Александр Митюков,

На фоне масштабного частного строительства в Бресте расцвел подпольный промысел по добыче и продаже песка. Нелегалы варварски выгребают его экскаваторами. Вывозят грузовиками из зон строительства автодорог. Продают тоннами. Экосистема гибнет. Предприятия, законно занимающиеся песочным бизнесом, терпят огромные убытки. Не пугают «копателей» даже внушительные штрафы. Ведь доказать их вину очень непросто, пишет «СБ».

Фото: Нины Леоновец и из архива Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды.
Фото: Нины Леоновец и из архива Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды.

Мародеры сконцентрировались в бывшем урочище Красный Двор, что на окраине Бреста. Это — пару десятков километров вдоль реки Мухавец, где в лучшие времена могла бы разместиться санаторно-курортная зона. Для отдыха на природе место идеальное: вода, лес, чистый песок, сравнительно небольшая удаленность от городского шума. Когда-то тут, через дорогу от речки, стояла огромная воинская часть. На ее бывшей территории теперь тоже идут нелегальные раскопки.

Совсем недавно нелегалы и вовсе вторглись в водоохранную зону. Местные рыбаки заметили длинные траншеи со сваленными в них деревьями, вырванными с корнями. Сообщили в службу охраны природы. Сотрудники Брестской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира застали там технику, только приступавшую к подпольным раскопкам. Оштрафовали ее владельцев за нарушение режима содержания водоохранной зоны реки. Только то, что песка нелегалы накопать не успели, спасло их от внушительных штрафов и исков. К примеру, если бы ущерб от незаконной добычи земли и песка составил более 80 базовых величин, им грозила бы уголовная ответственность.

Заместитель начальника Брестской областной инспекции охраны животного и растительного мира Сергей Штык говорит, что копатели могут получить и больше:

— При нарушении режима содержания водоохранных зон мы имеем право вести административный процесс. Но добычу песка также регламентирует Кодекс о земле, Кодекс о недрах. Там санкции применяют наши коллеги из Минприроды.

Фото: Нины Леоновец и из архива Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды.
Фото: Нины Леоновец и из архива Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды.

Беда в том, что поймать за руку нелегалов непросто. Работать они могут в любое время суток. А в межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира всего несколько сотрудников на два, три, а то и шесть районов. Они ловят и браконьеров-охотников, и рыбаков с сетями, и лесных вандалов. Инспекция природных ресурсов и охраны окружающей среды — тоже служба не оперативная, не всегда есть возможность мгновенно выехать на место происшествия по звонку от очевидцев. Этим нелегалы и пользуются.

Поэтому штрафов не боятся. В прошлом году одного копателя все-таки удалось поймать. Его трактор грузил песок в грузовик. Был суд. Наказали по минимуму, дав 90 рублей штрафа, которые «отобьются» двумя-тремя самосвалами песка.

Есть и еще один нюанс. Копатели к делу подходят профессионально. Не хуже контрабандистов на границе. На подъездах даже выставляют наблюдателей, так называемых фишкарей. С виду это обычный грибник. Он следит за ситуацией вокруг подпольного карьера и в случае появления рейдовиков тут же сигнализирует об этом «хозяевам».

Вред при этом нелегалы наносят колоссальный. Начальник Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Петр Брыш говорит, что грунт в урочище Красный Двор сняли так, что теперь впору завозить туда новую землю:

— Меняется ландшафт, нарушается почвенный покров. В лесу добытчики убивают подстилку. Разрушается экосистема реки и леса… Результат такого варварства предсказуем. Гибнет флора и фауна.

Впрочем, есть и экономический урон. Причем немалый. В интернете и даже на столбах, заборах и досках объявлений в частном секторе сегодня нетрудно найти объявления о продаже песка. За 10 тонн просят от 60 рублей с доставкой. Легальные поставщики, безусловно, теряют на этом значительные суммы. В Бресте самый крупный — речной порт. Его директор Петр Кравец подсчитывает убытки:

— В прошлом году населению мы продали 4.300 тонн песка. Это 4% от наших оборотов. В этом году только 1.600. Допускаю, что этот товар у нас увели. Стратегически, может быть, на экономику предприятия такие суммы не сильно влияют, но все же потери ощутимы. Нелегалы бьют по рукам тех, кто работает в правовом поле. Ведь одно дело взять и украсть, и совсем другое — с тонны, которую мы продаем, оплатить земельный налог, содержание инфраструктуры, выплатить зарплаты… Подпольный добытчик эту сумму положит в карман практически целиком. Огромный навар в урон государственной казне и в ущерб экологии.

Фото: Нины Леоновец и из архива Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды.
Фото: Нины Леоновец и из архива Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды.

Страдает, впрочем, не только дикая природа. Петр Брыш приводит свежие примеры хищения плодородной почвы с поля сельхозорганизации и даже с частного земельного участка. Найти тех, кто украл землю, сложно даже милиции. А ведь плодородный грунт в индивидуальном строительстве пользуется не меньшим спросом, чем песок. Но далеко не все покупатели добросовестно интересуются его происхождением. Чем и пользуются проворные копатели…

А что у соседей?

По информации зарубежных СМИ, наши южные соседи столкнулись с такой же бедой. Украинские экологи сообщают, что каждый год в Киевской области нелегально добывается около 7 миллионов тонн песка на сумму до 15 миллионов долларов. Только в этом году полиция возбудила 29 уголовных дел, несколько дел открыла прокуратура.

Авторы расследования пишут сразу о нескольких работающих схемах незаконной добычи песка. Первая — когда у предприятия есть все документы на разработку одного карьера в одном месте, но на самом деле выработка песка идет на территории в 10 раз больше. Вторая схема — это «черная» выработка материала. Производится, как правило, совершенно открыто в глухих местах Киевской области. Третья схема — это намыв речного песка земснарядами.

Кто остановит копателя

Самое сложное для нелегалов — вывезти грунт из зоны добычи. Дальше можно вздохнуть спокойно. На улицах города и автодорогах охрана природы машины с песком не остановит. Нет полномочий. Кроме того, накладные перевозчику необязательны. Мало ли откуда и куда водитель везет на своей машине груз. Именно поэтому, по оперативным данным, нелегалы смогли создать полукриминальную схему. Одни на старых грузовичках и тракторах песок и плодородный слой выкапывают и отвозят на подпольные склады, откуда уже другие дельцы развозят товар. Некоторые регистрируются в качестве легальных предпринимателей, оказывающих услуги грузоперевозок.

В этой схеме разобраться непросто. Например, начальник областной налоговой инспекции Юрий Лилисон говорит, что раньше о такой проблеме не слышал:

— Песчаных разработок нам не попадалось. Несанкционированные карьеры нашей службе обнаружить сложно. Главный вопрос — выявить разработанный карьер и оценить ущерб. Нужно вести наблюдение. Вероятно, это больше милицейский вопрос, но если бы нам попалось такое, мы бы тоже разбирались.

Впрочем, и милиции за всем не уследить. Пост ГАИ или патрульный взвод на левых карьерах не выставишь. Здесь, вероятно, нужен комплексный подход. С участием сразу нескольких служб, включая ДПС, транспортную инспекцию, подразделения борьбы с экономической преступностью. А еще неплохо было бы подумать о создании отдельной силовой структуры вроде экологической полиции, которая со всеми правами и полномочиями занималась бы исключительно поиском и задержанием тех, кто вопреки закону и здравому смыслу грабит наши природные богатства.

-10%
-15%
-20%
-70%
-20%
-30%
-50%
-6%
-10%
0066814