Следственный комитет задержал «белорусофобов» (так их уже прозвали в интернете) — трех авторов российского информагентства Regnum. Против них возбуждено дело за разжигание национальной розни. TUT.BY узнал, что значит «разжигать рознь», кого еще в Беларуси обвиняли в этом и можно ли считать колумнистов Regnum политзаключенными.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Раньше дела по 130-й статье были единичными

Задержанные — преподаватель БГУИР Юрий Павловец, охранник одной из брестских школ Дмитрий Алимкин и собкор Regnum в Минске, редактор журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко. По версии следствия, они писали заказные статьи и получали за них гонорары от шеф-редактора Regnum Юрия Баранчика. Авторов задержали в рамках расследования дела по статье 130 УК РБ (Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни).

В своей брошюре на сайте БАЖ экс-судья Конституционного суда Михаил Пастухов объясняет, что общественная опасность преступления по 130-й статье заключается в угрозе для международного мира.

Уголовное дело может быть возбуждено, если человек пропагандирует исключительность и превосходство одной группы людей над другими, унижает представителей определенной расы, распространяет ложную информацию про определенное вероучение, порождающую недоверие к представителям этой конфессии.

При этом критика каких-то черт нации, этнической или религиозной группы противоправна, только если она направлена на возбуждение вражды или розни (разница между этими понятиями в законе, к слову, не определена). То есть в случае с публицистами Regnum предстоит установить, чего они хотели добиться своими материалами, объяснила TUT.BY адвокат юридической консультации Центрального района Минска Кристина Марчук.

— По таким категориям дел проводятся экспертизы. К сожалению, методических инструкций, рекомендаций по их производству нет в открытом доступе. Зачастую следствие и суды не считают необходимым истребовать документальные материалы, в которых содержались бы критерии, по которым эксперт пришел к тому или иному выводу. На основании адвокатских запросов эксперты нередко отказываются предоставить методики, что затрудняет процесс защиты, — рассказала Кристина Марчук.

Карикатуры на пророка, письма от РНЕ, «Убить русский мир» — за что обвиняют по 130-й

Скриншот с блога Эдуарда Пальчиса 1863x.com
Скриншот с блога Эдуарда Пальчиса 1863x.com

Раньше в практике белорусских судов дела по 130-й статье были единичными, рассказал Михаил Пастухов.

— А в последние годы их стало больше и в Беларуси, и в России, и в Казахстане. Нации пришли в движение и стали защищать свое достоинство, — считает Пастухов.

Один из первых примеров дела по 130-й статье — история заместителя главного редактора газеты «Згода» Александра Сдвижкова. В номере от 18 февраля 2006 года газета решила перепечатать карикатуры на пророка Мухаммеда. КГБ возбудил дело против Сдвижкова, подписавшего номер в печать.

Находясь под подпиской о невыезде, он скрылся от следствия, но в январе 2008 года был задержан. Суд приговорил его к трем годам лишения свободы, но позже меру наказания снизили до трех месяцев. Правозащитники признали Сдвижкова узником совести. Освободившись из-под стражи, Сдвижков уехал из Беларуси.

Согласно брошюре Пастухова, кроме «Разжигания… ненависти или вражды», журналистов могут привлечь к уголовной ответственности по следующим статьям:

ст. 123 «Пропаганда войны»

ст. 179 «Незаконные собирание либо распространение информации о частной жизни»

ст. 188 «Клевета»

ст. 189 «Оскорбление»

ст. 343 «Изготовление и распространение порнографических материалов или предметов порнографического характера»

ст. 367 «Клевета в отношении Президента Республики Беларусь»

ст. 368 «Оскорбление Президента Республики Беларусь»

ст. 369 «Оскорбление представителя власти»

ст.369−1 «Дискредитация Республики Беларусь» и другим.

В 2009 году виновным в разжигании национальной розни был признан правозащитник из Витебска Леонид Светик. За пару лет до этого Светик помогал городским оппозиционерам, получавшим угрожающие письма от националистической организации «Русское национальное единство» (РНЕ), составлять жалобы в прокуратуру.

В 2008-м по факту угроз было возбуждено дело. Светик сначала проходил по нему как свидетель, но позже его обвинили в том, что он сам был причастен к рассылке писем. Суд наказал Светика штрафом в 31,5 миллиона рублей. Тогда это было около 11 тысяч долларов.

Последнее громкое дело о разжигании национальной розни — дело Эдуарда Пальчиса. На своем сайте 1863х.com Пальчис публиковал материалы с критикой белорусских и российских властей. Девять статей были признаны экстремистскими: «Убить русский мир», «Кремль должен быть разрушен», «Як нам уцекці ад «Рускага Свету», «Новый застой Путина» и другие.

В июне этого года Пальчиса обвинили в разжигании национальной розни и распространении порнографии. Обвинение по второй статье блогер получил за два коллажа, которые он нашел во «ВКонтакте» и перепостил на своем сайте. Белорусские правозащитники назвали Пальчиса политзаключенным. В октябре суд признал Пальчиса виновным, его приговорили к 1 году и 9 месяцам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение и освободили в зале суда.

12 декабря Витебский областной суд начал рассматривать дело в отношении 20-летнего Станислава Гончарова по прозвищу Террор-машина. Он воевал в Украине на стороне АТО, исповедует нацистские идеи. Гончарова обвиняют по нескольким статьям, в том числе за разжигание вражды, злостное хулиганство и грабеж.

Могут ли признать колумнистов Regnum политзаключенными?

Валентин Стефанович

Юрист незарегистрированного в Беларуси правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович рассказал TUT.BY, что правозащитники обсуждали вопрос о признании задержанных Павловца, Алимкина и Шиптенко политзаключенными. Однако решение нельзя принять, не зная, в каких конкретно статьях этих авторов нашлись признаки разжигания национальной розни и каков контекст их высказываний.

— Чтобы сделать вывод, являются ли они политзаключенными, надо понять, попадает ли этот случай под допустимые ограничения свободы выражения мнений. Международный пакт о гражданских и политических правах говорит, что право выражать свое мнение сопряжено с ограничениями, которые преследуют цели охраны порядка, здоровья и морали, прав и свобод других граждан.

«Йоханнесбургские принципы» говорят, что государство должно вмешиваться в свободу выражения мнений, если мнение могло повлечь или повлекло за собой насилие. Вопрос в том, насколько высказывания Павловца, Алимкина и Шиптенко попадают под допустимые ограничения.

Валентин Стефанович не отрицает, что в задержании трех колумнистов-русофилов есть «политический мотив». По его мнению, он читается из комментария министра информации Лилии Ананич. Напомним, она заявила, что в материалы «некоторых российских интернет-ресурсов» ставят под сомнение суверенитет Беларуси, содержат оскорбления в адрес белорусов, их истории, языка, культуры.

— Наибольшую активность в публикации такого рода материалов проявляет информагентство Regnum, подавая в тенденциозном ключе деятельность главы белорусского государства, властных структур в разных областях — политике, экономике, культуре. При этом постоянно муссируются тезисы о якобы «уходе Беларуси на Запад», «антироссийской политике белорусской власти» и так далее, — сообщила Ананич. — Очевидно, что заказчики и авторы таких статей пытаются посеять рознь между нашими странами и народами.

Активист, который жаловался в прокуратуру на «Аллу Бронь»: Результатом я недоволен

Денис Рабенок. Фото из Facebook
Денис Рабенок. Фото из Facebook

Вскоре после задержания колумнистов Regnum выяснилось, что привлечь их к ответственности требовал как минимум один человек. Это житель райцентра Калинковичи общественный активист Денис Рабенок. В конце октября он отправил в Генпрокуратуру заявление, в котором жаловался на статью Аллы Бронь (псевдоним Дмитрия Алимкина) «Беларусь уходит из Русского мира исподтишка, с учетом украинского опыта».

Рабенок указал, что этот материал наполнен псевдоисторическими фактами, он отрицает белорусов как нацию вместе с их языком и культурой и содержит оскорбления в адрес греко-католической церкви. Активист просил завести уголовное дело по 130-й статье против автора материала и рассмотреть возможность заблокировать Regnum в Беларуси. Возбуждать дело Генпрокуратура отказалась, а запрос о блокировке пообещала перенаправить в Мининформ. В итоге «Аллу Бронь» и еще двух авторов Regnum арестовали, а вот сам сайт остался доступен в нашей стране.

— Результатом я недоволен. Арестовали их в результате политических игр. Если бы действительно думали про Беларусь, то давно бы занялись «русским миром». И Regnum же до сих пор не заблокирован. Его боссы, наоборот, еще более агрессивными стали. Как поливали Беларусь грязью, так и поливают, — говорит Рабенок. — Да и проблема не в этих трех пропагандистах. Нужно менять всю политику в информационной сфере. Но то, что люди, которые пишут, что на белорусском языке могут разговаривать только внуки полицаев и «недоразвитые», должны понести наказание — это однозначно.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-30%
-20%
-10%
-20%
-29%
-45%
-20%
-50%
-25%