Новость дня


В четверг после обеда в Минском городском суде допросили родителей обвиняемого в нападении в ТЦ «Европа» Влада Казакевича.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Первой выступила мама подростка. Женщина говорила много, общо, часто уходила от вопросов, рассказывая о вещах, которые не имеют никакого отношения к делу.

— Он всегда хорошо учился, послушный, занимается спортом, помогает родителям. Никаких поводов для волнения не давал, — рассказывала в суде Ольга Можейко. Сам Влад во время допроса не проявлял никаких эмоций.

Женщина объяснила, что «воспитывает сына с любовью». Ольга Александровна не согласна с тем, что ее сын жил один.

— Мы всегда проживали вместе, я вышла замуж в 2014 году, приезжала каждую неделю из Германии. В сентябре 2016 года уехала в Германию, но Влад знал, что я должна была приехать 9 октября (трагедия произошла 8 октября. — Прим. TUT.BY). Он был рад получить какую-то самостоятельность. Всегда мог о себе позаботиться. Сам готовил блинчики, каши, мясо, — говорит Ольга Можейко.

Она признается, что самым сложным для семьи был период после попытки суицида сына 9 октября 2014 года. Для нее это было шоком.

— Я считала, что замкнутость — это особенность его характера, — рассказала мама.

— Как он реагировал на ваши замечания, просьбы, требования? — уточнил гособвинитель.

— Я ничего в принципе от него не требовала, — удивилась женщина такому вопросу. — Если я с чем-то не согласна, могу сделать ему замечание, а он аргументирует.

— Какие он приводил аргументы? К примеру, вы просите его повесить вещи в шкаф, а он отвечает… — обратился к маме судья Петр Орлов.

— Он может сказать: «Отстань!» — и закрыть двери.

— Так в чем заключается дискуссия?

Этот вопрос остался без ответа.

Когда в 2014 году Казакевич пытался отравиться угарным газом, именно милиционер настоял, чтобы он лег на лечение в «Новинки».

— Он сказал мне: «Я вам его не отдам, таких детей вижу сразу, ему нужна госпитализация», — объяснила Ольга Александровна.

— Так вы выяснили причину суицида? — задал вопрос гособвинитель.

— У Влада спрашиваешь, а он отвечает: «Мама, не волнуйся. Все хорошо. Никто и ни в чем не виноват, только я сам».

Женщина уверяет, что лечащие врачи сына в «Новинках» с ней не хотели говорить, ее присутствие их раздражало. Сына она старалась не трогать, потому что он любил одиночество.

— И психолог, и священник мне посоветовали перевести сына из гимназии в обычную школу. Хотя Влад сразу не очень этого хотел. Сыну в новой школе было очень хорошо, комфортно, мне на душе стало легко, — рассказала мама обвиняемого.

Она считает, что конфликт в гимназии возник из-за того, что классный руководитель придирался к ее сыну. И если что-то происходило в классе: сломалась парта, потерялись ключи — учительница во всем обвиняла Казакевича. Несколько раз родителей вызывали в гимназию и жаловались на плохое поведение сына.

— Я Владу верю, у нас доверительные отношения, никогда не ставила его слова под сомнения. Однажды учительница поставила его перед всем классом, и он расплакался. Весной 2014 года меня вызвали на комиссию в гимназию из-за его поведения.

— Кому принадлежит инициатива снять вашего сына с учета? — спросил прокурор.

— Врачам, — уверенно ответила женщина.

Вопрос о наблюдении Влада в детском неврологическом диспансере поднимался еще в сентябре 2015 года, но тогда врачи решили, что снимать рано, необходимо наблюдение.

— Мне никто ничего не объяснял. Психолог только сказала, что у сына суицидальные мысли. Я ответила: «И что? Может, он рисуется как подросток?».

Из показаний Ольги Можейко выходит, что в январе 2016 года врачи сами ей позвонили, попросили приехать в диспансер и предложили снять Влада с учета.

— За мгновение была собрана комиссия. Я была ошарашена. Думала, если на учет поставили, то сняться с него будет практически невозможно. Влад обрадовался, написал заявление, — вспоминает Ольга Александровна.

Прямо в кабинете она спросила у врачей, почему сын так себя ведет. Врачи сослались на особенности характера. Женщина говорит, что беседа врачей с сыном длилась всегда 5 минут, носила формальный характер.

— У вас спрашивали о том, снять его с учета или нет? — спросил судья.

— Я же не знала, что он больной ребенок!

Изменения в худшую сторону мама заметила после того, как сын расстался с девушкой.

— Влад спросил у меня: «Может, таблетки попить? Ты же заметила, что я расстроен?» Я ответила: «Заметила, но это твое личное дело, я не вмешиваюсь. В жизни часто бывают встречи и расставания».

И родители, и бабушки с дедушкой давали Владу деньги. Они лежали дома — всего около трех тысяч евро. Мама не переживала, что сын их растратит, потому что он «не пил, не курил».

О том, что сын устроил нападение в ТЦ «Европа», матери по телефону сообщил бывший муж.

— Я даже произносить такое не могу… Я кричала, плакала. Дочка сказала: «Мама, это он. На видео его брюки и кроссовки».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Потерпевшего Александра, мужа погибшей женщины, который присутствует в суде, интересовали отношения в семье, а также то, почему Влад жил один.

— Была ли у него возможность жить с отцом вместе? — обратился он к маме обвиняемого.

— Нет, Влад никогда не хотел. Да и после пожара в 2011 году дом нуждался в ремонте.

После дачи показаний женщина могла остаться в зале, но ушла. После нее в суде выступил отец Влада.

Свою речь Валентин Казакевич начал с того, что у них с сыном всю жизнь «отличные отношения, лучше не придумаешь». В семье не было никаких конфликтных ситуаций, а вот в школе были.

После попытки суицида он сыну никаких вопросов не задавал, для себя решил: причиной всему стали проблемы с классным руководителем, больше не было никого и ничего, что могло толкнуть его на этот шаг.

— Она говорила, что Влад плохой. Зная его, он не мог такое вытворять. Послушайте, мы же вместе живем, это не вписывается в его поведение, — уверен Валентин Казакевич.

Незадолго до трагедии Влад заходил к отцу, взял деньги и быстро ушел. По телефону Валентин Казакевич обратил внимание: если раньше сын говорил монотонно, старался побыстрее прервать разговор, то в последние дни был веселым, в приподнятом настроении. Старший Казакевич решил, что у Влада с поступлением в МИТСО наконец-то наладилась жизнь. Разговор про бензопилу, когда сын интересовался определенной шведской маркой, не насторожил.

— Подумал, что появилась тяга к ручному труду. Предложил прийти ко мне, попилить пни, потренироваться. Сын еще сказал: «У меня тут одна идея есть». Но дальше я его не спрашивал, — говорит Валентин Казакевич.

После допроса отец обратился к сыну за решеткой:

 — Влад, мы тебя любим!

Напомним, 8 октября 17-летний Влад Казакевич напал на посетителей ТЦ «Европа» в центре столицы. Он пришел в торговый центр с топором и бензопилой, спрятанными в чехле для гитары. В результате погибла 43-летняя женщина. Пострадали две: 46-летняя посетительница получила два удара топором — в грудь и по плечу. Женщина выжила. Еще одна пострадавшая, уборщица центра, которая увернулась от удара, получила легкое ранение. Подростка задержали, по результатам экспертизы он признан вменяемым. Максимальное наказание, которое ему грозит, 15 лет лишения свободы.

В суде Владислав утверждал, что его привлекали терроризм, убийства. Он читал литературу про ИГИЛ, а весной-летом 2016 года у него появилась идея «устроить крупный теракт, убивать китайцев и мусульман». На вопрос: «Почему?» — он ответил: «Просто ради прикола. Ради забавы».

{banner_819}{banner_825}
-50%
-35%
-15%
-51%
-20%
-20%
-20%