Настасья Ровдо,

Когда после окончания магистратуры в Голландии Маша Черякова заявила, что едет в Беларусь волонтером, друзья сказали: «Сумасшедшая!». Но девушка не привыкла отступать, поэтому запаковала чемодан и отправилась в Минск.

Фото: Настасья Ровдо, nn.by
Фото: Настасья Ровдо, nn.by

«Нормально, но тебя посадят». Авторы «Гэта Беларусь, дзетка» выпустят историю страны в комиксах

«Я помню, как вышла из самолета. У меня было ощущение, что я дома. Это невозможно передать!» — восторженно вспоминает Маша.

Когда ей было восемь лет, семья решила переехать из Беларуси в Голландию, в город Утрехт, который находится в центре страны. Маша говорит, что все их родственники разбежались по свету: кто рванул в Америку, кто в Германию. В Беларуси остались только друзья.

«Мы с сестрой [у Маши есть сестра-близнец Анна. — НН] очень хотели быть голландцами. Даже с мамой не хотели говорить по-русски, потому что считали, что голландский язык — первый. Через полтора года говорили по-голландски не хуже голландцев. Мы, маленькие девочки, сами ходили в библиотеку и иногда за неделю успевали прочитать по десять книг. Уже тогда я любила писать. Недавно мама отыскала 12 моих дневников. Безумие! Я взялась их читать и так смеялась: „Я ненавижу мою сестру! Я ненавижу мою маму!“. Когда тебе 10−11 лет, ты всех ненавидишь. Мне нужно это читать, когда мой сын будет в таком возрасте», — улыбается Маша.

Фото из архива Маши Черяковой с сайта nn.by
Фото сестер 90-х годов. Анна и Маша (справа)

После переезда в Голландию на родине семья бывала нечасто, приезжали раз в год навестить друзей и родителей. Тогда Машу Беларусь не особенно интересовала, поездки были экскурсией по родным, дорогим ее матери местам. Но был период, когда Маша взглянула на Беларусь другими глазами.

«Моим первым парнем, первой любовью был Дима из Минска, мне тогда было 15. Он был из семьи маминых друзей, и когда они приехали в Голландию, мы с Димой влюбились. Наши отношения длились несколько лет, и каждый мой приезд в Минск был сценой любви. Для Ани, моей сестры, все воспринималось несколько иначе, ведь она ходила за нами как хвостик. Когда мы с Димой разошлись, Минск перестал иметь для меня такое значение», — рассказывает девушка.

После магистратуры Маша решила пожить в «мамином городе» и приехала в Минск волонтером.

Приехала продвигать Голландию, но решила развивать Беларусь

Маша Черякова: «В Голландии климат мягче, чем в Беларуси, но там много дождей, неделями может лить. Это ужасно. Как по мне, лучше -20 мороза и снег, чем дождь».

От волонтерства Маша была не в восторге. Прежде всего потому, что его идея была в том, чтобы продвигать Голландию в нашей стране. Маша же хотела развивать Беларусь.

«Если я вижу какую-то проблему, то хочу ее решить. У меня были идеи, как помочь инвалидам и другим людям, находящимся в социально опасном положении. В Голландии мы с сестрой создали организацию, связанную с социальным предпринимательством. Мы помогали строить бизнес, который не только приносит деньги, но и решает проблемы общества. Я уже знала, как это делать, и хотела создать что-то подобное здесь», — рассказывает Маша.

Фото: Настасья Ровдо, nn.by
Фото: Настасья Ровдо, nn.by

После года волонтерства девушка решила остаться в Беларуси. Она познакомилась с соучредителем интернет-аукциона «Мае Сэнс» Денисом Кондратовичем, с которым они вместе создали программу SocStarter по развитию социального предпринимательства. В ней поучаствовали 60 человек, из которых шестеро лучших прошли стажировку в Голландии.

Сейчас Маша запустила в Беларуси еще одну подобную программу — Biz4All. Она будет длиться девять месяцев, до июля 2017 года. Желающих поучаствовать собралось 500 человек, но отобрали только 133.

«Это люди, которые не просто сидят и говорят, что экономический кризис. Они хотят что-то сделать, — отмечает Маша. — Пять лет назад, когда мы только начинали развивать социальное предпринимательство в Беларуси, таких людей было очень мало, мы их искали. Сейчас их много».

«Что такое Беларусь? Какой-то город в России?»

В конце 2014 года Маша Черякова и Марта Чернова решили вести блог etobelarusdetka.com. Маша писала заметки о белорусах и жизни в Беларуси, а Марта оживляла их интересными комиксами. Скоро девушки поняли, что интернет-пространства им мало, и перенесли блог в книгу, которая вышла сразу на двух языках: белорусском и английском. Книга получилась яркой, заметной и быстро попала в топы самых продаваемых.

Фото: Настасья Ровдо, nn.by
Фото: Настасья Ровдо, nn.by

Книгу переиздавали шесть раз, в течение года продали 20 тысяч экземпляров. «Это Беларусь, детка» также вышла на русском и английском языках и в переводе на испанский, немецкий и китайский языки.

«Я видела, что никто не знает о Беларуси. Так было в Голландии, в Австралии, где я училась год по обмену. У меня спрашивали: „Что такое Беларусь? Какой-то город в России?“ Меня это бесило, я хотела что-то с этим сделать, — вспоминает Маша. — Потом я поняла, что это проблема многих белорусов. Каждый раз, когда они куда-то едут, им приходится объяснять, где находится Беларусь, что это за страна».

Фото из vk.com
Фото из vk.com

Вот тогда Маша и решила, что будет писать блог. Она понимала, что занимает уникальную позицию: вроде бы и не из Беларуси, но понимает, чувствует белорусов. Как раз в это время она встретила Марту, которая взялась рисовать к постам картинки.

Фото из vk.com
Фото из vk.com

«Помню, Марта приехала ко мне в Амстердам, и мы зашли в книжный магазин. Я сказала, что здесь будет лежать наша книжка. Она смотрела на меня с недоверием: «Ага, у этой Маши снова какие-то безумные идеи», — рассказывает девушка. — И вот мы решили печатать книгу. Наталка Бабина посоветовала обратиться в издательство «Харвест».

Я думала, ничего не получится, ведь одним из условий было, что книга выйдет по-английски и по-белорусски. Не хотела по-русски, потому что считаю, что белорусский язык очень важен для белорусов, им надо гордиться, и его нельзя потерять. Тем более что у нас в книге идет речь о белорусском языке, для меня было бы странно и неправильно, если бы книга вышла по-русски".

В издательстве идею одобрили, и скоро книга появилась на полках книжных магазинов. Успех вдохновил девушек написать еще три книги: историческую и две детские. Планируется, что все они выйдут в 2017 году. В исторической Маша хочет собрать знаковые события в истории нашей страны, которые произошли до того, как Беларусь стала частью Советского Союза. Теперь она каждый месяц разговаривает по скайпу с известным белорусским историком, доктором исторических наук Захаром Шибеко, эмигрировавшим в Израиль. Маша записывает услышанное, чтобы потом живо и интересно пересказать это в новой книге. Параллельно Маша работает над созданием гида по Минску, а летом планирует проводить туры по книге «Это Беларусь, детка».

«Уже два года мы работаем почти бесплатно, — отмечает девушка. — Краудфандинг нам кое-что вернул, но мы должны платить нашим менеджерам. Некоторые говорят, что, мол, мы сюда приехали, чтобы написать книгу и разбогатеть. Но это такая ерунда! Книги — это бизнес, который ничего не дает в финансовом плане, но многое — в социальном».

«Белорусы — это большой сюрприз»

Маша не может сказать однозначно, что она белоруска. Не может назвать себя и голландкой.

«Я люблю Беларусь, но когда я здесь, то чувствую, что не белоруска. Когда в Голландии, чувствую, что не голландка», — признается она.

Девушка говорит, что в Голландии жить легко, поскольку все хорошо организовано. Это страна, где почти все возможно, ведь если что-то придумал, захотел, осуществить это несложно. Но что касается ментальности, то белорусы ей ближе.

«У голландцев не юмор, а сарказм. Я не люблю обижать людей и не вижу в сарказме юмора. Белорусы любят посмеяться над собой, мне это нравится, я тоже такая. Здесь настоящая доброта, настоящие друзья, которые будут искренне помогать. В Голландии это даже не нужно, потому что либо государство все решает, либо семья.

Голландцы индивидуалисты, друзья у них как развлечение. Белорусы — это большой сюрприз. Думаешь: "Она на меня так смотрит, наверное, хочет убить". А через какое-то время вы самые лучшие друзья. Ты не можешь ничего сказать о белорусах в первый момент, они как закрытая книга, которую нужно открывать. Это мне нравится», — рассуждает Маша.

По ее мнению, белорусам не хватает инициативности, которая есть у голландцев. Она часто сталкивается с тем, что белорусы не готовы решать проблемы, хотя и видят их.

«Подруга придет выговориться, а я не могу ее просто слушать, мне надо сразу разрабатывать план, как решить ее проблему. И решить не через месяц, не через год, а завтра. Я уже пять лет в Беларуси и понимаю, с кем могу работать, кто думает, как я, а кто нет. Мне сейчас легче, ведь раньше я много энергии отдавала на решение того, что не могу решить. Я могу сто идей дать, как исправить ситуацию, но белорусы не хотят ее исправлять! Вот мы увидели проблему, что о Беларуси не знают, и написали книгу. Увидели, что туристов мало, а страну надо показать, и решили устраивать туры. Люди говорят: „Это потому, что она иностранка, думает, что все может“. Но это все могут! Это не потому, что я уникальная», — уверяет Маша.

О том, как нашла в Беларуси любовь

Фото из архива Маши Черяковой с сайта nn.by
Маша с Джорджем

Именно в Беларуси Маша поняла, что Джордж, с которым она дружила десять лет, для нее больше, чем просто друг. Они познакомились в Голландии, куда он приехал из Швейцарии учиться по обмену. Потом вернулся на родину, но дружба сохранилась, и они часто ездили друг к другу.

«Когда я была в Беларуси, он решил меня навестить, — рассказывает Маша. — Хотела свести его с моей подругой, но, когда он сошел с самолета, подумала: „Нет, никуда ты не пойдешь“. Он был здесь всего три дня, но это было невероятно. Потом на протяжении года мы встречались каждые две недели. Или я к нему ехала, или он ко мне, или виделись в Вильнюсе. Это было безумие. Мы поняли, что так жить нельзя, и полтора года назад решили где-то осесть. В Минск Джордж не хотел из-за работы. Выбирали между Амстердамом и Швейцарией. Я хотела в Амстердам, это ближе к Беларуси. У нас родился сын Ноам, теперь ждем девочку».

Фото из архива Маши Черяковой с сайта nn.by
Ноам

Сыну Маши и Джорджа год и три месяца. Он одновременно усваивает четыре языка: немецкий, английский, русский и голландский. Ноам уже успел побывать в Беларуси, и Маша надеется, что когда он вырастет, тоже будет приезжать.

«В Беларуси я нашла и любовь, и вдохновение, — признается Маша. — Когда я говорю о Беларуси, то это всегда „вау“, это всегда энергия».

Сейчас Маша бывает в Беларуси каждый месяц, приезжает на три-семь дней и возвращается в Амстердам к сыну и мужу.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-45%
-25%
-10%
-30%
-10%
-20%
-27%