/

В Минске предложили переименовать проспект Дзержинского в проспект имени ксендза Адама Станкевича. TUT.BY узнал, что думают историки и краеведы о названиях минских улиц. Если переименовывать, то что и во имя кого?

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сбор подписей за переименование затеял оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия». БХД предлагает назвать проспект в честь белорусского католического священника Адама Станкевича — лидера БХД начала 20-го века. Станкевич одним из первых стал проводить католические службы на белорусском языке, он один из основателей «Таварыства беларускай школы». В 1949 году его отправили в Сибирь как «антисоветчика». Умер Станкевич в ГУЛАГе в Иркутской области.

Сейчас столичный проспект назван в честь одного из большевистских лидеров Феликса Дзержинского. Он создал и несколько лет возглавлял советские спецслужбы ВЧК, ГПУ и НКВД, был идеологом и организатором красного террора. Бюст Дзержинскому стоит напротив здания КГБ в Минске.

Есть улицы Кнорина и Берута, нет улицы Тадеуша Костюшко

Кандидат исторических наук и редактор сайта «Историческая правда» Игорь Мельников относится к желанию переименовать проспект Дзержинского в проспект Станкевича с осторожностью. Он уверен, что люди бы в основном это восприняли либо нейтрально, либо отрицательно.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Проспект Дзержинского. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Чалавек, калі гэта не гісторык, проста банальна не будзе ведаць, хто такі Станкевіч. Да таго ж гэта акупацыя, нейкія «невядомыя перыяды» — напэўна, будзе асцярожнае стаўленне. А да Дзяржынскага дзяржава ставіцца цвёрда: гэты чалавек стварыў самую моцную ў свеце структуру спецорганаў, гэтую назву так проста не аддадуць. Але ў Мінску хапае вуліц, завулкаў, назвы якіх не маюць ніякага дачынення да Беларусі і якія сапраўды варта было б памяняць, — отмечает историк.

Среди таких, например, улица Кнорина. Известно, что партийный руководитель Вильгельм Кнорин отрицал существование белорусской нации. Игорь Мельников уверен: надо объяснять городским властям, что не должны улицы города называться в честь таких людей — как минимум центральные.

— Я каментаваў сітуацыю вакол вуліцы Берута — яна таксама досыць дзіўная. Чалавек асабліва вялікай ролі ў беларускай гісторыі не адыграў, а ў гісторыі той жа Польшчы адыграў кепскую ролю. Ён быў памагатым Масквы ў знішчэнні афіцэраў даваеннага Войска Польскага. Усё ідзе ад таго, што людзі не ведаюць гісторыю — ні грамадства, ні тыя, хто адказвае за ідэалогію.

В то же время в Минске нет улицы Тадеуша Костюшко, руководителя восстания 1794 года.

Фото: Игорь Матвеев, TUT.BY
Памятный камень в честь Тадеуша Костюшко в парке возле усадьбы в деревне Залесье Гродненской области с надписью на польском языке «Теням Костюшко». Фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

— Гэта важны чалавек для нацыянальнай гісторыі. Думаю, паставіць у яго гонар бюст і назваць вуліцу было б вельмі файна. Дарэчы, канатацыя з ранейшымі перыядамі была б лягчэйшая для разумення сучасных беларусаў, чым нейкія сучасныя падзеі. У нас жа з’явілася вуліца Льва Сапегі — далёка знаходзіцца, але ў Мінску яна ёсць, — отмечает Игорь Мельников.

Историк обращает внимание: в Минске есть бульвар Толбухина, но нет бульвара или улицы в честь отцов-основателей БНР или улицы 25 марта 1918 года.

— Саспеў час, каб зразумець, што гэта была першая спроба беларусаў стварыць сваю незалежную дзяржаву. Думаю, наша грамадства ўжо падрыхтавана, каб такія вуліцы сустрэць. Трэба проста тлумачыць, што гэта не нейкая праява нацыяналізму ці анцісаветызму, а банальная барацьба за беларускую гісторыю.

Что касается переименований улиц в центре города — тут Игорь Мельников предлагает компромисс.

— Калі ў горада ці дзяржавы ёсць страх перад гэтым — можна ўсталяваць шыльды з усімі гістарычнымі назвамі вуліц.

Такие, кстати, уже начали появляться в Верхнем городе.

Революционную — в Койдановскую, и дальше по историческому центру Минска

Историк и участник топонимической комиссии при Мингорисполкоме Иван Сацукевич согласен: ксендз Адам Станкевич достоин, чтобы найти для него улицу в Минске. Но вопрос в том — какую.

— Усё ж хочацца, каб была нейкая ідэя ў тым, як мы называем вуліцы. Напрыклад, вуліца Янкі Купалы з’явілася фактычна на месцы сядзібы, дзе ён жыў. Вуліца Багдановіча трапна з’явілася: і помнік там, і месца, дзе ён нарадзіўся. Як бы нi змянялася палітычная сістэма, я ўпэўнены, што гэта назаўжды застанецца, выбар «у дзясятачку». Праспект Дзяржынскага назваць праспектам Станкевіча? Але чаму менавіта яму такое імя? Можна даследваць біяграфію Адама Станкевіча, знайсці месцы, дзе ён бываў у Мінску — трэба, каб была ідэя. Другі момант: Дзяржынскі са знакам «мінус» у нашай гісторыі, Станкевіч — са знакам «плюс». Але пакуль так не будзе лічыць абсалютная большасць мінчан, такія змены назваў будуць выклікаць канфлікт. Калі мы з вамі хочам пераасэнсаваць постаць Дзяржынскага, дык трэба пераасэнсоўваць, а не рабіць, як рабілі ў свой час бальшавікі, калі бралі і пераймяноўвалі па-свойму.

Но Иван Сацукевич уверен, что сегодня в Минске есть улицы, которые нужно переименовывать, причем начинать он предлагает с улиц исторического центра. В этой сакральной для горожан зоне нужно выдерживать соответствующий стиль.

— Савецкія назвы, якія засталіся там, — як масляная фарба, якой запэцкалі, замазалі фрэскі старажытных храмаў нашай гісторыі. У нас антаганізм паміж назвамі вуліц у гістарычным цэнтры і яго шыкоўнай вышкаленасцю. Нават госці з Масквы, Піцера здзіўляюцца вялікай колькасці савецкіх назваў у гістарычным цэнтры.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Улица Революционная. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Например, специалист двумя руками за переименование Революционной в Койдановскую.

— Пачнем з таго, што вуліца Рэвалюцыйная невядома ў гонар якой рэвалюцыі названая — у нас іх было шмат. Калі ў гонар Кастрычніцкай, дык, выбачайце, у нас ёсць плошча Кастрычніцкая, два парка ў гонар Кастрычніка — навошта яшчэ і вуліца рэвалюцыі? А вось вяртаць Койданаўскую абсалютна неабходна. Гэта легендарнае імя на карце Мінска, галоўны калідор на выезд з цэнтра ў напрамку Койданава, Берасця, Варшавы. Вярнуць гістарычнае імя можна было б без асаблівых праблемаў: наколькі я ведаю, фізічныя асобы ўжо не пражываюць на гэтай Койданаўскай, і з юрыдычнымі, думаю, праблем не будзе.

Улицу Герцена Иван Сацукевич предлагает переименовать в Бернардинскую. Это бы напоминало о монастырях бернардинцев, которые были на улице, но не сохранились как действующие учреждения.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Улица Интернациональная. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

С названием улицы Интернациональная, считает историк, Минск потерял два интересных исторических имени.

— Заходняя частка Інтэрнацыянальнай заўсёды называлася Зборавая, усходняя — гэта старажытная Валоцкая.

Среди «абсолютно бестолковых названий», по мнению Сацукевича, улица Витебская.

— Яна ніяк не прывязаная да слаўнага беларускага горада: ні напрамкам, ні нейкімі ўстановамі. Калі прыводзілі ў парадак назвы ў 20-я гады — вуліцу проста ўзялі і так назвалі. Гістарычная назва Няміга-Ракаўская цудоўна паказвае месцазнаходжанне вуліцы ў гістарычным цэнтры і тое, што раней яна звязвала дзве важнейшыя трасы старога Мінска.

Улица Володарского в Минске «не по делу». Но чем заменить?

Краевед Вадим Зеленков про инициативу переименовать проспект Дзержинского говорит так:

— Адам Станкевич, при всем уважении, недостаточно крупная фигура для такой магистрали. Понятно, что БХД хочет увековечить имя основателя БХД, но тут надо крепко думать. А вот улицу Тимирязева хорошо бы переименовать в проспект Василя Быкова. И жил он там, и магистраль постепенно становится широкой и современной. Только это все, конечно, в существующих условиях — мечты.

По мнению Вадима Зеленкова, крайне нежелательно давать улицам, у которых есть исторические названия, имена людей — пусть и достойных. Но и рубить сплеча, возвращая без разбора спорным названиям исторические, тоже не выйдет. Хотя бы потому, что это непросто. В качестве примера краевед припоминает улицу Володарского. Она в Минске «совсем не по делу»: ни городу, ни к Беларуси Володарский отношения не имел.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Пищаловский замок на улице Володарского. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Он не был самым выдающимся деятелем революции, но почему-то именно его именем названы центральные улицы во многих городах… Но ведь вопрос, как переименовывать, — краевед перечисляет несколько прежних названий теперешней улицы Володарского. — В Лошицкую не переименуешь — не подходит по географии, в Тюремную — не хочется, Серпуховская — полка давно такого нет.

По мнению Зеленкова, хорошее название для улицы Володарского — Пищаловская. По Пищаловскому замку, который стоит на улице.

— Если улица имеет достойное историческое название, то нужно его вернуть. Если не имеет — тут уже надо думать. Скажем, Котовский вряд ли заслужил улицу в наших краях, но она изначально носит это имя. Ладно, эту можно еще назвать по району — Красное Урочище. Но рядом улицы, названные именами достойных людей — Седова, Пржевальского. Их, может, и не надо пока трогать. Но Революционную можно переименовать в Койдановскую, Октябрьскую площадь — в Новое Место. Улицу Октябрьскую — в Ляховскую (или Нижне-Ляховскую), Коллекторную — в Еврейскую. Можно еще возвращать старые имена не улицам, а точечным объектам — например, Захарьевскому мосту на бывшей Захарьевской улице. Такое переименование не вызовет неудобств.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Улица Ленина. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Где переименование необходимо, считает Зеленков, — так это на улице Богдана Хмельницкого.

— Его казаки залили кровью белорусскую землю. И тут проблема: историческое имя — Тихая, она и правда спокойна на фоне соседних магистралей, но — увы, — такая уже есть в Дроздах. То же и с Кузнечной: историческую улицу Кузнечной слободы переименовали в Воронянского, нынешняя Кузнечная далеко от тех мест. Переигрывать назад? Вряд ли…

-10%
-45%
-10%
-21%
-10%
-27%
-15%
-25%
0066771