Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Мечеслав ГРИБ, председатель Верховного Совета 12-го созыва:

- Если бы запретили использовать огнестрельное нарезное оружие, потребовали его сдать и компенсировали его стоимость, это был бы цивилизованный механизм. А так народ вновь обдирают. Причем использовать изъятое оружие на благо государства тоже нельзя, потому что в своем большинстве оно снято с вооружения в армии и милиции.

В 1997г. все оружие, которое у меня имелось, обманным путем взяли на отстрел и не вернули. Дали удостоверение, что взяли его на ответственное хранение в МВД. Так и хранят его. Пятый год. Теперь примут закон и заберут его в пользу государства. А мне его никто не дарил. Я купил его в соответствии с действующим законодательством, зарегистрировал и владел. У меня немного было оружия. Но речь не обо мне персонально. Каждый человек, который имеет оружие, в случае его изъятия потерпит материальный убыток.

Кроме того, насколько мне известно из 36-летнего опыта работы в правоохранительных органах, преступления с применением официально зарегистрированного оружия практически не совершались. Оружие, которым пользовались преступные группировки и отдельные граждане, находилось у них неофициально. Поэтому новый закон никак не повлияет на эту категорию. Как носили они это оружие, подвергая себя опасности привлечения к уголовной ответственности, так и будут носить. Закон направлен против законопослушных граждан, которых он лишит возможности самообороны при нападении на них.

Владимир НИСТЮК, депутат Верховного Совета 13-го созыва, заместитель председателя БСДП:

- Я считаю, что наличие оружия у человека гарантирует реализацию его интересов, его права на защиту и самооборону. Нормальное общество не должно бояться того, что у граждан есть личное оружие. Наличие оружия никак не влияет на криминогенную обстановку. По большому счету, прозрачность границы с Россией, где в незаконном обороте находится море огнестрельного оружия, фактически ликвидирует любые законодательные препоны незаконному распространению оружия в Беларуси. Я полагаю, что этот закон займет достойное место в цепочке дальнейшего посягательства на права белорусских граждан. Коль скоро мы кричим на весь мир об унификации белорусского законодательства, проведении единых реформ, реализации общих проектов в военно-политической сфере, необходимо быть последовательными. В России закон об оружии нормальный. Почему мы не ориентируемся на нее? На мой взгляд, причина в том, что власть создает атмосферу страха в нашем обществе, запугивая граждан гипотетическими врагами. Мол, если у населения есть оружие, то оно якобы обязательно должно кого-то застрелить.

Станислав ШУШКЕВИЧ, экс-спикер Верховного Совета РБ:

- Мне кажется, что в нашем криминальном обществе иметь оружие, особенно сейчас, вполне логично. Право на ношение оружия, без сомнения, нужно предоставить прокурорским работникам, а также вышедшим на пенсию или в отставку людям, занимавшим ранее высокие посты. Конечно, порядок его приобретения и хранения должен быть четко определен законом. Это не значит, что надо повсюду ходить с пистолетом в кармане, но дать людям такое право следовало бы. Думаю, что решать таким сборищем, как наш парламент, проблему оружия нельзя. Я оружие имею, желания пострелять у меня не возникает, но когда живу на даче или куда-то еду один, всегда кладу пистолет в карман.

Станислав БОГДАНКЕВИЧ, почетный председатель ОГП:

- Если бы наша страна была изолирована от внешнего мира, можно было бы говорить о запрете на оружие. Но в условиях, когда у нас нет границ с огромной Россией, где бандитизм вышел за все мыслимые и немыслимые пределы, я думаю, что оружие, строго в соответствии с законом, может предоставляться гражданам Беларуси несколько шире, чем это делается сейчас.

Еще при советской власти, будучи управляющим отделения банка, я имел в столе наган, который был положен мне по должности. После того, как я был переведен в Минск, я оставил его по месту работы. Находясь в должности председателя правления Национального банка, я тоже имел оружие в соответствии с решением правительства. У меня была лицензия, и, кроме того, даже будучи председателем Нацбанка, я не имел охраны, поэтому пистолет на всякий случай мне был нужен. Я за него, в соответствии с законом, заплатил полтора доллара. Лукашенко меня крепко критиковал потом за то, что мало заплатил, хотя он сам, Мясникович, Кебич и другие заплатили столько же, выкупив оружие по его балансовой стоимости. Ну а он публично перед всем народом заявил, что я это оружие присвоил. Потом эту мою собственность власть под надуманным предлогом в нарушение Конституции изъяла, причем безвозмездно. Я только потом узнал, что некоторые государственные деятели, уйдя в отставку, не отдали свое оружие, ссылаясь на закон, но так как мне оно не было нужно, я его вернул. А вот стоимость его мне до сих пор никто так и не возвратил.

Я думаю, что оружие гражданам доверять можно, хотя свободная торговля им вряд ли сегодня пойдет на пользу обществу.

Сергей ИСАЕВ, директор фирмы "СНАМИ":

- Поскольку лично у меня оружие есть, то ответ очевиден. Мне кажется абсолютно нормальным, что граждане им владеют. Когда человек идет в армию, то каждому призывнику доверяют оружие, а потом его забирают, и считается, что в нормальной жизни он еще не готов с ним обращаться. Порядок использования оружия сейчас достаточно четко регламентирован, лично я на "техосмотры" хожу регулярно. Возможность приобрести оружие должна быть, но, безусловно, не у всех. Совершенно нормально, что в пользовании находится спортивное оружие, право на владение боевым надо согласовывать отдельно. Я за то, чтобы население имело доступ к оружию. Те, кому оно очень сильно нужно (бандитам, например), все равно его добудут и никого о разрешении спрашивать не станут.

Леонид ДЕЙКО, член ЦК БСДП:

- Сложно тут что-то комментировать. Если инициатор этого законопроекта - Лукашенко или кто-то, действовавший по его поручению, то это - свидетельство все нарастающего страха президента за свою жизнь.

В других странах приходили к решению этого вопроса длительным историческим путем. Взять те же США, где во времена освоения дикого Запада любая частная территория была ограждена и выделялась табличками: "Частная собственность. Стреляю без предупреждения". Сейчас уже не стреляют, но частная собственность неприкосновенна. В нашей стране нужно все больше бояться не человека с ружьем, который крадется где-то в ночи, а того, кто ходит в форме цвета мусора, ездит в камуфлированных автомобилях. Такие вот белорусские парадоксы.

Виктор ХОМЯРЧУК, президент Белорусского страхового союза:

- Иметь оружие с целью самозащиты - право выбора каждого. Что касается оружия для спортивных и охотничьих целей, мне кажется, его нужно разрешить. Потому что все охотники сегодня находятся в подвешенном состоянии - вроде указания на изъятие нарезного оружия нет, но и разрешение на него получить невозможно. Но я считаю, что вместе с разрешением необходимо ввести очень жесткие требования. Оружие - это все-таки очень опасное удовольствие.

Гарри ПОГОНЯЙЛО, заместитель председателя БХК:

- Когда в стране не действует закон, когда сама власть беспредельничает, тогда очень хочется иметь кобуру и в ней - заряженный кольт. И в случае, если тебе наступают на горло, хочется выхватить его и стрелять, стрелять, стрелять. Желательно в упор, на поражение.

Когда в стране царят закон и порядок, тогда ношение оружия простыми гражданами выглядит архаично. Человек покупает пистолет не для того, чтобы себя защитить. Это, скорее, проявление неверия в то, что его защитят власть и органы охраны правопорядка. Именно их бессилие и приводит к тому, что гражданин понимает: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. При таком положении вещей, конечно, на каждый лом должен быть свой прием. И в этом случае было бы неплохо в противовес ножичку бандита иметь револьвер. Ежели в государстве все нормально, все службы справляются со своими конституционными обязанностями и задачами, а права граждан надежно охраняются и они чувствуют себя в безопасности, ощущение тяжести на боку абсолютно ни к чему.

Александр МАРЫСКИН, заместитель председателя Конституционного суда:

- Следует упорядочить отношения в области владения и пользования оружием на уровне закона, поскольку в настоящий момент этот вопрос регулируется ведомственными нормативными актами. Что касается случаев, когда хотелось бы применить оружие, то у меня такой потребности не возникало. Собственно, я имею казенный газовый пистолет, но никогда не стрелял из него. Видимо, несколько другой стиль работы.

Валерий ШИНКАРИК, заведующий отделением анестезиологии и реанимации 5-й минской клинической больницы:

- Я приветствую газовое оружие для самообороны. После того, как на меня несколько раз пытались напасть с целью ограбления, я приобрел газовый пистолет. А что касается остального оружия, то с его разрешением нужно подождать - народ еще не созрел. У нас уже было несколько случаев, когда к нам доставляли людей с травмами от дробовика. Когда на купальские праздники случайно выстрелили из дробовика в молодого парня, он сначала даже не понял, что произошло. А потом у него начала болеть голова. Мы сделали снимок и просто ахнули: все мозги забиты дробью. К счастью, она затронула не жизненно важные ткани мозга.

Белорусская Газета
,