/ Фото: Игорь Ремзик,

Пятаки находятся в нескольких десятках километров от Волковыска. Деревня небольшая — всего в одну улицу. Часть домов — бесхозные. Близость к городу определяет уклад жизни местных жителей — здесь уже не держат домашних животных, хлева пусты, а в некоторых подворьях сараи уже разобраны. Надобности в них нет — коров здесь давно не доят. Местные говорят, что невыгодно, да и пожилым тяжело вести хозяйство. Тем более неожиданно увидеть здесь большое хозяйство Татьяны Миганович. Вместе с мужем она перебралась в деревню из Волковыска и обзавелась 70 козами, которые и стали настоящими кормилицами.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Уехать из города в деревню семья решилась после того, как Татьяну и Николая сократили на работе. Мужчина работал в мелиорации. Говорит — получал достаточно, хватало на съемную квартиру и на жизнь. Татьяна была менеджером в фирме, которая занималась продажей автозапчастей. Но у небольшого предприятия настали не лучшие времена, и Татьяну сократили.

— Тогда я еще работал на экскаваторе. Мог в хорошие времена заработать и 500 долларов, и 700. Но что это была за работа? Домой приходил только переночевать. Жену не видел сутками. Потом зарплаты стали падать, — говорит Николай.

Денег на съемную квартиру стало не хватать, купить собственное жилье в городе возможности не было. Семья стала искать варианты.

— Моя мама купила дом в деревне и предложила пожить там, — вспоминает Татьяна.

Сначала планировали, что дом будет использоваться как дача и приезжать сюда будут только летом, но вышло по-другому.

—  Мама в итоге дом этот нам подарила, а мы уже стали доводить его до нормального состояния — сделали ремонт, вставили окна.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Все это время Татьяна искала работу в городе. Тогда семья еще думала, что дом в деревне — это временное решение жилищного вопроса.

— Муж работал, а я была дома. Упросила его купить мне козочку. Я городская жительница, мои родители всю жизнь прожили в городе. Дедушка вообще из Москвы. В деревне никто из нас не жил. Но мечта была — завести какую-нибудь домашнюю живность. Корова казалась очень большой, а вот коза в самый раз. Хотелось, чтобы она ходила по саду и двору, мекала себе, а я бы ее расчесывала, холила и лелеяла. Я почему-то думала, что она будет как собачка у меня. Долго уговаривала мужа. Он только смеялся и отмахивался. Мол, что я с таким животным делать буду, я же даже в деревне толком никогда не была. Но в конце концов сдался и купил мне козочку, — смеется Татьяна.

Но оказалось, что козы — стадные животные, и одной не обойдешься. Коза ходила по двору и явно требовала компании.

— Животное буквально кричало и изводило меня. И тут как раз сосед просто так отдал нам три козы. Сказал, что ему в его возрасте тяжело за ними смотреть.

Это и послужило началом семейного фермерского подряда. Татьяне пришлось освоить новую для нее специальность. Она на ходу училась ухаживать за козами, кормить их, доить.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

 — Мы даже специальную книжку купили по козоводству, но оказалось, что написанное на бумаге очень далеко от реальности. Так что пришли к организации нашего хозяйства самостоятельно.

«Директору „Беллакта“ пообещала каждый месяц покупать по козочке»

К первой своей питомице Татьяна поначалу подходила, что называется, кругами.

— Несколько дней, как потом оказалось, делала все не совсем верно, но потом приноровилась, и как-то дело пошло.

Со временем в хозяйстве коз стало больше, и встал вопрос, куда девать молоко, которого к тому моменту каждый день получали около 30 литров.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— Я пошла на прием к директору «Беллакта». Оказалось, что они молоко принимают, но только, начиная от 60 литров. Я просила, чтобы мне разрешили сдавать хотя бы наши 30 литров, и обещала, что с денег, полученных за продукцию, буду каждый месяц покупать козочек, чтобы приблизиться к нужной цифре. Все так и вышло. Но я опять столкнулась с проблемой. До этого я доила всех коз вручную, но в какой-то момент у меня стали неметь руки, и я поняла, что дальше так продолжаться не может. Пришлось купить доильный аппарат. Дойка пошла веселее. И если я раньше меньшее количество коз доила за почти два часа, то сейчас весь процесс занимает порядка полутора часов.

Мы идем в хлев, который находится через дорогу от дома. В теплых помещениях — ухоженные и накормленные животные. Николай рассказывает, что к правильной организации сельского труда они пришли самостоятельно: мужчина сконструировал специальную доильную зону, сделал кормушку. Рассказывает, что они выполняют все необходимые санитарные нормы, ведь молоко идет на детское питание.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

По правилам доильный зал должен быть отделен от основного помещения, где содержатся козы. Кормить их тоже нужно в отдельном месте. Летом на выпасе должна быть специальная бетонная площадка для сбора навоза. Хотя, как говорит Николай, эта площадка им не нужна — навоз забирают односельчане для своих огородов. Но построить ее пришлось.

«Пригласила Марианну Щеткину в гости посмотреть, как мы живем»

 — Наш рабочий день начинается в 5 утра и заканчивается поздно вечером. Это ежедневная тяжелая изматывающая работа: коз надо накормить, напоить, подоить, убрать за ними. В сезон вывести их на пастбище. Поэтому было особенно обидно, когда жена получила «письмо счастья» как тунеядка.

— Почему так случилось?

— Дело в том, что земля изначально была оформлена как земельный участок для огородничества. Мы и правда сначала занимались огородом. Когда срок аренды закончился, переоформили землю под ведение личного подсобного хозяйства (в этом случае налог на тунеядство платить не надо. — Прим. TUT.BY). Но получилось так, что огородничество попало на 2015 год, поэтому письмо и пришло. Я обратилась в местную налоговую, но там мне отказали. Тогда я написала письмо заместителю председателя Совета Республики Марианне Щеткиной и пригласила ее в гости, чтобы она посмотрела, как мы живем, — говорит Татьяна.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

В итоге обращение женщины было направлено в местные органы власти. Татьяна сходила на комиссию в райисполком, написала заявление. Ей пообещали, что ее освободят от налога. Правда, тунеядцем в этой семье вскоре может оказаться и муж.

— Мы официально не расписаны. Все хозяйство оформлено на Татьяну, а я, получается, безработный. Конечно, можно оформить ИП, но мы будем обязаны платить ежемесячно в соцфонд достаточно большие суммы, что ударит по карману.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— А сколько сейчас вы получаете со своего хозяйства?

— Мы посчитали, что примерно 2 тысячи рублей в месяц выходит «грязными». Из этих денег надо купить корм, сено, лекарства, если кто-то из животных заболеет, оплатить электричество. Сюда же входят оформление справок на качество молока, это тоже не бесплатно. Раз в год наши козы проходят обязательное обследование у ветеринаров и сдают анализы, за которые мы платим. В общей сложности, в месяц на все про все уходит примерно половина заработанной суммы. Остальное остается нам на жизнь.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Николай говорит о том, что козоводство в Беларуси совершенно не развито. Их хозяйство одно из 10, которое в летний сезон сдает молоко на «Беллакт». Этот завод — единственное предприятие, которое принимает козье молоко.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

—  Тяжело наладить сбыт. Нам еще повезло, что рядом находится «Беллакт». Но вот мясо животных сдать или продать проблематично. Когда забиваем коз, а это необходимо для регулирования стада, мясо просто раздаем соседям. Шкуры тоже никому не нужны — мы их просто закапываем.

 — Не жалеете, что уехали из города?

— Нет. Несмотря на тяжелую работу, чувствуем себя здесь на своем месте, — говорит Татьяна. —  Город не так далеко. Мы ездим туда по делам, в магазины и не считаем, что мы как-то оторваны от мира. Сейчас я занята ремонтом дома. Очень хочу сделать несколько тематических комнат — одну оформить под Древний Египет, вторую — в белорусском стиле, а третью — в африканском. Будет у меня такое виртуальное путешествие, ведь с нашими козами из деревни надолго не уедешь.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-52%
-21%
-50%
-15%
-50%
-43%