/

30 января суд огласит приговор Александру Муравьеву — бизнесмену, инвестору ОАО «Мотовело», которого обвиняют в мошенничестве, хищении и уклонении от налогов. Муравьева могут посадить на 12 лет. Накануне приговора TUT.BY решил кратко напомнить суть процесса, раскрывшего подводные камни белорусской приватизации.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Александр Муравьев. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Кто такой Александр Муравьев?

Белорусский бизнесмен, с конца 90-х работавший за границей — сначала в России, потом в Австрии. В 2002-м связанные с ним бизнес-структуры инвестировали в стеклозавод «Елизово» в Могилевской области, в 2007-м — в ОАО «Мотовело» в Минске. Бывший директор австрийской компании ATEC Holding, нынешний директор ATEC Investment, которой до сих пор принадлежит около 80% акций «Мотовело».

У кого ATEC купила «Мотовело»?

У государства, точнее, Госкомитета по имуществу. В советское время Минский мотовелозавод выпускал знаменитые велосипеды «Аист» и мотоциклы «Минск», но к середине двухтысячных завод стал убыточным. Предложение о покупке «Мотовело» Муравьеву, по его словам, сделал лично президент. В итоге ATEC Holding приобрел почти 100% акций предприятия за 7,2 млн долларов.

При этом государство поставило условия: сохранить торговые марки «Аист» и «Минск» и специализацию предприятия, а также вложить в него не меньше 20 млн долларов за 5 лет. До того как инвестор отчитался о выполнении обязательств, акции «Мотовело» были заблокированы, то есть ATEC не мог ими распоряжаться.

Инвестор выполнил условия?

По истечении 5-летнего срока Госкомитет по имуществу получил отчет ATEC, одобрил его и дал указание разблокировать акции. Уже через месяц ATEC Holding продал их ATEC Investment (Муравьев, который в 2007 году был директором первой компании, к 2013-му стал директором второй). В том же году КГК проверил «Мотовело» и не нашел нарушений в плане условий приватизации.

Так как Муравьев оказался на скамье подсудимых?

В том же 2013 году, когда разблокировали акции, в СМИ прошла информация о проблемах «Мотовело»: чиновники докладывали президенту о срыве прогнозных показателей и финансовых трудностях. Весной 2015 года на предприятие пришла новая проверка КГК, летом Муравьева задержали, а вместе с ним его братьев и нескольких топ-менеджеров.

В суде обвинение настаивало, что ATEC Holding не выполнил условия приватизации, а значит, Муравьев как «директор и фактический владелец» ATEC Holding и ATEC Investment незаконно завладел и распорядился акциями «Мотовело».

Почему обвинение считает, что инвестор не выполнил условия, если госорганы уже согласились, что выполнил?

Обвинение считает, что чиновников обманули.

Согласно бизнес-плану, из 20 млн долларов инвестиций от ATEC 12 млн должны были пойти на закупку оборудования для «Мотовело». Этот бизнес-план лег в основу договора инвестирования, который, в свою очередь, упомянут в договоре купли-продажи акций — основного в сделке по «Мотовело».

В итоге за 5 лет на станки было потрачено вместо двенадцати чуть больше двух миллионов. Логика обвинения такова: бизнес-план — это неотъемлемый элемент договора купли-продажи акций, если его не выполнили, то и договор тоже.

При этом никто не подвергает сомнению, что обещанные 20 млн долларов до «Мотовело» дошли.

Муравьева обвиняют только в мошенничестве с акциями?

Нет. Еще в уклонении от уплаты налогов: якобы торговля с помощью посредника ATEC Trading позволяла «Мотовело» недоплачивать налоги. Таким же образом, согласно обвинению, бизнесмен помогал уклоняться от налогов своему брату Сергею Муравьеву, директору фирмы «РосинтехГрупп» — еще одного акционера «Мотовело».

Также Муравьева обвиняют в хищении по двум эпизодам. Первый — договор на поставку 4 млн стеклянных банок, который «Мотовело» заключило в 2013 году. Второй — договор с Еленой Николайченко, которая была замдиректора «Мотовело» и которой при этом предприятие платило за услуги как ИП.

Какое отношение Муравьев имел к этим договорам?

Напрямую — никакого. При этом, по версии обвинения, они были составлены с его ведома и в его интересах. По этим же эпизодам проходят два бывших топ-менеджера «Мотовело»: экс-директор Казимир Мороз и экс-замдиректора Татьяна Луковец. Она составила договор на поставку банок, а он как директор подписал оба договора. Их обвиняют в злоупотреблении властью или служебными полномочиями.

Обвиняемые признали вину?

Муравьев полностью ее отрицает. Он уверен, что его обвиняют в невыполнении бизнес-плана, который носил предположительный характер.

«Нет ни одного делового человека в мире, который обязуется выполнить бизнес-план. Любая компания понимает, что условия меняются, надо реагировать, никто никому за это обвинений не выставляет. Понимаете, да? Значит, надо купить меньше станков, выделить деньги на зарплату, на налоги», — объяснял в суде бизнесмен.

Муравьев сказал, что не знал о договорах на поставку банок и с ИП Николайченко, поэтому не мог похитить деньги таким образом. Более того, он не считает их похищенными: деньги по договору на 4 млн банок, который на самом деле был договором займа, по его словам, никто не присвоил, а Елена Николайченко получала оплату как ИП, потому что много работала.

Что касается обвинения в уклонении от налогов, то работать в то время без торговых посредников было проблематично из-за ограничений законодательства, утверждали Муравьев и его бывший топ-менеджер в суде.

Казимир Мороз, как и Муравьев, не признал вину. Татьяна Луковец признала, что составила подложный отчет на поставку стеклянных банок.

Какое наказание им грозит?

Для Муравьева обвинение попросило 12 лет колонии, для Луковец — 5 лет колонии, а для Мороза — 5 лет «домашней химии» с конфискацией имущества. Также гособвинитель попросила взыскать с обвиняемых ущерб на сумму 415 тысяч рублей (новыми).

Что с братьями Муравьева, которых задержали вместе с ним?

Его старший брат Андрей Муравьев, работавший на «Мотовело» замдиректора по развитию, провел в СИЗО 5 месяцев. Сейчас все обвинения с него сняты, он на свободе.

Младший брат Сергей Муравьев, возглавлявший «РосинтехГрупп» и курировавший некоторые структуры «Мотовело», частично признал вину и заплатил ущерб, надеясь выйти на свободу. Однако он до сих пор в СИЗО, и его ждет суд.

А что происходит с «Мотовело»?

Его «вернуло под крыло» государство. С лета 2015 года предприятием руководит бывший мэр Минска Николай Ладутько. Сейчас выпуском вело- и мототехники на базе «Мотовело» занимается другое юрлицо — ООО «Мотовелозавод». Его основными учредителями являются «Минск-Арена» и опытно-механический завод, главный акционер которого Мингорисполком.

Как государство могло «вернуть «Мотовело», если 80% акций по-прежнему у ATEC Investment?

Благодаря Казимиру Морозу, который весной 2015 года продал Мингорисполкому одну из тридцати одной акции предприятия, которые у него имелись. Так государство вошло в состав акционеров и назначило своего представителя в наблюдательный совет, который позже утвердил директором Ладутько.

Это была законная «смена власти»?

ATEC Investment сейчас пытается оспорить некоторые решения «прогосударственного» набсовета. В частности, австрийский акционер «Мотовело» требует признать недействительным назначение Ладутько на должность директора. Экономический суд Минска начал рассматривать иск 26 января. Решение еще не вынесено.

-30%
-30%
-20%
-50%
-50%
-50%
-80%
-10%
-20%