/ / Фото: Юрий Иванов /

СССР перестал существовать в «Вискулях» — охотничьем домике советских вождей в Беловежской пуще. Случайными свидетелями его распада стали работники резиденции. 7−8 декабря 1991-го первые лица Беларуси, России и Украины решали в том числе и их судьбу. Но их самих никто не спросил о том, в какой стране они хотели бы жить. Спустя 25 лет TUT.BY разыскал директора, лесничего и уборщицу из «Вискулей» и попросил их вспомнить два дня, когда самой большой страны в мире не стало.

Степан Мартысюк стал директором усадьбы «Вискули» в 1989 году. В то время в резиденции работали около 30 человек: уборщицы, сантехники, кочегары, шоферы. Мартысюк заведовал хозяйством и отвечал за то, чтобы «Вискули» могли в любой момент принять хоть самого Горбачева. Встречать первого и последнего президента СССР ему, правда, так и не довелось.

Мартысюк, в прошлом лесничий, на директорскую должность в «Вискулях» согласился, потому что надо было где-то доработать до пенсии. Работа была несложной и спокойной: поддерживать порядок и ждать очередную делегацию, которая приезжала раз в месяц или два. Платили хорошо — 220 рублей, как главному инженеру на производстве.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Степан Мартысюк

О том, что в «Вискули» едут первые лица Беларуси, России и Украины, директор узнал 6 декабря 1991 года от охранников Ельцина и Кравчука. Встал вопрос, куда расселить гостей. Люксы в главном корпусе отошли президенту РСФСР Борису Ельцину и госсекретарю Геннадию Бурбулису. Там же ночевали украинцы — президент Леонид Кравчук и премьер-министр Витольд Фокин. Белорусская делегация расселилась в деревянных коттеджах.

Главным развлечением партийцев, навещавших «Вискули», всегда была охота. Она была организована так, чтобы ни один высокий гость не уехал без трофея. Дикие кабаны в определенное время собирались у подкормочной площадки. Недалеко стояла вышка, на которую поднимался охотник. Когда появлялись звери, ему оставалось выбрать особь покрупнее и нажать на спусковой крючок.

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Главный корпус усадьбы «Вискули»

Организовали охоту в «Вискулях» и в этот раз. Евгений Лукша в 1991 году работал лесничим Никорского лесничества. Накануне визита Ельцина и Кравчука он приехал в резиденцию, чтобы сопровождать первых лиц на охоте. Но вместо трофея доставил подарки от принимающей стороны.

— Охранник Кравчука мне сказал, что надо завезти на аэродром презенты. Мы приехали — три самолета стоят. Проехали напрямую по бетонке, нас встретила охрана, передали эти подарки. Ельцину досталась картина «Охотники на привале».

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Встреча Бориса Ельцина в минском аэропорту
Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Борис Ельцин выступает на заседании Верховного Совета
Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Леонид Кравчук в аэропорту

7 декабря украинцы первыми приехали в «Вискули» и сразу пошли на охоту. Леонид Кравчук остался доволен: подстрелил кабана. Евгений Лукша не помнит, кто тогда сопровождал украинского президента. Сам он вместе с егерями и охотоведами провел в «Вискулях» два дня за игрой в шашки и просмотром телевизора: больше никто из гостей охотиться не захотел.

— Мы по радио услышали, что случилось, только когда они разъехались. А я за Советский Союз был. Весь народ был за Союз. Лучше бы они охотились, — досадует Евгений Владимирович.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Евгений Лукша

Главы белорусской делегации — председатель Верховного Совета Станислав Шушкевич и председатель Совмина Вячеслав Кебич охотой особо не увлекались. Оба предпочитали бильярд, вспоминает Степан Мартысюк. Ельцин же прибыл в «Вискули» уже вечером и, поддерживаемый под руки охранниками, сразу отправился отдыхать.

— Он приехал уже пьяный и сразу спать завалился на несколько часов, — говорит Степан Мартысюк.

Когда Борис Ельцин проснулся, все гости собрались на банкет. Застолья такого уровня обслуживали обычно человек восемь. При этом шеф-повар и пара официантов приезжали из Минска. Оттуда же везли продукты и алкоголь. На стол подавали икру, балык, колбасы, сало, окорока. Водки, коньяков и вина было в изобилии.

Гости сидели за столом часа три и разошлись по спальням около 11 вечера. После этого свою пирушку начали охранники, жившие в небольших комнатах на первом этаже. Гуляли они так буйно, что сломали кровать, со смехом вспоминает Степан Мартысюк.

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Рабочий стол участников встречи в «Вискулях»

Рано утром 8 декабря члены делегаций закрылись в бильярдной. Что они там обсуждали, директор «Вискулей» не подозревал. Но вскоре выяснилось, что составленные в бильярдной документы не на чем печатать. Из поселка Каменюки вместе с машинкой экстренно привезли секретаря директора Беловежской пущи Евгению Патейчук. Это она набрала легендарное «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование».

Степан Мартысюк вспоминает, что машинистка сидела в фойе и перепечатывала текст несколько раз. Заглядывая ей через плечо, о грядущем распаде СССР узнала вся обслуга «Вискулей».

— Было не по себе, конечно. Мне не очень понравилось это соглашение. Референдум прошел, 76 с лишним процентов за Союз проголосовали… Мы думали, что вместо СССР будет СНГ и ничего не изменится, — вздыхает Степан Иосифович.

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Соглашение о создании СНГ

Потом ему пришлось таскать из подвала и расставлять в фойе тяжелые столы, за которыми Ельцин, Кравчук и Шушкевич торжественно подписали Соглашение о создании Содружества Независимых Государств.

«В столовой, где постоянно накрыт стол, подписывать столь важный документ сочли неприличным. От бильярдной отказались по той же причине. Большого зала, подходящего для такого уникального события, в правительственной резиденции не было. Поэтому решили поставить столы в вестибюле перед столовой. Это было довольно внушительное помещение, метров шестьдесят площадью, с колоннами, с неплохим интерьером, с претензией на классицизм», вспоминает в своей книге «Беларусь на распутье» Петр Кравченко, в 1991 году занимавший пост министра иностранных дел.

Советский Союз распался 8 декабря в 14 часов 17 минут — Валерий Дроздов, один из немногочисленных журналистов, допущенных в «Вискули», зафиксировал время.

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Члены делегаций. Слева министр иностранных дел Беларуси Петр Кравченко
Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
В фойе главного корпуса «Вискулей» расставляют столы для подписания Беловежского соглашения
Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Борис Ельцин выходит из бильярдного зала
Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Слева направо: Витольд Фокин, Леонид Кравчук, Станислав Шушкевич, Борис Ельцин, Вячеслав Кебич

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY

Татьяна Савчук проработала уборщицей в «Вискулях» 40 лет. Это она застилала постели в апартаментах Ельцина и Кравчука, вручную стирала огромные скатерти для столов в банкетном зале и утюжила их сразу с двух рук. Когда в резиденцию приезжали правительственные делегации, уборщицы обычно спускались в подвал. Когда над ее головой официально распался СССР, Татьяна Михайловна утюжила.

— Уборшчыцам ніхто ніц не гаварыў. Калі людзі прыязжалі, мы спускаліся ў сваю комнату ў падвале. Рабіць ніц было, і мы гладзілі. То пасцелі гладзім, то салфеткі. У нас завжда была работа. Наверх мы не паднімаліся. Я даўно паняла, што не надо каля такіх людзей маячыці.

Она уже и не помнит, когда и как узнала о распаде СССР.

— А мне і не інцэрэсавала, што там с Саюзам. Мне главнае, штобы у меня чысценька было. Штобы не стыдзілі, што ў Тані гразна.

— Где вам лучше жилось, в СССР или в Беларуси?

— Мне і там, і там добра. Яшчэ б мой сынок жывы быў…

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

После обеда главы делегаций отправились в апартаменты Ельцина звонить президенту США Джорджу Бушу и пока еще президенту СССР Михаилу Горбачеву. Прошел слух, что в «Вискули» едет Нурсултан Назарбаев. Кортеж для торжественной встречи уже был готов, но президент Казахской ССР изменил свои планы.

Когда стало ясно, что ждать некого, гости засобирались в свои столицы. Первой уехала украинская делегация, россияне улетели позже вечером. Последними утром 9 декабря «Вискули» покинули хозяева встречи.

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Члены делегаций. Слева первый зампред Совмина Михаил Мясникович
Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Вячеслав Кебич и Геннадий Бурбулис
Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Члены делегаций

— Как они уехали, мы собрались в небольшой столовке возле банкетного зала, выпили, поели. Конечно, обсуждали, что произошло. Про развал никто из нас не думал. Думали, что переименовали СССР в СНГ, да и все. Да и весь народ не думал, что все станут самостоятельными, — пожимает плечами Степан Мартысюк.

— Вам в тот момент хотелось, чтобы Союз остался?

— Мне и сейчас хотелось бы. Потому что тогда было больше справедливости, порядка и спокойствия. И все были уверены в завтрашнем дне. Люди не шиковали, но по сравнению с послевоенной нищетой нам тогда жизнь уже казалась нормальной. Бесплатно учили, бесплатно лечили. Все копеечки стоило. При Союзе были гроши, но эти гроши были веские. А после развала гроши остались, но они уже ничего не стоили.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Юрий Иванов был единственным фотографом на встрече в «Вискулях». В этом материале TUT.BY публикует не только его снимки, но и воспоминания.

— Я тогда работал в Агентстве печати «Новости» — это наследник Совинформбюро — и освещал визит Ельцина в Минск. На заседании Верховного Совета в Доме правительства прошел слух, что главы республик поедут в Беловежскую пущу. Я подошел к одному, второму, все говорят: «Да никто никуда не едет».

Я решил пойти ва-банк. Мы были знакомы с Кебичем. Я пришел к нему и, уже не спрашивая, едут ли они в пущу, сказал: «Вячеслав Францевич, возьмите меня с собой». Он смерил меня взглядом и сказал: «Хорошо, поехали». Отправил к управляющему делами. У меня был с собой блокнот, я попросил написать записку. Он говорит: «Нет, писать ничего не буду».

Из Минска мы вылетали на Як-40. Когда я зашел в самолет, то увидел там всех тех, у кого я спрашивал про поездку в пущу и кто ничего не знал. Это был Вадим Бицан с телевидения, телеоператор Володя Андронов, директор БЕЛТА Яков Алексейчик и корреспондент «Народной газеты» Валерий Дроздов.

Прилетев, мы остались на аэродроме ждать высоких гостей. Самолет с Шушкевичем и Кравчуком приземлился скоро, а вот Ельцина мы ждали дотемна. Он, спускаясь по трапу, чуть не покатился кубарем с лестницы. Благо успел схватиться за перила.

Поселили нас в гостинице в Каменюках. Она была маленькая, неотапливаемая. Гендиректор БЕЛТА как самый старший по должности получил люкс, а мы вчетвером забились в один номер. Часа в три ночи раздался стук в дверь. Это Яков Яковлевич. Оказалось, в его люксе не было стекла в окне! Мы его отогрели, налили ему водки.

Утром за нами заехал рафик и повез в «Вискули», где мы позавтракали. В главном здании ходили люди с документами, и я, заглядывая через плечо, все понял. Общее настроение было нервным. Когда мы с ребятами стояли на крыльце, вышел Кебич и спросил у меня: «Не летят?». Я не понял: «Кто-кто?». Он не ответил.

Связь в «Вискулях» была нормальной, я время от времени позванивал то домой, то шефу в Москву. А потом телефоны отключились. Через какое-то время принесли столы, флажки. Вышел Кебич и сказал: «Ельцину вопросы не задавайте». Ну хорошо. Я только попросил его сфотографироваться с главами других делегаций. Министры отошли в сторону, и Ельцин как сграбастает Шушкевича и Кравчука! Он был в хорошем настроении и позже сам подошел к нам: «Ребята, а что вы мне вопросы не задаете?».

Назад, в Минск нас тоже отправили самолетом. Я до утра проявлял пленки, сушил их феном, вырезал негативы и вместе с редактором отправлял их в Москву.

Фото: Юрий Иванов для TUT.BY
Пресса на встрече в «Вискулях». Слева фотограф Юрий Иванов
-50%
-18%
-15%
-37%
-10%
-10%
-30%
-50%
-30%
0067851