Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Белорусские ученые продолжают вести поиск ответов на вопросы, когда же все-таки был основан Минск и откуда пошло название города. Новую гипотезу об этом выдвинул исследователь творчества Франциска Скорины кандидат технических наук, доцент Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники (БГУИР) Григорий Ревяко.

Как известно, первое летописное упоминание о белорусской столице относится к 1067 году. В "Повести временных лет" легендарный летописец Нестор говорит о Минске в связи с жестокой битвой, которая произошла на реке Немиге 3 марта того же года между князем Всеславом Полоцким и сыновьями князя Ярослава — Изяславом, Всеволодом и Святославом. Судя по описаниям, город находился в то время в 100 — 150 метрах к югу от впадения Немиги в Свислочь на небольшой возвышенности, где стоял замок-крепость, окруженный рвом и высоким земляным валом с деревянными крепостными стенами.

Однако многие исследователи все же склоняются к тому, что сам город возник, конечно же, значительно раньше даты его первого упоминания, и совершенно в другом месте. Эта гипотеза нашла подтверждение в исследованиях белорусского историка Антона Ясинского, который в 30-х годах прошлого столетия высказал мысль, что летописный Минск первоначально располагался за пределами современного города. Он связывал происхождение его названия с речкой Менкой, маленьким притоком реки Птичь, протекавшей приблизительно в 16 километрах западнее современной столицы. В свою очередь название реке дала рыба менка — так наши далекие предки называли налима (кстати, и сейчас в белорусско-литовском пограничье эту рыбу литовцы называют ментус, а белорусы — мянтуз). На берегу Менки археологи и обнаружили древнее поселение. Принято считать, что именно здесь зародился перенесенный во второй половине XI века на 16 километров на восток город, ставший впоследствии столицей Беларуси. Этот факт и породил одну из версий происхождения названия города. Еще в одном толковании название городу якобы дало слово "мена", так как в древние времена на месте нынешнего города находился меновый пункт — торговый рынок. Потому-то возникший здесь город и стал называться сначала Менском, Меньском, а затем и Минском.

- Первая версия — более распространенная — буквально сразу опровергается. Дело в том, что впервые в летописях упоминание о Минске встречается в 1067 году, в слове же "менка" — закрытый слог, который в древнерусском языке появляется примерно в XV веке. Далекой от истины представляется и вторая версия, поскольку на самом деле Минск достаточно далеко отстоял от торговых путей "из варяг в греки", — рассказывает Григорий Ревяко.

Ученый считает, что название города произошло от слова "мениск" (месяц). "Известный историк религии и талантливый писатель Мирча Элиаде, снискавший известность прежде всего своими исследованиями в области символического языка, доказал, что в индоевропейских языках почти все слова с корнем "мен-" и "ме-" происходят от греко-латинской основы "мениск". Что касается древнерусского и белорусского языков, то под это правило попадают также и слова с корнем "мин-". Судите сами, первым архиереем Софии Полоцкой был Мина, что значит, как дает толкование "Настольная книга для священно церковнослужителей" известного русского священника Сергея Булгакова, "месячный, лунный". Или, например, слово "минарет" — сооружение под месяцем, Минеи — ежемесячные чтения о житиях святых. Таким образом, мы видим, что ряд слов с корнями "мен-", "мин-" действительно происходят от слова "месяц".

Нельзя не сказать при этом и еще об одном нюансе, который связан с исторической трансформацией языка. Дело в том, что в старославянском написании слово "Минск" писалось через буквы "ять" и "ер", отмененные в 1917 году, которые на письме передавали звук "ие" и мягкое "е". Таким образом, если строго следовать этим правилам, то название города звучало как "Миенеск", и, в соответствии с законами изменения языка, трансформировалось, в конечном счете, в "Минск", что мы сегодня и имеем. То есть, сегодня можно с большой долей уверенности утверждать, что название "Минск" произошло от древнеславянского слова "мениск" — месяц", — говорит Григорий Ревяко.

Появление города именно с таким названием, по мнению исследователя, также напрямую связано с именем и временем рождения воспетого в былинах князя Всеслава Брячиславовича, более известного в истории как Всеслав Чародей. Именно в период его княжения и заложен Минск. Это было время, когда на славянские земли пришло христианство, которое принесло с собой большие изменения во все сферы жизни, в том числе и в язык. Появились новые слова. Одним из них было, в частности, слово "мениск", что означало "месяц" или объект с изогнутой поверхностью. Кстати, в результате археологических раскопок в Минске на правом берегу реки Свислочь обнаружены следы древнего укрепленного центра (детинца) площадью около трех гектаров, имевшего в плане форму месяца, а также подвески-лунницы и свинцовая пломба-печать с полумесяцем.

- Биография Чародея овеяна легендами, — продолжает ученый. — Народ считал его волколаком, человеком-оборотнем, который превращался в волка в полночь в полнолуние. А также верил, что князь удивительным образом мог спрятаться от врага и неожиданно напасть на него (как, например, на Немиге под Минском 3 марта 1067 года), переноситься за тысячи километров, находясь в Полоцке, слышать, как в Новгороде звонят колокола. Посвящена Чародею былина "Волх Всеславич". Это однозначно утверждают историки и искусствоведы. Так вот, в ней в адрес индейского царя, который готовился пойти воевать на Русь, есть такие слова:

"Говорила царица Азвяковна,
Молода Елена Александровна,
А и гой еси, ты славный индейский царь,
Изволишь ты наряжаться на Русь воевать,
Про то не знаешь, не ведаешь,
А на небе просветя светел месяц,
А в Киеве родился могуч богатырь,
Тебе, царю, сопротивничек".

И действительно, в основе былин, в отличие от сказок, всегда лежат реальные факты. Выделенные слова лишь подтверждают факт появления на свет Всеслава именно в полнолуние и связывают его с небесным знамением — "просветлением месяца". Тем более что в год рождения Чародея — 1028-й — на небе было сильное полярное сияние в виде змеи. Оно было заметно во всей северной части Европы, что случается крайне редко. Еще одним подтверждением факта рождения князя в полнолуние является "Слово о полку Игореве". Его автор, повествуя о Чародее, ведет отсчет времени от веков Траяна. И делает он это не случайно. "Ведь если рассмотреть установленный ему памятник в Риме, то мы увидим в руке императора месяц. Один из элементов старинного герба города Орши, места, где Всеслав был пленен Ярославичами, нарушившими клятву крестоцелования, — тоже месяц. Его изображение также присутствует и на гербах династий туровских и полоцких князей, ведущих свое начало от князя Всеслава, на старинной керамике, найденной при раскопках в Заславле, сигнете Франциска Скорины. Так что месяц как символ тесно связан с князем Всеславом и с Полоцким княжеством, которым он правил", — продолжает Григорий Ревяко.

В 1054 году, когда Всеслав Чародей вступил на княжий престол, между созвездием Тельца и Ориона вспыхнула очень яркая новая звезда. Явление не могло остаться незамеченным, тем более что свечение звезды было видно даже днем. Этот год, как предполагает ученый, и есть наиболее вероятной датой основания Минска, и исследователи отмечают — бревна в крепостных стенах хорошо высушены, а ведь перед укладкой их сушили не менее четырех лет. И, наконец, — герб Минска. На нем изображена Божья Матерь в образе Асунты, что в переводе с латыни означает "вознесенная". На белорусских иконах Асунта изображалась стоящей или сидящей на троне. Троном же служил месяц. Вот как об этом поется в старинной белорусской песне:

"Венчана еси у престола Троического
А за шату солнце стало
Подножие — луну дало".

На гербе же Минска месяц отсутствует, поскольку сам город зовется месяцем.

Таким образом, сегодня можно уверенно говорить об уточненной дате образования белорусской столицы и происхождении ее названия. Увы, история с трудом открывает нам многие свои страницы.

Сергей ЮРЬЕВ
0058045