/ /

Несколько семей в доме № 29 на проспекте Победы в Витебске соседствуют с детской школой искусств № 5: прямо под квартирами — музыкальные классы. Звукоизоляции нет, и жильцы вынуждены слушать, как дети учатся играть на разных инструментах. Такое положение особенно не устраивает семью Кильдеевых. Они полтора года борются за тишину — в разные инстанции идут жалобы. Недавно между пенсионеркой Натальей Кильдеевой и работниками школы произошел такой скандал, что пришлось даже вызывать милицию.

Фото: Игорь Матвеев
Детская школа искусств № 5 располагается в Витебске по трем адресам, во всех случаях это первые этажи многоэтажек. Вход в помещение школы в доме № 29 на проспекте Победы

Обычная девятиэтажка на витебских «Югах». В трехкомнатной квартире на втором этаже — как раз над школой искусств — живет 67-летняя Наталья Ивановна Кильдеева с дочерью Татьяной и 14-летним внуком. До пенсии женщина работала в книжном магазине, сейчас занимается домашним хозяйством, воспитанием внука и уходом за питомцами — в квартире живут несколько собак и кошек.

Казалось бы, в этом доме настолько устали от музыки, что ничто о ней не должно напоминать. Но нет. В гостиной стоит фортепиано — на нем занимается внук Натальи Ивановны. Юноша учится в музыкальной школе, но не в той, что внизу. Ездит в другую.

— Правда, из-за того, что в квартире слышно все, что происходит в школе искусств, внук не всегда может заниматься за инструментом. Но позже 10 часов вечера за фортепиано не садится — чтобы не мешать соседям. Уроки он тоже может делать только вечером — когда у музыкантов под полом уже завершились занятия. Поэтому успеваемость внука снизилась, меня это беспокоит. И это одна из причин, по которой я хочу, чтобы в нашем доме наконец воцарилась тишина.

Фото: Игорь Матвеев
Наталья Кильдеева собрала целое досье на школу искусств — это фотографии и видео, на которых запечатлены уроки в разное время дня

Тишина из квартиры Кильдеевых исчезла два с половиной года назад. Мясной магазин, который находился на первом этаже их дома, закрылся, и его место заняли юные музыканты.

Школа занимает помещения под квартирами в двух подъездах. То есть звуки, которые извлекают из учебных инструментов дети, слышат не только Кильдеевы, но жильцы еще нескольких квартир. По словам Натальи Ивановны, таких квартир шесть (правда, в одной никто не живет). По утверждению администрации школы — четыре: Кильдеевых, их соседей, а также две квартиры в следующем подъезде.

«Какофония вплывает в квартиру»

Свою квартиру Наталья Ивановна называет «камерой пыток»:

— Раньше даже была такая пытка — звуком. Человека сажали в комнату, в которой непрерывно играла «музыка». И набор неприятных звуков постепенно сводил с ума. Чем наша квартира отличается от этого? Два месяца назад не было и 5 минут, свободных от их уроков. И так — полсуток: занятия начинались в 8 утра и шли до 8 вечера. Были случаи, что играли и позже, в девятом часу. В школе есть большая звукоизолированная комната, но в ней нет уроков, там сидят родители — когда ожидают детей, и отдыхают уборщицы. Ученики занимаются в других помещениях — со сквозными дырками в потолке и резонирующим покрытием.

Женщина эмоционально описывает «концерты», невольной слушательницей которых являлась:

— Представьте, под моей кухней играет баян, и педагог бьет ногами в такт ритму. Под нашим залом заливаются гитары и цимбалы. Под второй комнатой учится играть целый оркестр. И вся эта какофония вплывает в нашу квартиру! На чем здесь только не играли, даже на барабане. Почему мою квартиру — давно приватизированную — превратили в камеру пыток?! Педагоги приходят на работу на несколько часов, а мы же находимся в этом кошмаре постоянно.

Фото: Игорь Матвеев
Наталья Кильдеева демонстрирует фотографию, на которой она зафиксировала занятие оркестра

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (1.36 МБ)

Видео: архив семьи Кильдеевых

Пенсионерка говорит, что из-за соседства со школой у нее ухудшилось здоровье:

— У меня часто болит голова, я гипертоник, постоянно хожу по врачам. В последнее время стала ходить и к психотерапевту — жить в таких условиях невыносимо. А 28 ноября у меня случился сильнейший сосудистый криз. В тот день я готовила на кухне, а в школе начались занятия. Я перешла в зал, но и там не было покоя. А к вечеру подтянули цимбалы и как дали по ним! Я упала, потеряла сознание. Потом пришла в себя, вызвала директора этой школы.

«Установили новое расписание. Но не соблюдают его»

Руководство школы искусств — а это отдел идеологической работы, культуры и по делам молодежи горисполкома — в курсе ситуации. Кильдеевы обращались сюда с просьбой звукоизолировать классы.

В одном из писем, в апреле 2016 года, начальник отдела Наталья Шиенок сообщила, что на ремонтно-строительные работы нужно примерно 180 млн неденоминированных рублей. Но, «учитывая сложности с наполнением городского бюджета», денег на это не было. Однако на звукоизоляцию думали направить часть средств, заработанных школой. Сделать это планировали в 3−4 кварталах 2016 года.

К концу прошлого года, после того как у Натальи Ивановны случился криз, отношения между жильцами и школой накалились еще больше. Пенсионерка написала в отдел идеологической работы, культуры и по делам молодежи горисполкома новое письмо.

Квартиру Кильдеевых посетила Наталья Шиенок.

— Она сказала, что, да, музыка действительно в нашей квартире слышна. Попросила, чтобы мы дали возможность провести два новогодних утренника. И пообещала, что больше под нашей квартирой дети заниматься не будут, — говорит Татьяна Кильдеева.

Фото: Игорь Матвеев
Татьяна Кильдеева

После визита Шиенок Кильдеевы получили письмо, в котором городской идеолог сообщила, что с 9 января 2017 года занятия из помещений под их квартирой перенесут в другие классы. Это не коснется только уроков на акустической гитаре. Заниматься с ней дети будут по такому расписанию: в понедельник — с 15.15 до 16.30, во вторник — с 14.50 до 20.00, в четверг — с 15.50 до 20.00.

— Новому расписанию мы обрадовались! Подумали: это же ерунда по сравнению с тем, что было раньше, потерпим и не будем уже ничего оспаривать. Но этот график музыканты начали нарушать почти сразу же. То есть придерживались его только на зимних каникулах, а потом опять началось! — возмущается Татьяна.

Женщина говорит, что музыка снизу мешает ее заработку. Татьяна — ремесленник, плетет украшения из бисера.

— Это занятие очень кропотливое, требует тишины и сосредоточенности. А беспорядочная музыка под моей спальней совсем не вдохновляет на работу. Кто будет компенсировать потери в моем бюджете?

Фото: Игорь Матвеев

Ударила гардеробщика, укусила учителя

В прошлую пятницу, 27 января, конфликт достиг своего пика. У каждой стороны — свое видение того, что произошло.

— По пятницам, по новому расписанию, ученики вообще не должны играть под нашей квартирой. Я захотела вздремнуть. И вдруг — снова музыка! — вспоминает Наталья Кильдеева. — Решила выгулять собак, а заодно пойти в школу и сделать снимки — чтобы у меня было документальное подтверждение нарушения. Охранник схватил меня за руки и хотел закрыть в отдельной комнате — до приезда милиции. Ее уже вызвали, а мне все время кричали, что я нарушаю Гражданский кодекс. При этом один из преподавателей снимал все происходящее на видео. Затем охранник меня сильно толкнул, и я упала в обморок. Когда пришла в себя, в помещении уже были сотрудники милиции и директор школы искусств. Хочу поблагодарить милиционеров, они вели себя великолепно: помогли мне подняться, вместе мы отвели домой собак, они сходили со мной в аптеку за таблетками. И только, когда мне стало лучше, забрали в участок. Я написала заявление, что охранник нанес мне телесные повреждения. Побывала и у судмедэксперта: от действий охранника у меня вспухли и долго болели запястья.

Встречное заявление написали и сотрудники учреждения образования. Директор детской школы искусств № 5 г. Витебска Надежда Шабловская рассказывает свою версию конфликта:

— Наталья Ивановна вела себя некорректно с самого начала. Она зашла в класс, где занимались мальчик-гитарист и его преподаватель. Начала кричать, снимать на телефон, оскорблять всех присутствующих. Ударила по лицу гардеробщика (этого работника пенсионерка называет охранником. — Прим. TUT.BY), укусила за палец преподавателя игры на гитаре. Скандал видели дети, они испугались, их пришлось выводить из помещения. Такой инцидент у нас произошел впервые. Это совершенно недопустимая ситуация для учреждения образования.

Гардеробщик Вячеслав заявляет, что не держал за руки Кильдееву и не толкал ее:

— Она ворвалась сюда и была неадекватной. Стала бить ногами в дверь, пыталась бросить стулом. Ударила меня, я стерпел. Мне было жалко детей, которые все видели и заплакали, мы их вывели из помещения. У женщины была настоящая истерика. Мы были вынуждены вызвать милицию.

— А почему в тот день дети занимались под квартирой Кильдеевых, если в расписании этих уроков нет? — спрашиваю у директора школы.

— В ту пятницу произошло смещение уроков. И занятия на гитаре проходили в помещении, над которым находится кухня этой семьи.

Директор школы опровергает утверждение жильцов, что до Нового года занятия под их квартирой шли в течение 12 часов в день: «Такого не было».

Фото: Игорь Матвеев
Урок в школе искусств № 5

Среди учеников школы искусств № 5 есть победители и лауреаты различных международных, республиканских и городских музыкальных фестивалей и конкурсов. Учреждение также ведет культурно-просветительскую работу в микрорайоне: устраивает концерты, утренники, музыкальные спектакли.

Надежда Шабловская говорит, что сочувствует жильцам, и уверяет, что администрация школы делает все возможное, чтобы облегчить их жизнь:

— Мы прекрасно понимаем людей. Планируем сделать шумоизоляционный ремонт. Но пока средств на это нет. Мы пересмотрели график занятий. Оркестр убрали. Сейчас под этой квартирой играет только гитара — а это тихий инструмент, причем занимаются на нем младшие ученики. И мы соблюдаем то расписание, которое нам рекомендовал отдел идеологической работы, культуры и по делам молодежи.

Но в одном мнение и жильцов, и педагогов сходится: у школы должно быть отдельное здание.

— Надеемся, что в городе все же найдется для нас свободное помещение, о котором мы мечтаем уже много лет. А пока… Ну не пойдем же мы с детьми на улицу! И подобные вопросы нельзя решать в таких конфликтах. Претензии к школе имеет только семья Кильдеевых. Остальные жильцы не жалуются. Мужчина, который живет над фойе, согласен, чтобы дети там занимались. Еще один жилец сказал, что его семья слышит музыку, но для них это приемлемо, — говорит Надежда Шабловская.

Фото: Игорь Матвеев
Металлические решетки — на окнах помещений школы. Над ними — три окна квартиры Кильдеевых: кухня (с выходом на балкон), гостиная и комната внука. Окно спальни Татьяны выходит на другую сторону дома

«Хотим, чтобы сделали замер шумов»

В папке с бумагами из различных инстанций у Кильдеевых есть и письмо от начальника ОВД администрации Первомайского района Витебска Александра Чернявского. Он сообщил, что в действиях школы «предусматриваются признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 21.16 КоАП» (Нарушение правил пользования жилыми помещениями. — Прим. TUT.BY).

Правоохранители уведомили об этом ЖЭУ № 19 — «для принятия мер реагирования». Его руководитель Александр Гильбо в свою очередь сообщил, что нежилое помещение в доме № 29 школе искусств предоставили по решению горисполкома. Администрация ЖЭУ обратилась в зональный центр гигиены и эпидемиологии, чтобы в квартире Кильдеевых провели замер шумов. «Вопрос находится на контроле, о результатах вам будет сообщено», — говорилось в письме от коммунальников, датированном 12 декабря 2016 года.

— Прошло вот уже полтора месяца, но пока никто к нам не приходил делать этот замер. А нам бы очень хотелось, чтобы его все же сделали, — говорит Наталья Кильдеева.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-30%
-20%
-20%
-70%
-70%
-10%
-30%
-15%