108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  3. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  4. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  5. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  8. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  9. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  10. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  11. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  12. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  13. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  14. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  23. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  24. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


Катерина Борисевич /

С 23 мая 15-летний Д. находится в СИЗО № 1 на Володарского. Ученик 74-й гимназии по-прежнему не признает своей вины, а следствие уверено: именно подросток напал на учительницу русского языка и литературы и нанес ей 17 ударов ножом. Ему предъявлено обвинение сразу по двум статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 139 «Покушение на убийство».

В понедельник, 13 февраля, в Минском городском суде начнется один из самых громких процессов за последнее время. На скамье подсудимых — 15-летний Д., ученик столичной престижной гимназии № 74. Как говорят про него родители одноклассников, «тихий и спокойной мальчик из интеллигентной семьи врачей». Обвинение совершенно не вписывается в этот портрет.

Рано утром 23 мая 2016 года девятиклассник Д. пришел сдавать стихотворение по русской литературе. В классе находились только он и учительница, 57-летняя Валентина Владимировна. Чуть позже пострадавшая расскажет, что ученик молча зашел в класс, закрыл за собой дверь и нанес ей несколько ударов ножом по шее. Женщину отвезли в реанимацию, несовершеннолетнего Д. — в СИЗО № 1 на Володарского.

Что говорит сам ученик, неизвестно. Он дал показания только в первый день задержания, а дальше на контакт со следствием не пошел. И узнать, почему он совершил нападение на учительницу, не получится — суд будет проходить в закрытом режиме. Это значит, что журналисты не смогут присутствовать на заседаниях.

Уголовное дело в отношении гимназиста расследовали 7 месяцев. Следственный комитет сделал официальное заявление.

— В ходе следствия установлено, что школьник, действуя с особой жестокостью, нанес учительнице русского языка и литературы не менее 17 ударов ножом, в том числе — в область жизненно важных органов. В связи с активным сопротивлением потерпевшей, ее сообщением родственникам о совершенном преступлении и своевременным оказанием ей квалифицированной медицинской помощи нападавший не смог довести свой умысел до конца. Проведенная в отношении несовершеннолетнего стационарная психолого-психиатрическая экспертиза показала, что обвиняемый в период инкриминируемых ему деяний мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими, — заявил Сергей Кабакович, начальник отдела информации и связи с общественностью СК.

Все это время ни гимназия, ни родители Д. не давали никаких комментариев. Единственные, кто общается с журналистами, родители одноклассников Д.

— Даже после задержания одноклассники не отвернулись от него. Ему в СИЗО пишут и девочки, и мальчики. Обсуждают предстоящее поступление, выбор профессии. Тема того, что случилось, вообще не затрагивается. Д. часто пишет: «У меня все в порядке», — рассказывает TUT.BY мама одного из гимназистов.

— Это правда, что, находясь в СИЗО, Д. хотел сдать экзамены за девятый класс?

— Да, родители передавали ему учебники, писали письма в разные инстанции. Д. хотел получить аттестат за 9-й класс, но ничего не вышло, все уперлось в то, что в этом вопросе законодательство не отрегулировано. Нигде не прописано: кто, как и когда должен принимать экзамены. Тут в принципе два варианта: или его должны были конвоиры доставить в гимназию, или учителей пропустить в СИЗО № 1.

— Родители видели сына после задержания?

— Ни разу. Следователь не разрешил ни одно свидание.

— Сразу после трагедии многие говорили, что между Д. и учительницей русского языка и литературы не было никаких конфликтов.

— Были, и не только с этим учеником. Мы, родители, обращались к директору с просьбой сменить учителя, эта тема неоднократно поднималась на родительских собраниях. Поймите, я никого не оправдываю, но ситуацию нужно рассматривать со всех сторон, поэтому мы тоже пойдем в суд, чтобы нас услышали. На прошлой неделе детям, в основном мальчикам, стали присылать повестки в суд, они проходят по делу в качестве свидетелей.

— Учительница вернулась работать в гимназию?

— Да, в тот же кабинет, где случилась трагедия.

В самой гимназии № 74 обсуждают, что сразу после ЧП пострадавшей учительнице профсоюз выплатил солидную сумму. В самом профсоюзе не отрицают: он действительно помогал и будет помогать Валентине Владимировне. Однако назвать конкретную сумму, которую выплатили учительнице, там отказались.

— У нас по коллективному договору прописано: если работник оказывается в сложной жизненной ситуации, то по заявлению имеет право на материальную помощь. Причем от первичной профсоюзной организации до республиканского комитета. Мы сразу предложили работнице помощь, она отказалась, а затем успокоилась, немножко восстановилась и начался диалог. По мере поступления ее заявлений стали оказывать посильную поддержку, — комментирует Лариса Волкова, председатель Минской городской организации Белорусского профсоюза работников образования и науки.

В ст. 115 УК «Лишение свободы» говорится, что несовершеннолетнего, который «совершил особо тяжкое преступление, сопряженное с умышленным посягательством на жизнь человека», могут приговорить максимум к 12 годам колонии.

-12%
-30%
-50%
-5%
-15%
-15%
-15%
-10%
-10%
-20%