Алла Верстова,

У брестчанина сняли надбавки к военной пенсии и не желают признавать незаконность его увольнения со службы, пишет «Брестская газета».

 Фото: Станислав Коршунов
Фото использовано в качестве иллюстрации

В редакцию «Брестской газеты» со своей историей Виталий Зародей обратился после того, как прошел, по его словам, все круги ада. Причем не единожды. Ни одна из структур — областной военкомат, Министерство обороны, областная и Генеральная прокуратуры, Администрация президента, по его мнению, так и не вникла в суть его проблемы, ограничившись отписками.

Служить в армии по контракту Виталий Зародей начал в августе 1975 года. Его сразу же отправили в школу прапорщиков. Приказ о его увольнении со службы по ст. 46 «в», сокращению штатов, министром обороны РБ подписан 27 ноября 1992 года. 23 декабря вышел приказ командира войсковой части с той же формулировкой. Его стаж службы в армии составил 19 лет. С 1 января 1993 года ему была назначена военная пенсия за выслугу лет в размере 50% от его денежного содержания с надбавкой в размере 10% за участие в ликвидации аварии на ЧАЭС.

В 2007 году, когда ему исполнилось 55 лет, Виталий Васильевич сходил в Брестский городской военкомат, чтобы узнать, когда ему увеличат пенсию в связи с достижением пенсионного возраста. Ведь за каждый год трудового стажа причиталась доплата в размере 1% денежного довольствия.

«Меня тогда убедили, что такую надбавку я могу получать только с 60 лет, — вспоминал он. — Я принимал участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 30-километровой зоне, мне пенсия должна была назначаться по списку № 1. Это значит, что на пенсию по возрасту я имел право уйти в 55 лет, а не в 60. Но, к сожалению, на тот момент я этого не знал. А в 2012-м, когда мне уже исполнилось 60, меня вызвали в военкомат и попросили предоставить документы, подтверждающие мой стаж работы на гражданке. До службы в армии я окончил техникум легкой промышленности. Вот и работал на разных должностях на трикотажной фабрике „Элма“, начальником отдела материально-технического снабжения и главным инженером на частных предприятиях. К тому времени у меня было уже 6 лет стажа на гражданке. Но после обострения бронхиальной астмы я вынужден был заняться лечением и работу оставить. Мной были собраны все необходимые документы о трудовом стаже и предоставлены в военкомат».

Догнали и надбавку отняли

Но вскоре бывший старший прапорщик получил ответ, что в соответствии с пунктом «г» ст. 15 Закона РБ «О пенсионном обеспечении военнослужащих» он, уволенный с выслугой 19 лет, права на перерасчет пенсии с учетом трудового стажа не имеет.

«Я не знал законов, потому не стал тогда ничего оспаривать, — пояснил Виталий Зародей. — Просто смирился с тем, что 6% прибавки за трудовой стаж, на которую я, конечно, рассчитывал, мне не дадут. А 11 апреля 2015 года меня пригласили в областной военкомат, и сотрудник пенсионного отдела мне объявил, что и надбавка за участие в ликвидации аварии на ЧАЭС мне, оказывается, тоже не положена и ее у меня забирают».

На этот раз военный пенсионер засел за нормативные акты, обратился за юридической помощью к специалистам и выяснил, где, как говорится, зарыта собака. В частности, что к нему при назначении пенсии должны были применить Постановление Верховного Совета РБ № 1631-XII от 24 апреля 1992 года, по которому он приравнивался к лицам, имеющим стаж 20 лет.

Из Постановления Верховного Совета РБ «О пенсионном обеспечении военнослужащих» от 24 апреля 1992 г. № 1631-XII: «Военнослужащим, которые имеют выслугу от 15 до 20 лет и уволены по сокращению штатов в связи с сокращением Вооруженных Сил республики, пенсия назначается в размере 40 процентов от денежного обеспечения и за каждый год выслуги свыше 15 лет — 3 процента».

Срок действия этого постановления — с 24 апреля по 31 декабря 1992 года. В соответствии с ним военная пенсия за 19 лет службы — 52% денежного довольствия. В закон о пенсионном обеспечении военнослужащих, действующий с 1 января 1993 г., было добавлено: «но всего не более 50% этих сумм».

«В соответствии с ним мне должны были назначить пенсию размером не в 50% денежного содержания, а в 52, — поделился своим открытием Виталий Васильевич. — На мне просто сэкономили. На 24 декабря 1992 года я уже не был военнослужащим. А пенсию мне почему-то дали только с 1 января 1993 года, когда уже вступило в силу другое постановление, которым был введен в действие новый закон о пенсионном обеспечении военнослужащих. На него, этот новый закон, и ссылаются те инстанции, куда я обращался. Хотя он никак не мог распространять свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу. По нему мне не положены ни надбавка как ликвидатору аварии на ЧАЭС, ни увеличение пенсии за стаж работы, ни сама военная пенсия за выслугу лет. Ведь минимальный стаж военной службы для ее назначения требуется 20 лет, а у меня — 19».

И покатились беззакония как снежный ком

Наш собеседник раскрыл обстоятельства, не давшие ему дослужить до 20 лет. По его словам, в мае 1991 года в 23-й строительный отряд в Бресте, где он служил, прибыл новый командир и стал увольнять всех ему не угодных. Сделать это было тогда проще простого, ведь в армии шло глобальное сокращение. Но Виталий Зародей на тот момент был единственным в части ликвидатором аварии на ЧАЭС, и по законодательству ему предоставлялось преимущество в оставлении на службе даже при ее расформировании. Видимо, по этой причине его сначала перевели на службу в Минск, в 927-е управление. А когда в мае 1992 года оно было ликвидировано, его вернули в Брест. Там старшего прапорщика, назначенного на должность командира взвода 23-го строительного отряда, уволили в запас по сокращению штатов, пункту «в» ст. 46.

«Началом всему послужило это незаконное увольнение, а дальше беззакония покатились как снежный ком, — считает Виталий Зародей. — Для увольнения по этой статье необходима директива генштаба Министерства обороны, но ее не было. Контракт со мной был заключен по 20 декабря 1995 года. Однако его в своем личном деле я так и не нашел, отметка о нем осталась только в послужном списке. У меня было медицинское заключение, подтверждавшее годность к строевой службе. К тому же предельный возраст для военной службы не наступил, на тот момент мне только 40 лет было. Обратился сразу с вопросом по поводу законности моего сокращения в военкомат, но это не дало результата. Ответили, мол, все законно. А я хотел служить и рапорт на увольнение не писал. Меня просто вызвали в штаб, отдали документы и выставили из части. Чуть позже я узнал, что на мою должность и на должность уволенного по сокращению штатов командира роты тут же назначили других людей. Какое же это сокращение?»

А 43 миллиона вернуть не хотите?

Военный пенсионер стал писать об этих нарушениях в прокуратуру, в областной комитет Госконтроля, помощнику президента. Но при этом ответы в стиле «все хорошо, прекрасная маркиза» он неизменно получал из главного финансово-экономического управления Минобороны.

В ноябре 2015 года Виталия Зародея вызвали повесткой в качестве свидетеля в суд по иску областного комиссариата к своим бывшим сотрудникам, незаконно назначившим надбавку к его пенсии как участнику ликвидации аварии на ЧАЭС.

«Судья предложил мне вернуть 42 млн 859 тыс. рублей с учетом индексации, которые я в период с 1 апреля 1993 года по 1 мая 2015-го получил незаконно, — пояснил он. — Дело в том, что я подавал в суд Московского района Бреста жалобу, где требовал пересмотра моего пенсионного дела и возвращения мне надбавок. Мне в этом было отказано, суд решил, что надбавки мне не положены».

Виталий Васильевич отметил, что выплаченную ему надбавку к пенсии за участие в ликвидации аварии на ЧАЭС по суду возмещает назначивший ее сотрудник военкомата. Отчаявшись, он написал в Министерство обороны, чтобы у него сняли пенсию и восстановили на должность командира взвода или на другую ей равнозначную и, таким образом, предоставили ему возможность дослужить в армии недостающий год.

«Меня вежливо отшили, — горько улыбнулся бывший старший прапорщик. — Мне ответили, что в связи с достижением мной предельного возраста нахождения в запасе я исключен с воинского учета и оснований для моего поступления на службу по контракту не имеется. Сейчас все мои жалобы возвращаются без рассмотрения. Я пишу, но мне отвечают, что переписка со мной прекращена. Хотел попасть на прием к министру обороны, мне отказали. Просился на прием к генеральному прокурору — не допустили, ответили, что нет оснований. А еще сообщили, что в случае несогласия с таким ответом я его вправе обжаловать вышестоящему прокурору. К генеральному я уже письменно обращался, на личный прием к нему не допускают… Кто над ним вышестоящий, к кому теперь обращаться? К Богу, что ли? Отдал 19 лет армии и остался на бобах!»

{banner_819}{banner_825}
-38%
-20%
-15%
-20%
-10%
-20%
-55%
-23%
-20%
-44%
-30%
-10%