Политический обозреватель АТН Андрей Кривошеев во время «Большого разговора» задал президенту вопрос о национальной идее. Лукашенко усмехнулся: «Вот что называется провластный журналист. Хуже вопроса не задашь, когда ответить нечего».

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Фото: пресс-служба президента Беларуси

Перед тем как Лукашенко начал отвечать, Кривошеев предложил свой вариант национальной идеи: "Мы, белорусы, гражданская политическая нация, в молодом суверенном государстве, ради базовых ценностей: безопасность, справедливость, стабильность и развитие".

— Все это правильно, но на душу и сердце не ложится. Нужна такая идея, кратко сформулированная, чтобы она захватила всех, — отозвался Лукашенко.

Президент рассказал, что к разработке национальной идеи привлекал главу Белтелерадиокомпании Геннадия Давыдько, руководителя ОНТ Григория Киселя, главреда «СБ. Беларусь сегодня» Павла Якубовича. Но сформулировать ее административным способом не получилось, признал Лукашенко.

— Мы не пришли в своем развитии к той точке, когда бы эта идея ударила бы всех по мозгам и по сердцу. Я успокоился: раз общество ничего предложить не может, я тоже. Мы живем как живем, без этой идеи. Хотелось бы, но ее нет. И я убежден, что выдумать ее невозможно. Нас к этому должна подвести сама жизнь. Слишком мало, наверно, мы прожили как суверенное государство.

Лукашенко добавил, что даже Россия сегодня не может сформулировать свою национальную идею. Лукашенко признался, что посмеивается над попытками Москвы сделать это.

— Они болеют тем же, чем мы когда-то — административным образом от имени президента что-то сформулировать. Мы даже книжки писали, а потом у меня ума хватило остановиться.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-30%
-30%
-15%
-20%
-20%