/

Наши земляки ездили в дальние края на протяжении тысячи лет. Мы вспомнили о двух десятках путешественников, многие из которых записывали свои наблюдения. Читайте о турецкой неволе египтян, ущемлении прав бедных в Америке и вымирании жителей Камчатки.

В 12 веке Евфросиния Полоцкая посетила земли нынешних Турции и Израиля. В 13 веке полоцкие купцы торговали у шведов и немцев. Во времена Великого княжества Литовского и Речи Посполитой наши земляки активно получали образование в ведущих университетах Европы.

В то время путешествия стоили очень дорого, и это могли себе позволить немногие. С 19 века возможностей для дальних поездок стало больше. Теперь же это по карману почти всем. Белорусы также продолжают рассказывать о своих поездках: Роман Свечников написал книгу в двух частях «Рома едзе», а Леонид Пашковский снял сериал «Хочу домой».

«Вода очень щиплет и смрадом голову наполняет»

Николай Христофор Сиротка. Посетил в 16 веке Османскую империю
Николай Христофор Радзивилл посетил в 16 веке Османскую империю

Николай Христофор из несвижской ветви Радзивиллов получил образование в Страсбурге и Тюбингене, много путешествовал по Европе. Он участвовал в Ливонской войне против России и получил ранение при освобождении Полоцка.

Наш земляк получил известность как путешественник и писатель. Его поездка на Ближний Восток началась и закончилась в Несвиже. Она длилась с 1582-го по 1585 год. По ее итогам Радзивилл написал книгу Ierosolymitana peregrinatio, которая пережила десятки изданий на разных языках.

Он описал восточные города и знаменитые места, в том числе египетские пирамиды и критский лабиринт, местных жителей и их обычаи, флору и фауну. В книге Радзивилла много подробностей: о выпаривании соли, выведении цыплят, доставке воды на верблюдах, земледелии, мумификации и т.д.

В Несвиж он привез археологическую коллекцию и животных. Вез и две мумии, но при шторме пришлось выбросить — суеверная команда корабля связала непогоду с их наличием.

Книга Николая Христофора Радзивилла "Ierosolymitana peregrinatio", изданная в 1601 году на латыни
Книга Николая Христофора Радзивилла Ierosolymitana peregrinatio, изданная в 1601 году на латыни

Радзивилл посетил земли нынешних Египта, Израиля, Ливана, Сирии — в те годы они находились под властью турок в Османской империи. Тогда там правил Мурад Третий — внук знаменитого Сулеймана, при котором это государство достигло наивысшего расцвета.

Радзивилл отметил, что арабское население критично относилось к турецкому правлению. Он застал и вооруженные столкновения между ними.

«Всегда ночью и днем стража есть около города от арабов, которые при мне четырежды приходили к городским воротам и, убив много турок, ушли в целости, отчего в городе бывал большой шум», — описал он ситуацию в Каире.

В те годы Каир был больше в пять раз, чем Париж, «но не таким порядком и чудом построен», а Нил был шире в два раза, чем Дунай под австрийским Линцем.

Радзивилл посвятил Каиру много страниц своего дневника.

«Есть 8000 верблюдов, которые из Нила в город воду возят, на каждом два кожаных мешка. Эту воду продают, так как плата от этого — паше, а той, что останется в сумах, поливают улицы.

Харчевен общественных здесь около 20 тысяч. В них достаточно мяса, особенно баранины, кур, гусей. Риса больше всего и пирогов на масле».

На берегу Нила путешественник встретил много аистов, «которые туда залетают от нас». Он заметил на окрестных полях засохших змей — они погибают, когда «Нил в землю впитывается». Это и привлекает птиц.

Радзивилл посетил рынок рабов и описал социальное расслоение в обществе. Он передал слова нескольких турок, что жизнь невольника зависит от купившего. За его убийство рабовладельца не карают.

Дамаск наш земляк описал как «очень населенный, большой и чудесный». У городских ворот его заставили слезть с коня, потому что «христианам нельзя в больших турецких городах верхом ездить».

Иллюстрация: Мельхиор Лорк. Константинополь в 16 веке
Иллюстрация: Мельхиор Лорк. Столица Османской империи Константинополь в 1559 году

На Кипре он познакомился с выращиванием хлопка.

«Перед выездом моим с Кипра видел там и то, как хлопок сеют, отчего прибыли удивительные ежегодно идут, ибо судна оттуда ничего другого не берут, кроме соли и хлопка, как и то судно, на котором мы сюда впервые приплыли: выбросив песок, нагрузились хлопком, в Триполи частично за сукно променяли, частично за деньги продали, а затем, бархата и других заморских товаров накупивши, уплыли. Как хлопок сеют, как его собирают, уже другие писали, я только добавлю, что раз посеяв, даже до третьего года родит постоянно, и собирают всегда».

Задержался путешественник и у Мертвого моря.

«Это море или скорее озеро сернистое, имеет и камни около себя, которые если зажечь, горят, как дерево. Озеро трижды меняется на день, что я хорошо видел, ибо рано вода была черноватой, к полудню голубеет вся вода, к вечеру же вода рыжая, как если бы ее с глиной смешали. Страшно взглянуть на это озеро, так как горы поблизости большие и глухие, а вода такая густая, безобразная и сильно воняет. А если ее каплю на язык поместить, очень щиплет и смрадом голову наполняет».

Радзивилл привез домой и те камни, и воду из Иордана, которая «не смердит», даже если ее долго хранить в сосуде.

По Османской империи путешествовали и другие наши земляки. В 17 веке туда ездили Ян Сапега, Ян Белковский и Мелетий Смотрицкий, в 18-м — Саломея Русецкая, в 19-м — Александр Сапега, Иосиф Ходько, Антон Мухлинский и Михаил Вронченко.

«Я видел много негров»

Юлиан Немцевич в 18 веке впервые посетил США
Юлиан Немцевич в 18 веке впервые посетил США

Юлиан Урсын Немцевич родился в деревне Скоки под Брестом. Будучи депутатом Великого Сейма, он стал соавтором Конституции Речи Посполитой. Наш земляк посетил множество европейских стран и прожил около десяти лет в США. Туда он ездил два раза.

На эмиграцию его подтолкнуло поражение национально-освободительного восстания против Российской империи. Власти взяли его в плен с Тадеушем Костюшко и посадили в тюрьму Петропавловской крепости. После освобождения они уехали в США. Дорога заняла восемь месяцев. Костюшко уже был там: в 1776−83 годах он принимал участие в войне за независимость от Британии.

Немцевич много внимания уделил неравенству в обществе. Возле 75-метрового водопада наш земляк обратил внимание на предприимчивого американца, который приноровился использовать воду для движения мельниц и машин по обработке хлопка. Но там он встретил малолетних детей, которым платили гроши. На провинциальных выборах он заметил, что право голоса имеют только обеспеченные граждане.

«Я видел много негров и был очень доволен, что эти бедные несчастливцы зарабатывают 8−10 долларов в неделю. Моя радость длилась недолго, так как мне сказали, что они работают не на себя, что хозяева сдают их внаймы и забирают весь заработок себе. Где здесь человечность? Хотя бы делились прибылью».

Во время одной из поездок по стране Немцевич встретил афроамериканцев и решил с ними пообщаться. Вскоре к ним подбежал их хозяин с оружием — тот беспокоился, что у него могут забрать рабов.

«Как жалок человек, живущий в постоянном беспокойстве лишиться невольников, о которых знает, что они недовольны им, но которых продолжает угнетать. Они подозрительны, будучи тиранами, и потому их мучают угрызения совести и постоянное беспокойство. Джентльмена, который лично с ружьем за плечами сторожил своих негров, звали Хэмптон или Хамилтон. И это гражданин страны, более других провозглашающей свободу, равенство и т.д. Каждый день он попирает их ногами, не переставая кричать о том, что он единственный их защитник! С детства привыкнув к тому, чтобы приказывать и никого над собой не иметь, он обеспокоен всем, не любит чиновников, которых сам выбрал, так как они могут ему указывать от имени права».

Немцевич посетил жилье бедняков, которые работали на более богатых американцев. Он обратил внимание, что в США даже белые могут быть рабами, если кто-то из их предков был мулатом.

«Они беднее самых бедных хат наших крестьян. Муж и жена спят на жалком тряпье, дети на земле, у них плохой очаг, немного посуды… Больной 15-летний мальчик лежал на земле в страшных судорогах… Невдалеке в маленьком огородике копошилось пять или шесть кур, у каждой из которых было 10−15 цыплят. Это единственное, чем могут пользоваться чернокожие. Им нельзя заводить уток, гусей и свиней. Те, которые работают в поле, в жниво получают солонину, а кроме того, куртку и брюки из грубой шерсти раз в год. Наши крестьяне питаются лучше.

По законам Виргинии, дитя разделяет судьбу матери, сыновья и дочери мулаток и белых — невольники, и потомки их детей, несмотря на то, что они белые, все же остаются рабами. Генерал Вашингтон обращается с рабами человечнее своих земляков из Виргинии. Большинство этих господ дает своим чернокожим только хлеб, воду и плеть".

Написал Немцевич и о притеснении коренного населения — индейцев.

«Приблизившись к ним, я не мог без грусти смотреть на настоящих и законных господ этой части света, приниженных до необходимости вязать метелки и снабжать ими своих завоевателей».

Источник: collectorsweekly.com. Нью-Йорк в 1895 году
Источник: collectorsweekly.com. Нью-Йорк в 1895 году

В своей книге о путешествии по США он советует американцам не стремиться к величию и славе римлян. Это влечет «желание захватов, несправедливость, притеснение соседей, внутренние неурядицы и тиранию у себя дома». Он пожелал им столько силы, чтобы не нападать, а «отбить атаки извне» и богатства без излишка, потому что он «был бы пагубен для народа, как и нужда для личности».

Часть поездок по стране Немцевичу оплатил Томас Джефферсон — третий президент США. Также его избрали в философское общество Филадельфии, которое тот возглавлял.

В 1802 году после смерти отца Немцевич вернулся на Брестчину. Он издал семь книг и в 1804 году снова уехал в США, но теперь на меньший срок. В 1807 году он уже насовсем покинул Америку.

Будучи стариком, Немцевич участвовал в национально-освободительном восстании 1830−31 годов, ездил в Лондон просить помощь повстанцам. Там он встретил новость о победе россиян и уже не возвращался на родину.

Северную и Южную Америку изучало много наших земляков. Игнат Домейко — Чили и Аргентину, Константин Ельский — Гвиану и Перу, Николай Судзиловский — Гавайи.

«С каждым племенем следует обходиться заботливо»

Бенедикт Дубовский изучал в 19 веке Сибирь и Дальний Восток
Бенедикт Дыбовский изучал в 19 веке Сибирь и Дальний Восток

Бенедикт Дыбовский родился в 1833 году в Адамарине, сейчас это Молодечненский район, учился в Минске, Тарту, Вроцлаве и Берлине. В 1864 году его арестовали российские власти. Ученому грозила смертная казнь, но вмешались немецкие коллеги и его сослали в Сибирь.

В Иркутске наш земляк стал членом Русского географического общества. Во время пребывания в тюрьме он изучал книги об этом регионе.

«Трудно было работать. Шум, плохое питание и освещение, движение в переполненной камере мешали чтению».

Из Иркутска Дыбовского направили на каторгу под Читу. Там он рубил лес, ремонтировал дороги, делал лодки. Вскоре ему разрешили вольное поселение. Он стал работать врачом, изучал культуру и историю бурятов и других народов.

«Причисление ряда народов к „диким“ является искусственным, притом несправделивым. С помощью антропологических исследований можно собрать убедительные доказательства того, что все расы имеют способность к развитию культуры и цивилизации. С каждой народностью, каждым племенем следует обходиться доброжелательно и заботливо. Все они имеют право и обязанность жить самостоятельно в условиях стремления человечества к идеалам, осознанным в наше время. Каждое же насилие над национальными и народными правами является преступлением».

В 1868 году наш земляк переехал к Байкалу, чтобы исследовать мало изученную природу. Там ученый расходовал взятые в долг деньги, потому что власти его работу не финансировали. Он писал, что приходилось проводить по несколько недель на льду озера без палатки. Дыбовский также съездил на Дальний Восток.

В 1877 году ученого освободили от ссылки. Географическое общество наградило его золотой медалью. Дыбовский приехал в Варшаву и стал готовиться к экспедиции на Камчатку. На этот раз он уже получил финансирование на исследования, необходимые приборы и книги.

Петропавловск-Камчатский в 19 веке
Петропавловск-Камчатский в 19 веке

Он снова посетил Сибирь и поехал на Камчатку, где работал пять лет. Он рассказал о стремительном вымирании местных жителей: со времен первого исследования Камчатки в 18 веке оно уменьшилось вдвое. Он экспериментально доказал, что для посевов туда нужно ввозить семена из районов со схожим климатом, и это увеличило урожайность. Низкую продуктивность скота он объяснил его круглогодичным содержанием под открытым небом и советовал ввезти овец, коз, кроликов, яков и карпов — чтобы улучшить питание.

«Не могу смотреть на бесчеловечное отношение администрации, купцов и священников к местному населению Камчатки. Для ограждения народонаселения Камчатки от голодной смерти никаких мер до настоящего времени не принято, молитвы и богослужения, которыми их угощают в настоящее время, мало действуют».

С Камчатки Дыбовский переехал во Львов, где возглавил кафедру зоологии университета. Там он организовал музей и опубликовал десятки очерков о Сибири и Камчатке. На пенсии ученый путешествовал по территории современных Беларуси, Польши и Украины, исследовал озера, в том числе Свитязь, доказал их ледниковое происхождение. Он умер во Львове в 1930 году.

Дальние районы России — Сибирь, Арктику — также исследовали и другие наши земляки: Ян Черский, Николай Витковский, Андрей Вилькицкий, Константин Жебровский, Отто Шмидт, Феликс Зенкович.

Читайте также:

Как ссыльные белорусы открыли миру Байкал