/ Майа Кохно,

В субботу в Минске провели три бесплатные экскурсии по тракторозаводскому поселку, две из них — на иностранных языках. Такое внимание району столичные экскурсоводы уделили из-за сноса двухэтажных зданий, который запланирован в феврале на улицах Чеботарева, Клумова и Щербакова. В 3 часа дня послушать легенды и историю создания первой столичной послевоенной жилой застройки пришли сотни минчан. Мы тоже прогулялись и узнали, в чем ценность и уникальность тракторозаводского поселка.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Тракторогород» — так называли поэты район жилой застройки у тракторного завода. Сейчас столичные активисты так называют свои группы за сохранение поселка. Один из них — Роман Абрамчук — провел для минчан экскурсию и рассказал, почему сносить старые дома совсем не обязательно.

МТЗ на месте урочища архиепископа и дом начальства

На выходе из метро у тракторного завода собралось несколько сотен человек. Количеством и такой заинтересованностью удивлены как сами минчане, так и экскурсовод. Взрослые женщины рядом говорят: «Этот район мне чужой, я тут только мельком была».

У МТЗ Абрамчук начинает экскурс в историю и рассказывает о застройке тракторного завода. Оказывается, до строительства производства на этом месте в 1848—1862 годах была летняя дача архиепископа Антония Зубко. Кстати, в его честь назван Антоновский сквер, который находится неподалеку.

«Это довольно известная личность в православной церкви, при нем произошло объединение православной и униатской церкви», — объясняет экскурсовод.

После революции на месте церкви по личному решению Иосифа Сталина и первого секретаря ЦК КП(б)Б Пантелеймона Пономаренко в 1940 году начали строить завод бомбардировщиков. Темпы были очень быстрыми. Из-за войны завод вовремя достроить не удалось.

В 1945 году строительство возобновили, но теперь Сталин и Пономаренко решили строить не завод авиабомбардировщиков, а градообразующий тракторный завод. Это была первая стройка в разрушенном войной Минске.

Есть мнение профессиональных архитекторов, что в проектировании завода участвовали немецкие офицеры и военнопленные архитекторы. Возможно, и проекты поселка, который начали строить в 1946 году с участием архитекторов Семена Розенфельда и Бориса Костенко, были вынесены из Германии.

— Слишком уж напоминает немецкие пригороды. Хотя нигде доказательств не сохранилось. Более того, об участии военнопленных немцев в строительстве этих домов начали говорить только в конце 80-х годов, когда были открыты архивы КГБ.

Построен жилой район около знакового завода всесоюзного значения, поэтому стройка велась по лучшим градостроительным стандартам. Кроме этого, тогда в Минск съехались деревенские жители.

— Впервые за долгие столетия город становится белорусским. Он был еврейским, польским, российским, но никак не белорусским начиная с конца XVII века.

После этого вступительного слова экскурсовода мы толпой переходим на сторону бульвара тракторостроителей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сейчас от него осталась только небольшая аллея с клумбами и лавками. А раньше этот двор был украшен с разных сторон скульптурами двух парней, играющих в футбол и двумя волейболистками.

Расположение спортивных скульптур вполне оправданно, потому что рядом находится территория для подвижных игр. Сейчас тут каток и одна из последних площадок для игры в городки.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

А вид на спортивную площадку открывается с «дома начальства» на Кошевого, 8.

— Там жил долгое время в 70-х годах директор тракторного завода Николай Слюньков. В 80-х он был руководителем Беларуси, в том числе и членом политбюро ЦК КПСС.

«Волшебная атмосфера» и церковь на месте пионерского сквера

Дальше мы пробираемся во дворы по нечетной стороне с улицы Кошевого. Некоторые дома в районе после ремонта уже утеплены, но их аутентичный вид постарались максимально сохранить. Местами на улице Стахановской можно увидеть даже оригинальные небольшие металлические ограждения с изображением тракторов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Из таких маленьких штучек и складывается вся волшебная атмосфера поселка.

Здесь же во дворах улицы Стахановской у 41-го дома находим одну из старейших скульптур 50-х годов — «Ребенка на самокате». Подкрашивают и следят за ее состоянием местные жители.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Неподалеку в центре двора находился фонтан с медведями, а входы домов были как раз со стороны этой скульптуры. Сейчас они замурованы.

— Благодаря этим входам во дворе образовывался своего рода форум, знаковое пространство. Говорят, даже свадьбы здесь отмечали — выносили столы во двор. Таким образом градостроители хотели ориентировать человека на публичную жизнь, не замыкаться в своей квартире.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Тут, у бывшего фонтана, где медведи играют с бочонком меда, Абрамчук рассказывает, что сделали их немцы, и напоминает, что медведь — это символ Берлина. По его словам, тракторный поселок строили более 2500 военнопленных и привезенных из Германии немцев.

— Многие здесь умерли. Потому что условия труда были тяжелые. Из-за эпидемий, голода, самоубийств. Но никаких памятных знаков или шильд о военнопленных немцах здесь не существует.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

При этом отношения с местными у рабочих немцев были неплохие.

А нелегальные захоронения были найдены в поселке при строительстве дома на улице Щербакова. После чего у местных появилась легенда, что в том доме постоянно умирают мужчины именно из-за того, что дом стоит на костях немецких военнослужащих.

От двора Стахановской улицы открывается вид на пионерский сквер. Раньше здесь была и сцена, и скульптуры пионеров, но теперь это место заняла церковь.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Дом со львами на Кошевого и комфортный город утопистов

Далее мы останавливаемся у фешенебельного дома на Кошевого со львами и лестницей у входа во двор. Экскурсовод забирается на детскую горку, чтобы всем было лучше слышно. Думая, что кто-то собрался на митинг, выходит местный и кричит: «Ремонты сделайте конкретные!»

Тем не менее Абрамчук продолжает рассказывать о гармоничной архитектуре поселка.

— Обратите внимание, что этот дом имеет треугольные фронтовые фасады, в домах напротив они перекликаются. Но симметрии нет. То есть, избегая скучной симметрии, с помощью определенных деталей создается гармония.

Такие различные архитектурные приемы не раз используются в поселке.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Кстати, на тракторном были все необходимые общественные учреждения и институты. На улице Кошевого до сих пор работают небольшие гастрономы, лавка тканей и фурнитуры, аптека, оптика, швейная мастерская. На Стахановской есть пункт милиции, когда-то была баня, школа, детский сад. Все это очень компактно распределялось по Тракторному.

— Это идея утопистов XVI века — обеспечить такие идеальные города. В XVIII веке она повторяется в Англии — появляются промышленные поселки при предприятиях. Чтобы сделать максимально удобной жизнь рабочего, чтобы он посвятил всю жизнь работе на предприятии. В этом поселке эти идеи реализованы на 10 баллов.

Дальше мы подходим к Стахановской, 16 — трехэтажному зданию с арками. Раньше здесь была большая поселковая баня, а теперь работает ФОК, парикмахерская и бистро.

— Баня была реконструирована, к сожалению, потеряла свой первоначальный облик.

Для создания знаковости здание расположено с отступом от красной линии (границы, где должна начинаться застройка). Баня была важным и посещаемым объектом. Потому как в ванне, по свидетельствам старожилов, некоторые хранили картошку.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Напротив через дорогу — здание с перекликающейся архитектурой, в котором раньше была школа. Теперь это лицей МВД.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Построены оба здания по проекту московского архитектора Александра Великанова.

В этом же районе по Стахановской был роддом, за которым находился пустырь.

«Почему лучшие в послевоенном Минске дома названы бараками?»

После местных легенд мы идем к домам, которые в феврале планируют сносить — на улицу Чеботарева. Эти здания легко узнать по заколоченным окнам. В некоторых даже не заварены и открыты настежь двери. Поэтому многие поднимаются на балконы послушать экскурсовода.

Двухэтажное здание с открытым балконом — бывший детский сад. Его хотят снести в первую очередь. Рядом с ним стоит ржавая разобранная машина. Экскурсовод говорит, что это место очень популярно при съемках фильмов.Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Дома же раньше были кирпичные и без оштукатуривания. На крыше — черепица. Около домов расположены палисадники.

— Непонятно почему сегодняшние архитекторы-чиновники называют эти дома бараками. Бараки — это временное жилье, обычно деревянные, для первичных нужд. Странно, почему дома, которые считались одними из лучших в послевоенном Минске, названы официально бараками?

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На этой печальной ноте в истории поселка мы разворачиваемся и идем к одной из финальных точек экскурсии — популярному дому с русалками на Стахановской, 2. Построили его в 1948 году, и жилье выдавали стахановцам за трудовые заслуги. Лепнину, кстати, сделали только в 90-х годах. Люди на экскурсии высказывают свои предположения, как мифические существа появились на доме тракторного завода: «Возможно, здесь рыбу продавали». Но экскурсовод поясняет, что на самом деле здесь долгое время продавали фильтры для очистки воды, поэтому и сделали такую лепнину.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

После двухчасовой прогулки по тракторогороду, подытоживая, экскурсовод говорит, что этот поселок можно превратить в туристическую зону — тематический заповедник 40−50-х годов.

— Это будет статья прибыли для города и совсем не обязательно разрушать дома. Их можно как-то приукрасить, наполнить новым содержанием, функцией, создать творческий кластер. И так сама собой образуется туристическая зона.

Абрамчук говорит, что поселок является памятником эпохи и его архитектуру очень ценят приезжие туристы из западных стран и иностранные ученые.

— Ансамблевость и цельность — это то, что является главной ценностью поселка. Его проект приводили в пример во многих учебниках советской градостроительной планировки. Ведь это была стройка № 1 в послевоенном Минске.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На протяжении февраля планируется провести еще несколько экскурсий, активисты очень надеются успеть показать этот район минчанам до первого сноса домов.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-20%
-20%
-10%
-15%
-50%
-10%
-45%
-50%