/ /

Возлюбленного Алины звали Вячеслав. В качестве потерпевшего на суде выступает его отчим Томаш З. На слушанье мужчина приехал из Польши, где живет и работает адвокатом. Он сообщил: разговоры о том, что Алина угрожает Виктории — новой девушке Вячеслава, слышал. Сама обвиняемая утверждает: никаких угроз с ее стороны не было, наоборот, соперница названивала ей и скандалила. В Минском городском суде продолжают рассматривать дело о двойном заказном убийстве.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Обвиняемые: Алина Шульганова — бывшая девушка убитого, Александр Жильников — ее сосед, и Вячеслав Сухарко — его приятель.

Двойное убийство в Минске. Воспитательницу судят за то, что «заказала» экс-бойфренда и его подругу

В декабре прошлого года молодая минчанка наняла человека, чтобы он похитил новую возлюбленную экс-бойфренда, но тот не выполнил обещания. Тогда она попросила соседа и приятеля избить конкурентку, те «перестарались» и убили двоих.

«С Алиной они расстались, потому что она не занималась домом»

Вторая часть судебного заседания началась с допроса отчима Вячеслава. Из-за проблем со здоровьем мама убитого приехать не смогла. Томаш сказал, что видел Алину Шульганову всего раз: она приходила к ним в дом знакомиться.

Мать Вячеслава и Томаш поженились в 1996 году, семья жила в Варшаве. Мужчина не скрывает: его пасынок был сложным подростком. В 18 лет оказался в тюрьме за кражу и драку в общественном транспорте. После освобождения его депортировали из Польши. В Минске он жил в квартире матери. У него есть трехлетняя дочь.

— После тюрьмы он многое понял. Вернулся другой человек, мы разговаривали, что нужно вести нормальный образ жизни, — рассказал Томаш.

Пасынка он описал так: это был высокий, сильный мужчина — бицепсы 40 см. Он ходил в тренажерный зал. Работал сначала грузчиком, потом охранником.

— Как он относился к спиртному? — уточнил гособвинитель.

— Никогда не пил, — ответил отчим.

По словам Томаша, после того как Вячеслав расстался с мамой своего ребенка, он жил с Викторией, потом с Алиной, а позже снова с Викторией. С Алиной они расстались, потому что она не занималась домом: «не убирала», «не умела приготовить еды».

— Между ними из-за этого были разногласия, — отметил Томаш.

О каких-то конфликтах у пары он не слышал. Вспомнил лишь один случай, о котором ему рассказала жена.

— Вика возвращалась со Славой. Слава отвлекся куда-то, и так получилось, что Вика сама пошла к подъезду. Возле дома они встретились с Алиной и подрались, — продолжил он. — Алина угрожала Вике, говорила, что убьет ее.

— Как ваша супруга относилась к Алине?

— Мы решили, Слава взрослый человек.

В июне 2015 года у Вячеслава случился инсульт. По словам отчима, он быстро шел на поправку, в декабре Вячеслав получил группу инвалидности.

— 16 декабря жена постоянно звонила Славе, но он не снимал трубку. Тогда уже появились мысли, что что-то случилось, — вспомнил отчим.

20 декабря супруга Томаша приехала в Минск. Уже из Беларуси она набрала мужу: «Они мертвые».

На вопрос адвоката, какое бы наказание отчим определил обвиняемым, Томаш ответил: «Высшая мера».

«Дочь ведь не вернешь…»

Вместе с Вячеславом в квартире на Алибегова было найдено тело Виктории — новой девушки молодого человека. На момент убийства ей было 24 года. В суде сторону потерпевших представляет ее отец Александр К. На заседание он приехал из Гродненской области.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Обвиняемый Вячеслав Сухарко

По его словам, Виктория закончила торговое училище и осталась в Минске. Работала продавцом. Где-то в конце 2014-го — начале 2015-го познакомилась с Вячеславом.

— Они собирались пожениться, — начал Александр. — Славу я видел один раз, они приезжали в гости. Нормальный, крепкий парень, но неразговорчивый.

— Дочь рассказывала о Шульгановой? — уточнила гособвинитель.

— Нет, только про Славу, когда он заболел, — ответил отец. — Несмотря на инсульт, она сказала, что любит его и хочет быть с ним.

— Какой характер у вашей дочери?

— Непростой, вспыльчивый.

— Какое наказание вы бы определили для обвиняемых?

— Пожизненное. Высшая мера — это для них слишком мягко.

Моральный вред после случившегося Александр оценил в сто тысяч рублей. Когда прокурор попросила объяснить, откуда взялась такая сумма, папа растерялся:

— Как я могу объяснить… дочь ведь не вернешь…

«Звонит Слава: «Приедешь домой, заберешь вещи»

Допросили сегодня и Алину. Рассказать о случившемся она попросила у прокурора сама:

— Со Славой мы познакомились в августе 2014-го. Я работала в БРСМ, в торговом центре у нас проходила акция, во время которой мы собирали товары для детей. Он там работал охранником. Подошел, спросил, что за мероприятие. Когда я уходила домой, мы снова встретились, он попросил номер телефона. Вечером позвонил и предложил встретиться. Спустя две недели он пригласил меня, чтобы представить маме.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Алина также познакомила его со своей мамой. Через какое-то время девушка переехала жить к Вячеславу.

— Ссоры на бытовом уровне у нас были, — продолжила она. — Все конфликты мы сглаживали. Потом Славе стали поступать звонки, он отключал телефон, сбрасывал. Когда я спрашивала, кто это, он отнекивался: не обращай внимания.

В один из дней Вячеслав сказал Алине, что пойдет гулять с друзьями. Алина, как она рассказывает, приехала домой, увидела гору посуды, два бокала и две бутылки — от вина и шампанского. Постель в комнате была расстелена, одеяло перевернуто.

— На бокале я заметила губную помаду, у меня от этого — слезы, — вспоминает Алина. — Я позвонила маме, она посоветовала: уходи оттуда. Было уже около одиннадцати вечера, я осталась. Около часа Слава вернулся. Пояснил, это его бывшая, мол, виделись они в последний раз, и не о чем тут говорить. Я все равно собрала вещи и уехала. Я не звонила ему и не общалась. Он мне писал сообщения, чтобы я вернулась.

В какой-то момент молодые люди договорились встретиться.

— У меня не было обиды и злости, я не желала ему зла. Я ему предложила остаться друзьями, но у нас были более близкие отношения. В январе или феврале 2015-го он мне прислал СМС: «Выходи за меня замуж». Я перезвонила. Он сказал, сообщение серьезное, нужно обсудить этот вопрос. Потом я ему повторяла: давай подадим заявление в ЗАГС. Он ответил: нам нужно устаканить отношения, поэтому он собрал мои вещи и перевез к себе.

В квартире Алина увидела женские вещи. Вячеслав не скрывал: это одежда Вики, но жила она тут как квартирантка.

— При мне он позвонил ей и стал настаивать, чтобы она все забрала, — восстанавливает события Алина. — Она стала ему названивать, он игнорировал. Потом Вика начала набирать мне, просить, чтобы Слава продолжил с ней общение. Я ответила: у Славы уже есть девушка. Она настойчиво просила, чтобы я оставила Славу в покое, что он ее, иначе он вообще никому не достанется. Я говорила: решайте со Славой.

По словам Алины, у них со Славой были хорошие отношения, но неожиданно в конце июня 2015-го он ей звонит и говорит, чтобы она пришла и забрала вещи.

— Я пришла, он: «У меня для тебя сюрприз: с нами будет жить Вика. Ей негде жить, она будет помогать по хозяйству. Вы с ней подружитесь».

Так молодые люди оказались в квартире втроем: Виктория — в одной комнате, Вячеслав и Алина — в другой. Обвиняемая рассказала, что с новой соседкой они не ругались, искали компромисс, вместе ходили в магазин, «Славу не делили».

— И вдруг Слава мне звонит: «Приедешь домой, заберешь вещи, мы с тобой жить не хотим», — передает его слова Алина. — Я в шоке: «В каком смысле мы?» — «Мы будем жить с Викой, ты нам не нужна». Я собрала вещи.

Дома, говорит Алина, она долго плакала, не понимала, как дальше жить: был молодой человек, хотели пожениться, а тут ничего. Помогла мама, она предложила дочке с двоюродной сестрой поехать в Турцию отдохнуть.

«Слава вышел к ней в тамбур, потом я услышала, что кто-то полетел с лестницы»

В Турцию Алине позвонила Вика, сказала, что с Вячеславом беда, и попросила номер его родителей. Девушка помогла. Когда туристки вернулись в Беларусь, Алине позвонила Славина мама и попросила навестить сына: «Слава просил».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Вечером после визита девушке с выговором позвонила Виктория.

— Мол, как я могла поехать в больницу, — не скрывает эмоций обвиняемая. — Сказала, если я там еще раз окажусь, она пообламывает мне ноги и я сама попаду в больницу.

В один из дней, когда Вячеслав выписался из больницы, он приехал к Алине.

— Спрашивал, почему я его бросила, забыла, не навещала, — вспоминает о чувствах девушка. — Он сказал, что Вики уже три дня нет, и ему нужно помочь принять лекарство. Мы поехали к нему. Когда мы уже были в квартире, кто-то стал настойчиво звонить в домофон. Оказалось, Вика. Слава ей ответил: «Я не хочу тебя видеть», — и мне сказал, что она ему больше не нужна. Через пару минут она стала колотить в дверь, Слава вышел к ней в тамбур, потом я услышала, что кто-то полетел с лестницы. Я решила вернуться домой.

Пока Слава придерживал Викторию, Алина выходила из подъезда.

— Возле арки я услышала: «Стой! Я тебя убью! Ты мне жизнь испортила». Она меня толкнула, и я упала на клумбу. Я поднялась, взяла сумку и спокойно пошла на остановку, она меня догнала. Я ответила: «Если это твой парень, следи за ним». Я ей никогда не угрожала. Все угрозы были с ее стороны. После этого случая я со Славой не виделась. На этом все.

— А по сути предъявленного обвинения? — уточнила гособвинитель.

— Я не планировала угрозы и похищение. Я признаюсь, что общалась с Матвеевым (человек, которого Алина попросила увезти Викторию за 150 км от Минска, держать связанную без воды и еды. — TUT.BY). Я попросила его помочь мне скомпрометировать Вику в глазах Славы. Показать, что Слава ей безразличен, ей важны его деньги, квартира. С Жильниковым и Сухарко я договаривалась не о таких условиях. Возможно, лишь о ссадинах и ушибах у Вики. У меня и мыслей не было, что они пойдут на убийство. Я признаю свою вину лишь в том, что не сообщила об этом преступлении… Я боялась за свою жизнь… А может, из-за глупости, но сейчас я об этом сожалею.

«Я считала, что он не может с ней разобраться»

Прокурор попросила Алину рассказать о себе. Девушка сообщила, что, закончив педагогический колледж, работала в саду, потом в гимназии, потом попала в БРСМ, была главным специалистом БРСМ Ленинского района Минска. В какой-то момент она «не справилась с документами», и ее попросили уйти. После этого она попала в детский сад.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Ваша зарплата в детском саду? — уточнила гособвинитель.

— 2,5 миллиона (неденоминированных. — TUT.BY).

— А в БРСМ?

— Четыре миллиона (неденоминированных. — TUT.BY).

— Ваши отношения с Викторией?

— Приятельские.

— Была личная неприязнь?

— Нет.

— Какие-то контакты?

— Звонки с ее стороны.

— А с вашей?

— Я, наоборот, все сглаживала.

Далее снова вернулись к теме Матвеева и несостоявшегося похищения.

— Как вы познакомились с Матвеевым?

— По интернету, — продолжила Алина. — Я посмотрела фильм о частном детективе. Решила узнать, есть ли такие люди у нас, можно ли к ним обратиться в решении бытовых проблем, и нашла его.

— Какие у вас были проблемы? — уточнила прокурор.

— Мне была непонятна ситуация с моим молодым человеком: он со мной или с Викой?

— В каком вы тогда были статусе?

— Бывшая девушка. Я считала, что он не может с ней разобраться. Он мне говорил, что не знает, как с ней разойтись. Просил, чтобы я помогла.

Алина рассказала, что в конце августа 2015-го она написала Матвееву, в сентябре они встретились.

— Я попросила у него найти компромат на Вику — фото, документы, — продолжает она.

За свои услуги, со слов обвиняемой, детектив попросил $ 500, деньги девушка должна была ему передать частями. Сразу она заплатила $ 200. В общей сложности девушка передала ему $ 1400.

— Откуда деньги у воспитателя? — переспросила гособвинитель.

— Я откладывала на отдых… еще в БРСМ стала откладывать.

На второй встрече мужчина сообщил, что компромат на Викторию не нашел.

— Сказал, если ничего не найдет, придумает, как ее подставить.

Через какое-то время новый знакомый позвонил Алине, обрадовал: все получается, у Виктории уже есть парень, они встречаются, осталось только, чтобы она оказалась в его квартире, и сделать видео.

— Все время мне поступали звонки от Вики, она мне угрожала. Я набрала Матвеева, возмутилась: почему, если у нее есть молодой человек, она мне названивает? Написала ему: это мне не нравится. Мол, Вика общается со Славой. Ты мне говоришь одно, а на деле другое.

По словам обвиняемой, все действия, где детектив должен был отвезти Викторию за 150 км, придумал он. Мол, в какой-то момент от него пришла СМС, что Вика ему тоже надоела, так как на нее ничего нет.

— Я поддерживала его идею только в разговоре, я не думала, что он будет что-то делать.

Судебное заседание продолжится в понедельник.

В декабре прошлого года в минской квартире по улице Алибегова были обнаружены тела мужчины и женщины со множественными ножевыми ранениями шеи и тела. Погибшему парню было 32 года, его девушке — 24.

Кроме того, установлено, что за несколько дней до этого преступления сосед и приятель успели совершить разбойное нападение в Минском районе и убили 59-летнего мужчину.

Действия мужчин квалифицированы следствием сразу по трем статьям Уголовного кодекса Беларуси. По ч. 2 ст. 139 (Убийство трех лиц из корыстных побуждений), где санкцией статьи предусмотрено наказание вплоть до 25 лет лишения свободы, пожизненного срока или смертной казни. А также по ч. 3 ст. 207 (Разбой, совершенный с целью завладения имуществом в особо крупном размере), которой предусмотрено наказание в виде срока от 8 до 15 лет. И по ст. 378 (Хищение личных документов).

Минчанке предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 16, ч. 3 ст. 147 Уголовного кодекса Беларуси (Организация причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть человека), где санкцией статьи предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет. А также по ч. 1 ст. 13, ч. 2 ст. 182 (Приготовление к похищению человека) — срок от 5 до 15 лет.

-50%
-10%
-10%
-10%
-20%
-70%
-40%
-10%
-30%