/

«Я прожил 65 лет и никогда не лез ни в какой криминал», — говорит бизнесмен из Барановичей Вениамин Голынкин. Недавно он вернулся на родину из США, где провел два месяца в заключении по обвинению в попытке сбыть в Ирак и Судан боеприпасы для противовоздушных орудий. Белорус, которому грозило многолетнее тюремное заключение, прошел пять судов, но смог доказать, что к крупной оружейной сделке он не имеет никакого отношения.

Фото: Sun Sentinel / Broward Sheriff's Office Handout
Фото при задержании. Слева — Шушан, который по версии ФБР был сообщником белоруса, справа — Вениамин Голынкин. Фото: Sun Sentinel / Broward Sheriff’s Office Handout.

С Вениамином Борисовичем мы встречаемся в его отеле в Барановичах. Гостиница «Венин» расположена в центре города. Как отмечает хозяин, зимой постояльцев немного. Основной наплыв — летом.

В городе Вениамин Голынкин личность известная. Как писала местная газета Intex-press, в свое время он занимался легкой промышленностью, торговлей, издательским делом. Сейчас остались гостиница, агроусадьба за городом и несколько объектов недвижимости.

«Это опасно?»

Вениамин Борисович выглядит уставшим. Почти месяц назад он вышел на свободу из американской тюрьмы, а все еще не может восстановиться.

— 4 ноября мне позвонил мой друг (который живет в Минске. — Прим. TUT.BY) и спросил, собираюсь ли я в Америку. Я сказал, что собираюсь: мне надо каждые полгода летать. Он сказал, что у него ко мне есть просьба, и попросил к нему приехать, — вспоминает бизнесмен.

8 ноября Вениамин Голынкин приехал из Барановичей в Минск на встречу к товарищу.

— Он меня завел к себе в офис. Там был еще один человек, который по-русски не говорил. Какой-то араб. Друг мне говорит: этот человек хочет купить в Америке охотничьи ружья, заплатили 100 тысяч долларов предоплаты. Надо, чтобы я съездил и посмотрел, есть ли реально на складе эти охотничьи ружья. Я его спросил: «Это опасно?». Он ответил: «На 100% нет. Я могу попросить родственников в Америке, но поскольку мы друзья, я давно тебя знаю и ты человек обязательный, то хочу попросить тебя», — объяснил собеседник.

«Через 40 минут в офис ворвалась полиция»

У Вениамина Голынкина есть грин-карта, которая дает право постоянно жить в США. Бизнесмен периодически летает в Америку, чтобы навестить своих родственников. Друг предложил оплатить дорогу из Минска в Нью-Йорк и обратно. Вениамин Борисович согласился и 13 ноября вылетел в США.

В Нью-Йорке бизнесмен навестил маму и вылетел в Тампу к другу. Завод, который нужно было посетить, находился недалеко от города. Друг в Тампе согласился отвезти его в нужное место и помочь с переводом, по-английски Вениамин Борисович говорит плохо.

Фото: Intex-press
Фото: Intex-press

— Мы приехали на место, где был завод. От Тампы примерно два часа дороги. Зашли туда, там офис, лежит оружие. Я спросил, где смотреть охотничьи ружья. Нам сообщили, что их нужно искать в другом месте: мол, сейчас приедут люди, которые нас отвезут и все покажут, — объяснил собеседник.

Гостям провели экскурсию по заводу. Примерно через два часа к ним подъехали два человека на джипе Volvo и попросили следовать за ними. От завода к назначенному месту ехали примерно четыре часа. По дороге сопровождающие позвонили Вениамину и попросили переслать им контракт, который был заключен со знакомым друга Голынкина. Тот выслал документ Вениамину Борисовичу, а он переслал его продавцам. Что в контракте было написано, собеседник не знает — составлен он был на английском языке, а копия документа у него не сохранилась.

Белоруса с другом завезли в офис. Из разговоров он понял, что владелец бизнеса — гражданин Израиля Анри Шушан, который присутствовал на встрече.

— Они начали разговаривать про какие-то свои проблемы. Про какое-то оружие. Я сидел пил кофе. Ничего не спрашивал. Через 40 минут в офис ворвалась полиция. Надели наручники на меня, моего товарища, вывели на улицу и стали допрашивать. Я по-английски не понимаю, вызвали переводчицу. Она приехала минут через тридцать. Я и рассказал все, как есть. Оказалось, что этот контракт был совсем на другое. То, что мне сказали про охотничьи ружья, — неправда, — негодует собеседник.

Вениамин Борисович настаивал на своей невиновности, но сотрудники ФБР, которые разрабатывали операцию, белорусу не поверили. Как сообщало американское издание Sun Sentinel, по версии следствия, Голынкин и Шушан были замешаны в попытке нелегального экспорта 500 тысяч единиц боеприпасов для 23-миллиметровых зенитных орудий. Из них 350 тысяч предназначались Ираку и 150 тысяч — Судану.

Оказалось, что Анри Шушан давно находился в разработке федеральных агентов. В октябре он сообщил информатору, что его клиент из Ирака перевел на его счет 800 тысяч долларов, но банк их не принял. В ноябре он же сообщил, что план изменился и к нему из Беларуси приедет человек, чтобы проверить товар и помочь с переводом денег. Сам Вениамин Борисович даже не предполагал, что стал частью оружейной сделки на 1 миллион долларов.

— Надели наручники на руки, на ноги… Для меня это было кошмаром — я всю жизнь прожил честно… Вообще не понимал ничего. На утро ФБРовцы меня забрали и повезли в тюрьму. У меня такая обида была — рвало на части. Когда привезли в тюрьму, ко мне подошел фельдшер, проверил давление — 197/97. Меня сразу в госпиталь отвезли, дали таблеток, потом в тюрьму. Я четыре дня вообще ничего не ел. Думал, что жизнь закончилась, — вспоминает бизнесмен.

«Люди там нормальные»

В заключении Вениамин Голынкин провел два месяца. Сначала сидел в обычной тюрьме, затем — в федеральной.

Белоруса подселили в шестиместную камеру. Русскоязычных там не было. Бизнесмен жил в компании афроамериканцев и мусульман. Как отметил собеседник, к нему заключенные относились тепло и называли его «Раша» (от английского Russia — Россия).

— Люди там нормальные. Я особо не ел. Свою еду отдавал. Там даже молились за меня. Потом про меня напечатали в газете. Заключенные прочитали статью, сказали «Раша» и показали на меня, — улыбается Вениамин Голынкин.

Позже бизнесмена перевели в федеральную тюрьму в Майами. Многоэтажное здание исправительного учреждения находится в центре города. Вениамина Голынкина разместили на 10-м этаже. На этот раз он жил в двухместной камере. Помимо него в тюрьме сидели двое русских, которые отбывали сроки за наркотики и подделку пластиковых карт. Условия в новой тюрьме также удовлетворили белоруса. В Майами «Рашу» уже называли «Dyadya Venya» (Дядя Веня).

Фото из личного архива
Фото из личного архива

— Сразу пуэрториканцы ко мне подходили. Я не понял, что они от меня хотели, но русские им сказали, чтобы они не подходили больше. Мы подымались в 6.00 — на завтрак. До 8.00−9.00 убирались. Второй прием пищи был где-то в 11.00−11.30 и третий примерно в 17.30. Тюрьма нормальная. Если ничего не нарушать, проблем не будет. Кушали на общей площадке — каждый этаж по очереди, — говорит собеседник.

По словам Вениамина Голынкина, заключенные хоть и жили своими этническими группами, серьезных конфликтов не было. Проблемы с адаптацией возникали у педофилов и насильников.

В тюрьме был тренажерный зал, библиотека, в которой были три книги на русском языке. Свободное время заключенные коротали за картами, шахматами, домино.

— Время проходило быстро. Там был велотренажер, тренировался немного, — вспоминает бизнесмен.

Первое время белорус даже не надеялся, что сможет вскоре выйти на свободу:

— Думал, что буду писать доверенность, чтобы дети поделили все, что у меня есть.

В тюрьме бизнесмену помогали родственники, которые живут в США. Кроме того, представители белорусской дипмиссии постоянно поддерживали связь с его адвокатом.

До 20 лет тюрьмы

В суде Вениамина Борисовича представлял платный адвокат, которого нашли для него сын и сестра — они живут в США. Изначально его подозревали в нарушении Закона США о контроле над экспортом вооружений. По версии обвинения, бизнесмен был участником преступной группы, которая собиралась экспортировать оружие из США без необходимых лицензий и разрешений. Ему грозило до 20 лет тюрьмы.

В общей сложности белорус прошел пять судов. В перерывах между заседаниями обвинение предлагало ему пойти на сделку — признать вину в совершенных преступлениях в обмен на более мягкое наказание. Однако он настаивал на своей невиновности.

Защита делала упор на том, что доказательства участия белоруса в оружейной схеме были неубедительными. В результате прокуратура предложила сделку, по которой все обвинения в торговле оружием были сняты.

Фото: Евгений Тиханович, Intex-press
Фото: Евгений Тиханович, Intex-press

Тем не менее прокурор выдвинул обвинения о предоставлении ложных сведений ФБР во время допроса. Прокурор и адвокат пришли к соглашению, в результате которого вина Голынкина по этому обвинению была признана, — это указано в справке из суда, которую получил Вениамин Борисович.

— Он был невиновным человеком, который оказался не в том месте, не в то время, — подчеркнул защитник Голынкина.

По условиям сделки, предложенной прокуратурой, Вениамину Голынкину засчитали в счет наказания время, проведенное в заключении. Он вышел на свободу на следующий день после суда. Белорусу не аннулировали грин-карту и из страны не депортировали. На свободе Вениамин Борисович несколько дней провел в Майами, навестил родителей в Нью-Йорке, а затем вылетел в Минск.

«Должен был приехать как подсадная утка»

О судьбе Анри Шушана, которого также задержали с Вениамином Борисовичем, известно немного. По словам собеседника, он пошел на сделку с ФБР.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

— Сначала в тюрьме мы были вместе, потом, когда он дал согласие (на сотрудничество. — Прим. TUT.BY), его перевели. Он с ними работает, рассказывает про все свои дела. Передо мной все время извинялся. Раз шесть мне сказал «sorry» (извини. — Прим. TUT.BY). У него должен был быть суд через три дня после меня, но я знаю, что его перенесли на март. Он говорил, что у него завод конфисковали, — рассказал собеседник.

По возвращении Вениамин Борисович навестил и своего друга в Минске, который предложил ему съездить в США:

— Он мне сказал: «Я не виноват».

Бизнесмен говорит, что до сих пор не знает точно, в какую авантюру ввязался, что это была за сделка и какова была его роль.

— Я, наверное, должен был приехать как подсадная утка, чтобы задать вопросы и посмотреть [какое оружие есть в наличии у продавца].

По его словам, самым тяжелым за время его заключения было смириться с несправедливостью:

— Была обида, что вот так получилось ни за что… Просто обида… Что близкие люди [предали]… Они, может, планировали заработать огромные деньги.

-15%
-20%
-30%
-30%
-10%
-10%
-30%
-30%
-50%
0066814