1. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  2. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  3. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  4. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходит в стране 26 февраля
  5. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  6. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  7. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  8. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  9. Белорус опубликовал информацию обо всех известных захоронениях соотечественников в Чехии и Словакии
  10. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  11. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  12. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  13. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  14. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  15. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  16. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  17. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  18. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  19. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  20. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  21. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  22. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  23. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  24. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  25. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  26. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  27. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  28. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  29. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  30. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске


Елена Спасюк,

Ежегодно белорусы делают порядка 11 млн УЗИ-исследований, значительная часть из которых проходит в поликлиниках. Однако в состоянии ли там выявлять заболевания на ранней стадии?

Фото с сайта komzdrav-minsk.by
Фото с сайта komzdrav-minsk.by

Проглядели рак

Чтобы получить направление на консультацию в Минский онкологический диспансер, жительнице столицы Cнежане Инанец пришлось проявить настойчивость.

«В начале октября разболелись почки. У меня там хроническое воспаление, подумалось — обострение. Обратилась в поликлинику № 37 (Лошица), — написала Снежана в своем фейсбуке. — Анализы показали, что все в порядке, меня отправили на УЗИ. Платное УЗИ в поликлинике продолжалось минут пять и показало, что все у меня с почками в порядке, никаких изменений, норма. Было неспокойно: ну чего-то ж болят. Хоть я не делю медицину на бесплатную\платную, отправилась „на всякий случай“ в ЛОДЭ. Там, спустя два дня после УЗИ в поликлинике, на левой почке с ходу увидели опухоль. То же самое подтвердилось на УЗИ во 2-й больнице и на КТ с контрастным усилением там же. Все заключения советовали поскорей обращаться к онкологу».

Снежана добилась консультации в онкодиспансере, ей вовремя сделали операцию, и у нее все в порядке. Если бы девушка не была так настойчива, исход болезни мог быть совсем иным:

«Не поликлиники ли должны настороженно относиться к самому началу этого самого рака, смотреть в оба вместе с пациентом, а не убеждать даже после результатов КТ: нет, девочка, тебе не надо к онкологу. Если на УЗИ в поликлинике нельзя (квалификация или оборудование не позволяет) увидеть опухоль, зачем там вообще такой кабинет? Не лучше ли сразу направлять пациентов туда, где есть хорошее оборудование или мозги — за качественной услугой? С этим первым звеном точно надо что-то делать».

В конце декабря Снежана Инанец сходила на личный прием к заместителю главного врача поликлиники. Оказалось, что после записи на Facebook вопрос рассматривала комиссия от Комитета по здравоохранению Мингорисполкома. Суть ответа, который пришел в январе: УЗИ-аппарат в поликлинике предназначен для подобных исследований, но как раз в тот день он был технически неисправен. Врач ультразвуковой диагностики продолжал принимать пациентов за неисправным аппаратом и не сообщил руководству вовремя о помехах.

Также в ответе из Комитета по здравоохранению сообщалось, что сейчас аппарат исправен, а к терапевту и УЗИ-специалисту «применили дисциплинарное взыскание».

«Мне бы хотелось верить, что моя ситуация — исключение, и надеяться, что аппараты во всех поликлиниках страны сейчас исправны. Было бы правильно, если бы на неисправных аппаратах вовсе не проводили исследований. В разговорах с докторами в эти месяцы выяснилось, что не всегда в поликлиниках стоит оборудование высокого класса, которое может рассмотреть все до мелочей. Если это так — хотелось бы, чтобы пациентов честно предупреждали, на аппарате какого уровня проводят контроль. И наконец, чтобы принимающие тебя врачи не смотрели с предубеждением: мол, ты молодая — чем ты вообще можешь заболеть?» — сказала Снежана Инанец.

«Либо опухоли больше нет, либо аппарат ее не видит»

К сожалению, утверждать, что это единственный случай, нельзя. Читатель Naviny.by житель Минска Александр (имя изменено по просьбе мужчины, копии медицинских заключений есть в редакции) с 2015 года знает о том, что у него образование надпочечника, которое требует наблюдения. По рекомендации онколога, у которого наблюдается в Минском онкологическом диспансере, дважды в год проходит УЗИ по месту жительства и КТ в диспансере.

«Я пришел на УЗИ брюшной полости в 23-ю городскую поликлинику 17 декабря, — рассказал мужчина. — На исследование меня отправил терапевт, которому я рассказал о рекомендации онколога. Моя цель была узнать, изменился размер или нет. На УЗИ принес результаты предыдущих УЗИ и КТ, которые показывали, что образование есть. Однако врач ничего не нашла, как ни старалась. Она сказала, что либо опухоли больше нет, либо аппарат ее не видит. Разные аппараты бывают, сказала она».

«Я был в шоке, — продолжает Александр. — В поликлинике стоит оборудование, которое видит только запущенные случаи? Если аппарат не позволяет увидеть мелкие образования, зачем отправлять на такое исследование? Так они могут просмотреть любую болезнь на начальной стадии».

У Александра была назначена консультация у онколога, на которую он должен был принести результаты УЗИ, и он отправился на обследование в «Экомедсервис» (через день после УЗИ в поликлинике), где образование нашли сразу:

«Дело не в цене, я могу заплатить, но почему я должен это делать дважды — через налоги и в медцентре? Факт в том, что нас вынуждают пользоваться платной медициной. Или лечить заболевания на поздней стадии в стационарах, где есть оборудование высокого класса».

Жаловаться мужчина не стал, так как считает это бессмысленным.

«Служба ультразвуковой диагностики Минска справилась со своей задачей»

«Служба ультразвуковой диагностики Минска справилась со своей задачей и занимает ведущее место в диагностике большинства заболеваний различных органов и систем. Доступность УЗИ высокая», — сообщил главный внештатный специалист по ультразвуковой диагностике Комитета по здравоохранению Мингорисполкома Игорь Тарасик на совещании по итогам работы службы ультразвуковой диагностики 22 февраля в Минске.

При этом, по его словам, есть проблема недостаточной преемственности диагностических обследований, дублирование исследований, необоснованные исследования и недостаточная оснащенность современной аппаратурой.

В Минске 63% аппаратов среднего класса, высокого — 20% и экспертного — 5,2%. Остальные — это портативные и базовые аппараты, которые используются при различных манипуляциях в клиниках, в том числе в реанимациях. Большая часть (52,8%) аппаратов используется от 5 до 10 лет, а 14,9% — более 10 лет. Около трети аппаратов прослужили менее пяти лет.

В целом по Беларуси работает тысяча врачей ультразвуковой диагностики на 1500 аппаратах, из которых 328 — экспертного класса (226 в 2015 году), среднего — 582 (544), базового — 285 (352).

По информации Тарасика, постепенно увеличивается количество аппаратов УЗИ высокого и экспертного класса и уменьшается число неисправных аппаратов, остающихся на балансе учреждений.

Большинство специалистов УЗИ-диагностики в Минске работают в поликлиниках — 261 из 437.

«У Комитета по здравоохранению на работу службы серьезных нареканий нет. Была только одна жалоба, получено множество благодарностей. Ни одна страна не может позволить себе такую доступность, которая есть по ультразвуку у нас», — сказал Игорь Тарасик.

Количество исследований и оперативных вмешательств под контролем УЗИ увеличивается по всей стране, отметил главный внештатный специалист по ультразвуковой диагностике Минздрава Алексей Чуканов.

«Это не может не радовать. Эти современные подходы позволяют выявлять заболевания, онкологические в том числе, на ранней стадии. Мы не должны негативно реагировать на лавинообразный рост исследований. Наша стратегическая линия — поиск ранней патологии. Я бы рекомендовал с этой целью делать УЗИ брюшной полости раз в год для поиска ранних форм заболеваний», — отметил специалист.

Среди проблем службы Чуканов назвал недостаточное количество врачей ультразвуковой диагностики, низкий уровень квалификации врачей-совместителей, отсутствие у них стимула к освоению новых методик.

Так, на один сканер в среднем приходится 1,47 ставки врача, порой на аппарате высокого класса работают врачи с недостаточной квалификацией. Специфика работы такова, что для того чтобы работать на очень сложной технике и использовать все ее возможности, необходим гораздо больший уровень технических знаний.

На сканерах экспертного класса должны работать специалисты первой или высшей квалификационной категории по ультразвуковой диагностике, подчеркнул Чуканов.

«Нет необходимости оснащать машинами экспертного класса все учреждения здравоохранения, в том числе РНПЦ. Для проведения рутинных скрининговых обследований вполне достаточно сканеров среднего класса, которые оснащены более простым программным обеспечением с меньшим комплектом датчиков. Это дает серьезную экономию, позволяет направить материальные ресурсы на решение более важных стратегических задач, например, приобрести расширенное программное обеспечение для оборудования экспертного класса»,— сказал Чуканов.

«В не очень крупных региональных больницах встречаются сканеры, которым позавидуют некоторые клиники Минска. Говорить, что столичный регион лучше укомплектован, не совсем правильно», — сказал Чуканов.

Он отметил, что исследования должны проводиться стандартно, разве что УЗИ сердца и сосудов может быть разделено на экспертное и рутинное. Все остальные исследования должны быть выполнены по единому стандарту. Это вопрос качества и технических возможностей.

-15%
-50%
-20%
-40%
-20%
-20%
-20%
-20%
-50%
0072407