кроме того, колебались курсы валют. Надо полагать, на этой разнице и решили заработать. Плюс к тому сэкономить на уплате налогов.

Так в Гомеле появились те самые три фирмы. Если кто мог пострадать в «молочных» махинациях, то лишь доверчивые сельчане. Что и случилось спустя время. Но до этого на счета фирм вносились миллиарды рублей, за которые приобреталось сливочное масло и сухое молоко, потом уезжавшие в направлении брянского региона. На границе машины встречали, а дальше они уже следовали по документам злынковского ИП Николая на склады предприятий в Московскую область.

— Так кто же и в чем потерял?

— Молочные предприятия потеряли на разнице цен и валютные поступления, казна — крупные суммы неуплаченных налогов.

— А кто выиграл?

— Незаконно полученный доход оценен в сумму свыше шести миллиардов еще тогда неденоминированных рублей. Полагаю, люди, придумавшие схему, на этом неплохо заработали. Достаточно сказать, что после упомянутых операций Дмитрий купил Infiniti, цена которому 25−30 тыс. долларов. Согласитесь, серьезная покупка для нигде не работающего человека.

В Гомеле рассмотрели уголовное дело по обвинению жителя Гомельского района Дмитрия в незаконной предпринимательской деятельности.

Пока шел процесс, он находился под подпиской о невыезде. Говорят, до конца был уверен, что доказать его причастность к коммерческим сделкам не удастся. Ведь в этой истории не значилось никаких документов с его фамилией и за его подписью. Разве что показания работников молочных заводов, которые узнали в нем менеджера, приезжавшего по вопросам заключения договоров от имени фирм-однодневок. Позиция же фигуранта дела была приблизительно такой:

— Работал на российскую фирму. Все дела велись в Брянской области. Остальное мне неизвестно.

Суд приговорил мужчину к четырем с половиной годам лишения свободы, одновременно лишив права заниматься предпринимательской деятельностью сроком на пять лет и обязав возместить незаконно полученный доход. На основании этого решения может быть пересмотрен и вердикт Экономического суда по подставным директорам — сельчанам, которые до недавнего времени по мере сил и возможностей рассчитывались за уклонение от налоговых платежей.

Тем временем материалы уголовного дела в отношении коммерсанта из Брянской области выделены в отдельное производство. Они готовятся для передачи коллегам в Россию. Привлечь к ответственности за незаконное предпринимательство его могут только российские силовые органы.

— Оперативная разработка велась УДФР около полутора лет, прежде чем было возбуждено уголовное дело. В чем заключалась сложность? Фигуранты соблюдали строжайшую конспирацию. Все вопросы обсуждались только при личных встречах. Управление финансовыми делами подставных фирм велось с территории России, где наши службы уже не могли проводить оперативные мероприятия. Поэтому сбор доказательств их вины потребовал не только времени, но и огромного объема работы, — прокомментировал Максим Молчанов, инспектор УДФР КГК по Гомельской области.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-35%
-20%
-50%
-50%
-22%
-20%