/ /

Узбеки меньше всего среди жителей постсоветских стран ностальгируют по Союзу. Согласно опросу, больше 90% населения считает, что после получения независимости жить стало лучше. После распада Союза в Узбекистане начали активно избавляться от советского прошлого: снесли памятник Ленину в Ташкенте, переименовали улицы, станции метро, заводы, парки. Тем не менее в стране до сих пор активно используется русский язык, на нем дублируются все официальные документы. TUT.BY публикует очередной материал проекта «25 лет без СССР» — репортаж из страны, представители которой старались не оставлять журналистов в командировке без внимания.

26 декабря 1991 года Советский Союз официально распался, и 15 республик получили независимость. В проекте «25 лет без СССР» портал TUT.BY рассказывает об особом пути каждой из стран и о том, как живут люди в некогда родной загранице.

Узбекистан уже не первый год входит в топ стран, из которых в Беларусь приезжает больше всего трудовых мигрантов. Белорусы же не так охотно едут на заработки в неблизкий Узбекистан.

Перелет из Минска в Ташкент занимает около 5 часов. Первое, что бросается в глаза на выходе из аэропорта в Узбекистане, — белые автомобили. Причем почти все — Chevrolet и Daewoo. Таксист поясняет, что «растаможка иномарок дорого обходится, поэтому выгоднее покупать машины отечественной сборки».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

«Напарник» таксиста, который постоянно с ним ездит на переднем сиденье, предлагает обменять валюту «по выгодному курсу». В Узбекистане существует несколько курсов: официальный по Нацбанку, рыночный или черный (по наличным деньгам) и так называемый биржевой по безналичным сделкам. Актуальный курс на черном рынке можно посмотреть на специальном сайте по нелегальному обмену валюты. Он похож на тот, который появился в Беларуси во время девальвации 2011 года.

Если обменять на черном рынке 150 долларов, на руки выдадут чуть больше миллиона сумов — несколько пачек денег. Банкнота самого большого номинала — 5000 сумов (меньше доллара по черному курсу). Центробанк планирует ввести в обращение 10-тысячную купюру.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Парковка на известном ташкентском рынке Чорсу заставлена в основном автомобилями белого цвета

— Черный рынок был и при Каримове, но тогда было понятно, как работать, — поясняет таксист.

Он рассказывает, что работает музыкантом, а по вечерам и выходным «халтурит» на такси.

— Изначально хотел заработать сыновьям на свадьбу, а потом втянулся. У меня два сына, оба преподают в университете, зарабатывают около 300 долларов, — говорит мужчина. — Недавно женили их. Каждую свадьбу устраивали на 300 человек, на каждую потратили в среднем по 7 тысяч долларов. Приходится крутиться, моя жена и невестки не работают.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
В Ташкенте на входе в метро проверяют дважды — при спуске в подземный переход и непосредственно на входе на станцию. Охрана стоит и у крупных торговых центров, к примеру, у ЦУМа, у основных достопримечательностей.

У узбеков принято обзаводиться большими семьями.

— Если у кого-то один или два ребенка, то у нас говорят, что это бедная семья, — говорит «меняла». — У нас рано выходят замуж и женятся. Дочь отдал в 17 лет, и то она потом сказала, что поздно, надо было на год раньше. Я и для сыновей нашел невест. Одного женил в 21 год, второго — в 24 года.

Как страна зарабатывает на «белом золоте»

До распада СССР Узбекистан был основным производителем и поставщиком хлопка. Этой культурой была засеяна основная часть сельхозугодий. Но узбеки начали сокращать хлопковые посевы, как получили независимость, а высвобожденные земли засаживали овощными культурами. По данным Министерства экономики, в прошлом году в Узбекистане произвели около 3 миллионов тонн хлопка-сырца. Для сравнения: в советские годы, в 1986 году, — почти в полтора раза больше.

— В советские годы в самой республике перерабатывалась всего десятая доля хлопка, а основная часть уходила на экспорт в виде сырья. По этой причине Узбекистан терял огромные прибыли и фактически использовался как ресурсно-сырьевой придаток экономики так называемого бывшего Союза, — рассказывает генеральный директор научно-исследовательского центра «Пахтасаноат илмий маркази», доктор технических наук Ринат Гуляев. Этот центр входит в холдинговую компанию по переработке и реализации хлопковой продукции «Узпахтасаноатэкспорт».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— После обретения независимости ситуацию в республике необходимо было менять, причем как в направлении сокращения посевов хлопчатника и диверсификации производства в аграрном секторе за счет плодоовощных и зерновых культур, так и развития собственной переработки и организации на ее основе легкой промышленности, — говорит Ринат Гуляев.

По его словам, больше всего хлопка Узбекистан экспортирует в Бангладеш и Китай, текстильная продукция отгружается большей частью в страны СНГ и Европы. Беларусь закупает ежегодно около 25−30 тысяч тонн хлопка. Примерно столько же заказывает и Россия.

— Сейчас в Узбекистане перерабатывают около 50% хлопкового волокна, но мощности позволяют уже сегодня поднять планку внутреннего потребления до 85%, — отмечает Ринат Гуляев.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Мы называем хлопок «белым золотом», — рассказывает начальник отдела научно-технической информации научно-исследовательского центра «Пахтасаноат илмий маркази» Сабиржан Усманов.

На хлопкоочистительном заводе, который находится примерно в 30 километрах от Ташкента, сегодня работает около 230 человек. На предприятии, которое открыли еще в советские годы, ежегодно перерабатывают около 20 тысяч тонн хлопка-сырца.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Основная заготовка приходится на конец августа — начало октября. Большинство сотрудников завода занято переработкой хлопка-сырца и производством хлопковой продукции с сентября по май следующего года, — рассказывает главный инженер предприятия Фарход Бенов, который устроился на завод еще до распада Советского Союза. — В межсезонье работники занимаются выращиванием шелкопряда, в другое время ухаживают за садами с плодовыми деревьями, которые посажены на землях завода, а также работают в тепличных комплексах. Эта земля раньше пустовала. При заводе построили торгово-бытовой комплекс с парикмахерской, швейной мастерской, кафе, мастерской по ремонту обуви, где тоже задействованы работники завода.

Средняя зарплата на предприятии — около 1000−1300 тысяч сумов, мастера и инженерно-технические работники получают около 2 миллионов сумов. Предусмотрен соцпакет: бесплатное питание, скидки для работников на отдых в санаториях и пансионатах отрасли, а также детский лагерь для детей работников.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фарход Бенов вспоминает, что основной проблемой после получения независимости была нехватка запчастей для оборудования. По его словам, сейчас на хлопкозаводы поставляют в основном отечественное технологическое оборудование.

— Даже производство технологически сложных в изготовлении гидравлических прессов для пакетирования хлопковой продукции, которые раньше поставлялись из Украины, удалось организовать в Узбекистане совместно с китайскими партнерами, обеспечив уровень локализации в 38%, — рассказывает специалист.

«Узбеки с теплотой относятся к первому президенту, он был нашим отцом»

Одним из переломных моментов для Узбекистана стал уход первого президента страны Ислама Каримова, который 2 сентября 2016 года скончался после перенесенного инсульта. Каримов управлял страной больше 26 лет, он переизбирался на этот пост пять раз. Последние выборы, в которых он принимал участие, прошли в марте 2015 года, за Каримова проголосовали 90,39% избирателей. В декабре прошлого года в Узбекистане прошли президентские выборы, на них победил Шавкат Мирзиеев, который до этого занимал пост премьер-министра страны.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Сабиржан Усманов

71-летний Сабиржан Усманов после выхода на пенсию работает в холдинге «Узпахтасаноатэкспорт» начальником отдела научно-технической информации научно-исследовательского центра «Пахтасаноат илмий маркази». По образованию он политолог. В советские годы работал главным инженером строительного треста, позже — секретарем облкомитета Компартии. Сабиржан Усманов рассказывает, что несколько раз приходилось пересекаться с Исламом Каримовым.

— Это был действительно великий человек. Каримов был рожден работать в переходный период. Наше счастье, что у нас был такой руководитель, как Каримов. Он оказался в нужный момент в нужном месте, — говорит Сабиржан Усманов. — Он пользовался большим уважением среди руководителей СНГ, смог уладить волнения в стране, провел экономические реформы. Наш президент сумел направить усилия всех в одно русло. Роль личности в истории немаловажна.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Могила первого президента Узбекистана Ислама Каримова в Самарканде

Местные жители, с которыми нам удалось пообщаться, либо отказывались разговаривать о политике и первом президенте, либо говорили, что Каримов — их отец.

— Узбеки с теплотой относятся к первому президенту, он наш отец, — сказала одна из местных жительниц.

Эксперты более сдержанны в оценках президентства Ислама Каримова. Узбекский политолог Камолиддин Раббимов отмечает, что заслуга первого лидера — укрепление страны после получения независимости.

— С одной стороны, после распада СССР Узбекистан получил независимость, было создано государство, и Каримову пришлось его укреплять. Это было мучительно, проблематично. Каримов находился у власти больше 26 лет. Он видел в Узбекистане некоего регионального лидера, который способен сказать «нет» Москве, способен спорить с Вашингтоном, способен не соглашаться с Пекином время от времени, — говорит Камолиддин Раббимов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Политолог отмечает, что «государственная система власти работает в Узбекистане так, что исключительно подчиняется президенту».

— Режим Каримова был закрытой системой. У Каримова была склонность видеть только успехи Узбекистана. И из-за этого узбекские власти стали закрытыми. Местные СМИ показывали исключительно позитивные моменты, полностью подавлялась негативная информация. Поэтому, находясь в Узбекистане, узнать о каких-либо недостатках в стране было практически невозможно. Согласно узбекской идеологии, Узбекистан был неким островком стабильности, мира и порядка, экономика страны ежегодно росла примерно на 8−9%, в чем я сильно сомневаюсь, — отмечает политолог.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

После смены власти ситуация в стране начинает меняться, но «сейчас сложно прогнозировать, как поведет себя новый президент», говорит Камолиддин Раббимов.

— Но реформы уже идут. Они начались даже при Каримове, который часто повторял о китайской модели. Все, что сейчас делает Мирзиеев, похоже на сингапурскую или китайскую модели социально-экономического развития — расширение социально-экономических прав и сохранение политического контроля, как и раньше. Думаю, что Мирзиеев будет реформировать политическую систему, особенно экономику, но что касается внешней политики, то преемственность, думаю, будет сохраняться, — уточняет политолог. — В стране произошло уже много позитивных изменений. Этот год объявили годом диалога с народом. Это вообще неслыханно было в период президентства Каримова. Сейчас появились виртуальные приемные при каждом ведомстве, чиновники стараются решать проблемы. Но проблемы решаются механически, поступает конкретная жалоба — решается конкретная проблема, не создается некая госпрограмма по решению этих проблем. Однако Мирзиеев объявил, что нужно обеспечить выборность губернаторов — областей и районов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Площадь Независимости в Ташкенте

Автомобильный завод: «Наш основной конкурент на постсоветском рынке — МАЗ»

Самаркандский автомобильный завод («СамАвто») — одно из предприятий, которое создали уже после распада СССР. Начальник сборки автобусов Абулкасишов Шадихужа, который работает с открытия завода, начинал электриком, но постепенно продвинулся по карьерной лестнице. Он вспоминает, что в 1999 году на предприятии, когда здесь только осваивали производство автобусов и грузовиков, работало около 300 человек. Сейчас трудится около 1000.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Сейчас многие хотят попасть к нам на работу. Текучка небольшая — меньше 1%. У нас в городе есть колледж автомобилестроения. Выпускники на 2-м курсе проходят практику. Из них отбираем 10−20 человек, из которых в итоге остается работать 1−2 человека. У нас жесткий отбор. Работают только узбеки, даже высококвалифицированные позиции занимают наши граждане, — говорит Абулкасишов Шадихужа.

Завод сейчас выпускает автобусы и спецтехнику: вышки, мусоровозы, водовозы, машины для МЧС. На предприятии производят грузовиков в два раза больше, чем автобусов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

К концу этого года здесь собираются обновить модельный ряд автобусов.

— Новые модели автобусов будут более комфортабельные, — рассказывает начальник цеха по изготовлению пластмассовых деталей Шухрат Арифходжаев. К слову, в автобусах есть турецкие комплектующие — сиденья, габаритные огни, петли, замки.

Предприятие постепенно расширялось, сейчас из-за недостатка места приходится складировать готовую продукцию во дворе.

— Но у нас продукция не застаивается, максимум две недели простоит, и она уйдет. Заранее заказы все оплачены, — отмечает Шухрат Арифходжаев.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Чтобы эффективнее использовать территорию завода, на втором этаже в прошлом году начали собирать кабины грузовиков.

Шухрат Арифходжаев рассказывает, что объемы производства выросли, когда в 2007 году в состав учредителей «СамАвто» вошла японская компания Itochu Corporation.

— В прошлом году также начали локализацию производства кабин грузовых машин. Если раньше их поставляла нам японская компания Suzuki, то сейчас мы сами освоили сварку, окраску и сборку. Хотим также сами выпускать обшивочные детали и стёкла кабины.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— У нас почти все оборудование из Европы — немецкое и итальянское. Около 80% оборудования на дистанционном управлении. Сварку самых важных узлов производит робот, — говорит Шухрат Арифходжаев. — На предприятии существует трехэтапный контроль. Дизайн автобусов и грузовиков разрабатывают специалисты конструкторского бюро.

Предприятие планирует активнее выходить на рынки СНГ.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Мы уже присутствуем на рынках Казахстана, Таджикистана, Азербайджана. В Кыргызстан отправляли сначала около 100 хлебовозов, а потом они захотели 200 грузовиков с холодильной установкой для перевозки продуктов, фруктов. В Москву планируем поставить небольшую партию — около 50 машин новой модели. В России захотели устанавливать двойной стеклопакет и теплые полы в автобусы, — рассказывает Шухрат Арифходжаев. — Наши основные конкуренты на постсоветском рынке — МАЗ и украинский «Богдан-Авто Холдинг». На российском рынке МАЗ очень славится, им довольны, — рассказывает Шухрат Арифходжаев.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Не так давно на территории предприятия заложили сад с вишнями и персиками, а также установили теплицу, в ней выращивают томаты и перец, которые затем продают своим работникам по символическим ценам.

Как в стране развивают ИТ-сферу и туризм

В Узбекистане сейчас пытаются развивать ИТ-сферу, отмечает руководитель небольшой ташкентской ИТ-компании SmartLab Алишер Эльмурадов.

— Все больше и больше людей пользуется интернетом, особенно мобильным. Если компьютер есть не у всех, то телефон — практически у каждого. Люди покупают телефон для связи, заодно приобщаются к интернету, — отмечает ИТ-специалист. — У нас очень многое еще не автоматизировано, к примеру, я не могу купить билет в кинотеатр онлайн, но с проникновением интернета ИТ-сфера будет развиваться. Тем более у нас за последнее время он сильно подешевел, с начала года он стал примерно на 20% доступнее.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Сегодня в Узбекистане активен в Сети не только коммерческий сектор, но и государственные органы, говорит специалист.

— У нас создали центр электронного правительства, портал госуслуг, также появилась виртуальная приемная президента, где любой желающий может оставить обращение и получить не отписку, а ответ по существу, — рассказывает Алишер Эльмурадов.

По словам ИТ-специалиста, в Узбекистане хотят создать свободную экономическую зону для ИТ-компаний.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— У нас 4 года назад открыли институт, который готовит инженеров и программистов. На его базе сейчас прорабатывают вопрос о создании свободной экономической зоны для ИТ-компаний, там предполагаются льготы, — говорит Алишер Эльмурадов. — Сейчас у нас никаких особо льгот нет. Существует только постановление, по которому ИТ-компании могут по льготному тарифу ввозить для своих нужд оборудование из-за рубежа.

Впрочем, он считает, что ИТ-компании не нуждаются в льготах.

— Мы и так платим налоги в 5% от оборота. Если меня спросить, какие льготы мне дать, чтобы все колосилось, чтобы второй «Фейсбук» сделал, отвечу, что этого все равно не произойдет, — говорит руководитель ИТ-компании.

Сдерживает развитие ИТ-рынка нехватка специалистов в этой отрасли, уверен Алишер Эльмурадов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Не вся молодежь владеет русским или английским языками, а специализированной литературы на узбекском языке мало. Но со временем больше станет информации. И наши программисты конкурируют, они могут работать на многие страны.

По его наблюдениям, активнее всего сейчас развивается в интернете туристическая сфера.

В Узбекистан ежегодно приезжает около 2 миллионов туристов. Но власти хотят увеличить количество путешественников. К примеру, для развития туризма в Бухаре и Бухарской области до 2020 года планируют создать свободную туристическую зону «Бокий Бухоро» с гостиницами, амфитеатром, ресторанами, кварталом ремесленников.

Цены в Узбекистане ниже, чем в Беларуси. К примеру, большая порция плова в общепите обойдется от 1,3 доллара. Мандарины в супермаркете стоят 1,4 доллара, бананы — 2,1 доллара, морковь — 0,2 доллара, картошка — 0,6 доллара, огурцы — 2,2 доллара, говядина — 4,9 доллара. Мужскую рубашку в ЦУМе можно купить в среднем за 11 долларов, а туфли — за 28 долларов.

Алкоголь, как правило, можно купить только в специализированных магазинах. А вот банковскими карточками даже в Ташкенте не в каждом крупном магазине можно расплатиться.

В Узбекистане поддерживают тех, кто восстанавливает старинные ремесла.

— У нас семейный бизнес, мы восстанавливаем старинные шерстяные и шелковые ковры. В начале 2000-х годов остановили производство, а позже восстановили, — рассказывает владелец ковровой фабрики в Бухаре. — Существует указ, по которому те, кто занимается восстановлением старинных ремесел, освобождается от налога в течение 15 лет. Из-за этого многие занимаются восстановлением ремесел.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

По мнению главного специалиста Бухарского областного управления Государственного комитета по развитию туризма в Узбекистане Бекзода Идиева, узбеки могут принимать значительно больше туристов, чем сейчас.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Мастерская по изготовлению металлических тарелок в Бухаре

— В прошлом году Бухару и область посетили 130 тысяч туристов. Это мало, потенциал намного больше, — отмечает Бекзод Идиев. — Больше всего приезжает россиян (15 тысяч было в прошлом году), японцев и жителей Южной Кореи. Раньше было много французов и немцев, но они стали реже ездить после того, как на одном из французских сайтов вышел обзор «красных» стран для туристов. А ведь у нас есть что посмотреть. К примеру, в конце мая в Бухаре начнется шестнадцатый международный туристический фестиваль «Шелк и специи».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

По его словам, в прошлом году в Бухарской области открыли 15 новых гостиниц, в которых появилось 120 рабочих мест. В этом году намерены ввести 20 новых современных гостиниц, в которые смогут трудоустроиться около 200 человек, говорит Бекзод Идиев.

— У нас в этом году ожидается приток туристов, потому что президент делает больший акцент на развитие туризма, — прогнозирует ректор Сингапурского института развития и менеджмента в Ташкенте Жасур Салихов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Сингапурский институт развития и менеджмента в Ташкенте

Около 75% выпускников вуза идут работать в гостиничный бизнес. По словам ректора, некоторые из них уже открыли свои гостиницы в Самарканде и Ташкенте.

— Когда в 2007 году открыли университет, то переживали, что будет отток молодых специалистов, которые получают международный диплом, — соответственно они могут практически во всем мире работать. Не более 7−8% уезжают за рубеж, и то преимущественно для продолжения обучения, — отмечает Жасур Салихов.

К слову, обучение по программе бакалавриата обходится в 5000 долларов в год, а в магистратуре — 8900 долларов.

Экономист: «Узбекистан станет одним из лидеров региона, если проведет реформы»

Одна из главных причин, которая сдерживает социально-экономическое развитие Узбекистана, по мнению экономиста Юлия Юсупова, — политика импортозамещения, которая идет с 1996 года, а также «связанные с ней чрезмерное государственное вмешательство в экономику и экономическая самоизоляция».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Эта политика ограничивает возможности развития частного сектора, создания конкурентной среды, привлечения иностранного капитала. Как результат — низкий уровень конкурентоспособности национальной экономики. К сожалению, продукции, которая могла бы на равных конкурировать на мировых рынках, у нас не очень много. Мы в основном продаем на мировом рынке сырье, — отмечает экономист. — Из других проблем, которые сдерживают развитие, — удаленность страны от крупных рынков — европейского и восточноазиатского, это увеличивает транспортные издержки, — перечисляет Юлий Юсупов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Не лучшим образом сказывается на развитии страны и отток квалифицированной рабочей силы, отмечает экономист. Сами узбеки по-прежнему активно едут на заработки в Россию. Узбекистан стабильно входит в число лидеров по объему средств, перечисляемых физлицами из России.

— Основная причина низкого реального уровня занятости — плохой бизнес-климат, высокие издержки ведения бизнеса. После падения курса российского рубля масштабы трудовой миграции уменьшились, но она все равно существует, — говорит экономист. — В последнее время власти пытаются изменить ситуацию, в том числе и в плане снижения издержек ведения бизнеса. Но ключевые проблемы развития бизнеса пока остаются. Это вопросы отсутствия свободной конвертации, административные барьеры для наличного обращения, зарегулированность банковской системы, сложности при получении различного рода разрешений, лицензий, сертификатов, вопросы наличия бесперебойного обеспечения в регионах электричеством и газоснабжением.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Сильными сторонами, которые помогут развитию страны, экономист называет трудолюбие и предприимчивость населения, богатые природные ресурсы (нефть, газ, цветные металлы).

— С другой стороны, у экономистов существует такое понятие, как «проклятие природными ресурсами». Когда их много, то некоторые отрасли экономики (прежде всего перерабатывающая промышленность) из-за этого плохо развиваются, потому что срабатывают механизмы, которые приводят к тому, что они становятся неконкурентоспособными, — добавляет экономист.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Юлий Юсупов делает сдержанные прогнозы о том, как будет развиваться узбекская экономика.

— Практически во всех сферах нужно проводить базовые рыночные реформы, от этого зависит будущее страны. Если они будут проведены, то Узбекистан, безусловно, станет одним из экономических лидеров Центральноазиатского региона. Для этого есть огромный потенциал. Пока же мы — аутсайдеры, — убежден Юлий Юсупов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

По прогнозам экономиста, Узбекистан в перспективе может выходить на международные рынки с продовольственными товарами, текстильной продукцией, строительными материалами, продукцией химической промышленности. Но это в первую очередь рынки соседних государств — Кыргызстан, Таджикистан, Казахстан, Афганистан, Россия.

— Может быть, и до Беларуси доберемся, — отмечает экономист. — У Узбекистана также имеется высокий потенциал развития туризма, сектора транспортных и логистических услуг.

Белорусы в Узбекистане: «Мы похожи гостеприимностью и добротой»

В Ташкенте работает белорусский культурный центр «Свiтанак», в котором на общественных началах выступают выходцы из Беларуси, живущие в Узбекистане, — участвуют в концертах, отмечают национальные белорусские праздники.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Одна из участниц центра Лилия Белозерова переехала вместе с супругом из Витебска в Ташкент в 1977 году.

— Узбеки и белорусы похожи своей гостеприимностью и добротой. 20 лет назад умер мой муж, все соседи помогали, никто не обошел стороной. Здесь есть традиция: накануне праздника готовят плов и угощают всех соседей. Мы тоже перед Пасхой обходим всех соседей. Они не выпустят гостей без чашки чая, — говорит Лилия Белозерова. — В общем между нашими народами много общего. И важно, что и Беларуси, и Узбекистану удалось сохранить спокойную обстановку на своей территории.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

{banner_819}{banner_825}
-26%
-25%
-15%
-10%
-10%
-30%
-20%
-15%
-20%