Борис Павловский,

В зале суда 45-летний Федор Богатков старался казаться спокойным и невозмутимым. Будто и не было полутора десятков эпизодов откровенного обмана доверчивых граждан на весьма солидные суммы. Однако многие пострадавшие от его противоправной деятельности не скрывали эмоций и разочарований. Большинство из них понимали: свои деньги, отданные риелторскому агентству более десяти лет назад, они вряд ли вернут. Но сам факт, что главный фигурант уголовного дела, возбужденного правоохранителями еще в 2006-м, все же оказался на скамье подсудимых, внушал им некоторую уверенность в торжестве справедливости, пишет «Вечерний Брест».

Впрочем, сам обвиняемый свою вину так и не признал, утверждая, что злого умысла обмануть кого-то не имел, просто так сложились обстоятельства. Но факты, похоже, говорят об обратном. На протяжении первых пяти лет двадцать первого века возглавляемая им риелторская компания нанесла ущерб физическим и даже юридическим лицам на десятки тысяч долларов. По делу в качестве обвиняемых проходили большинство сотрудников Богаткова (в том числе его бывшая супруга Светлана), с которыми он, по версии обвинения, находился в сговоре. Многие из фигурантов уже отбыли наказание. И вот, похоже, очередь дошла до самого Богаткова. На протяжении десяти лет он проживал во Пскове, в 2015-м был задержан российской полицией и передан белорусской стороне в результате экстрадиции. Следствие длилось несколько месяцев. Итогом этой нашумевшей истории стал приговор суда Московского района.

А начиналось все в 2001-м, когда Богатков, будучи ИП, стал заниматься операциями с недвижимостью. Благо (для него и компании, разумеется) законодательство в этой сфере было тогда весьма расплывчатым. К примеру, позволяло риелторским конторам произвольно оценивать свои услуги и брать предоплату даже за несовершенные сделки. Механизм взимания денег был, как правило, незамысловатым. Клиенту доводилась информация о якобы имеющихся в реестре Богаткова многочисленных вариантах квартир, которые он может предложить для продажи. Но это была фикция. Сам клиент узнавал об этом позже, когда договор уже был заключен и деньги перечислены на счет риелтора. Позднее, когда вместо ИП Федор Богатков создал центр правового обеспечения сделок с недвижимостью «Купеческий дом», в ход пошла и более хитрая схема. Потенциальной жертве сперва объясняли, как выгодно с помощью «КД» построиться в новом доме, а потом убеждали, что уплаченная клиентом сумма будет первым взносом в счет его будущей квартиры. Естественно, ни самой квартиры, ни своих денег мнимый застройщик не видел. Суммы, уплаченные «КД», поначалу фигурировали разные — от 400 тысяч рублей (в 2001 году это было почти 400 долларов в эквиваленте) до 4−5 миллионов (в 2003—2005 годах — порядка 2−2,5 тысячи у. е.). Но попадалась в сети «Купеческого дома» и более крупная рыба: некоторых клиентов удалось «развести» на десятки миллионов неденоминированных рублей.

Наиболее пострадавшими в этой бесконечной, казалось, траектории обмана, стали… граждане Польши, учредители благотворительного фонда «Сближение». В начале 2000-х они хотели построить в Бресте школу для верующих детей. На эти цели собрали пожертвования. 30 тысяч долларов перечислили «КД». 83-летний руководитель фонда, узнав о том, что его мечта разбилась о махинации «остапов бендеров», был крайне возмущен и практически потерял веру в какое-либо сближение с белорусским бизнесом.

Но почему же наши земляки, которых многие в Европе считают крайне осторожными и не очень доверчивыми, несли свои деньги в контору, пусть даже с солидным названием, взявшую на себя лишь посреднические функции? Не проще ли было напрямую заключать договор со строительной компанией или продавцом недвижимости?

«В ходе судебного заседания большинство пострадавших говорили о том, что им внушала доверие добротность офиса «Купеческого дома». Дескать, не шарашкина контора, а солидное учреждение, где априори не могут обмануть. Кроме того, сотрудники фирмы показали себя хорошими психологами, способными убедить, искусно рассказать о перспективах сотрудничества. Клиентов угощали чаем, подвозили на машинах к нотариусам, в банк — таким образом тоже входили в доверие», — говорит помощник прокурора Бреста Татьяна Плескач.

Этот комментарий вполне можно дополнить и такими неопровержимыми фактами: юридическая грамотность наших людей далека от оптимальной даже сегодня, а десять-пятнадцать лет назад (когда к тому же и доступ в интернет был для многих роскошью) она отнюдь не позволяла многим принимать взвешенные решения в правовой плоскости. Что позволяло подобным дельцам, пустив людям пыль в глаза, очень тонко играть на струнах их внутренних проблем. И решать проблемы собственные за их счет… Как признавалась в суде теперь уже бывшая супруга Богаткова, «шальные деньги вскружили нам головы, и мы очень быстро вошли во вкус. Хотя первоначально намеревались работать честно».

Можно ли верить этим словам? Наверняка каждый из полутора десятков пострадавших останется при своем мнении. Первые обращения с их стороны в правоохранительные органы поступили еще в конце 2005-го. Почуяв, что запахло жареным, супруги Богатковы закрыли свой «Купеческий дом» и уехали в Псков, откуда родом Светлана. Там они прожили десять лет. Чем в этом время занимался Федор, так и осталось загадкой. В 2015-м его задержали и вскоре передали белорусским правоохранителям…

Сторона обвинения инкриминировала ему преступления сразу по нескольким статьям уголовного кодекса. В основном это мошенничество (ст. 209, ч. 1), мошенничество, совершенное повторно либо группой лиц (ст. 209, ч. 2), мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере (ст. 209, ч. 4). Приговор, вынесенный Богаткову судом Московского района Бреста, — семь лет лишения свободы в ИК усиленного режима, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением распорядительных функций, в течение пяти лет и с конфискацией имущества*. Правда, как выяснилось, конфисковать у осужденного особо нечего. Дорогой джип, который он приобрел еще в Бресте, бесследно растворился на российских просторах. Но очевидно, что пострадавших гораздо больше интересует материальный аспект. По нему суд вынес однозначное решение: бывший глава «КД» должен все компенсировать. Только судебные издержки составили более 4300 рублей. А самая крупная сумма, которую предстоит выплатить Богаткову одному из обманутых «вкладчиков», — около 45 000 деноминированных рублей. Как говорят, судите сами.

* Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

{banner_819}{banner_825}
-11%
-50%
-20%
-45%
-25%
-15%
-44%
-20%
-10%
-15%