148 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  2. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  3. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  4. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  5. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  6. «Шли из детской поликлиники во взрослую». Как школьник и пенсионерка оказались в РУВД 25 марта
  7. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  8. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  9. За сутки в стране 1384 новых случая COVID-19 и 10 смертей
  10. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  11. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  12. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  13. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  14. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  15. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  16. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  17. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  18. В стране — большой субботник. Куда пойдут деньги, что с коронавирусом и куда в Минске идти за лопатами
  19. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  20. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  21. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  22. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  23. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  24. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  25. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  26. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  27. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  28. Глава Минздрава о третьей волне коронавируса в Беларуси: заболевших меньше, но тяжелых случаев больше
  29. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудится на субботнике
  30. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным


16 ноября по делу «Мотовело» был допрошен Александр Слуцкий — многолетний соратник бизнесмена Александра Муравьева. Они работали вместе с конца 90-х (с перерывами), Слуцкий руководил рядом предприятий в структуре ATEC и 6 лет возглавлял наблюдательный совет «Мотовело». В суде он рассказал про ATEC Trading — компанию, которая была посредником в сделках «Мотовело» и, по версии обвинения, помогала занижать налоговую базу. Слуцкий, который признал свою вину в уклонении от уплаты налогов и возместил ущерб, в суде объяснял целесообразность такого посредничества.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

14 месяцев в СИЗО

43-летний Александр Слуцкий был задержан в один день с Александром Муравьевым — 1 июня 2015 года. Против него возбудили уголовное дело за злоупотребление властью или служебными полномочиями, но оно было прекращено за отсутствием состава преступления.

Через год Слуцкому, который все это время провел в СИЗО КГБ, предъявили новое обвинение — уклонение от уплаты налогов, повлекшее ущерб в особо крупном размере. Обвиняемый признал свою вину, погасил ущерб (69 тысяч деноминированных рублей) и попросил президента освободить его от уголовной ответственности.

— Было такое обвинение по определенным сделкам. На момент совершения сделок у меня не было в голове, что они имеют отношение к уходу от налогов. Но в ходе следствия более квалифицированная сторона убедила меня, что был состав, — объяснил на суде Слуцкий.

Он провел в СИЗО 14 месяцев и вышел 11 августа 2016 года. Как сообщил Слуцкому в суде гособвинитель Доморадов, 9 ноября прокурор Минска постановил прекратить производство по уголовному делу в отношении него. С имущества Слуцкого будет снят арест, самому ему отменят подписку о невыезде.

Проектный топ-менеджер

Александр Слуцкий познакомился со своим тезкой Александром Муравьевым в конце 90-х. Муравьев принимал его на должность экономиста в «РосинтехГрупп». Компания занималась торговлей зерновыми кормами, пищевыми добавками для кормления животных. Там Слуцкий работал до 2001−2002 года, потом ушел в другую фирму, но скоро вернулся к Муравьеву. С конца 2002 года он — замдиректора стеклозавода «Елизово».

В сентябре 2003 года Слуцкий перешел в белорусское представительство ATEC Handels как руководитель службы стратегического планирования. Уже в ноябре 2004 года он уехал в Россию: «хотелось другой работы и больше денег».

Компания, где работал Слуцкий, не имела отношения к Муравьеву. В этот период они не общались, только «иногда встречались в самолете в Москву». Тем не менее старые связи сохранились, и в 2006 году Слуцкий стал замдиректора фирмы «Елипак», которая позже была переименована в «Белпромсода». Там он готовил проект строительства завода кальцинированной соды в Беларуси, который так и не был реализован.

В августе 2008 года Слуцкий стал директором «ATEC Девелопмент». Трудился над подготовкой уже другого строительства — горно-обогатительного комбината. Этот проект, к слову, тоже остался на бумаге.

— Моя работа носит проектный характер. Нет такого, что я пришел на должность и 5 лет сижу на одном месте. Я занимаюсь конкретной работой, завершаю ее. Когда она доведена до какой-то стадии и работает нормально, я передаю ее на исполнение регулярных процессов. Либо, если кризисная ситуация, я ее решаю, — так объяснил свою специализацию в суде Слуцкий.

Следующим местом работы была «ATEC Менеджмент», затем, в 2011 году, СЗАО «Мотоциклетная компания Минск-Мото», в 2014-м — ЗАО «Мотовело Интер».

— Это была трансформация ОАО «Мотовело» и «Минск-Мото». В конце 2013 года, чтобы снизить себестоимость производства, на базе площадей «Мотовело» была создана свободная экономическая зона «Минск». «Мотовело Интер» было резидентом этой зоны и имело преференции в части таможенных и налоговых платежей. На него перевели всю деятельность, связанную с производством и сбытом мотовелотехники. Для чего? Сбыт носил экспортно ориентированный характер, продукцию экспортировали в постсоветские страны, где распространена практика серого импорта с занижением таможенных платежей. Чтобы иметь возможности маневрировать, деятельность была переведена на «Мотовело Интер» как резидента СЭЗ.

Кроме того, с 2008 по 2015 год Слуцкий был членом наблюдательного совета ОАО «Мотовело». Из этих семи лет только последний год он не занимал должность председателя.

— Мне уже немножко надоело, и в этот период «Мотовело Интер» требовало много усилий. Плюс в этот период мы почувствовали, что сильно меняется внешняя среда: девальвация в России, украинский рынок рухнул, среднеазиатские страны стали снижать объем закупок…

Все время, пока Александр Слуцкий находился под стражей, он числился замдиректора ЗАО «Мотовело Интер». Его уволили только 1 сентября 2016 года. Сейчас бывший топ-менеджер предприятий Муравьева ищет работу.

ATEC Trading стала посредником из-за валютных ограничений и недостатка «оборотки»

Уклонение от уплаты налогов, в котором обвиняли Слуцкого и до сих пор обвиняют Муравьева, связано с сотрудничеством «Мотовело», его дочерних предприятий и филиалов с австрийской компанией ATEC Trading. Обвинение утверждает, что она выступала посредником в сделках с иностранными поставщиками и таким образом позволяла белорусским предприятиям завышать затраты при налогообложении.

Александр Слуцкий рассказал, что впервые столкнулся в работе с ATEC Trading в 2011 году, когда стал замдиректора «Мотоциклетная компания Минск-Мото». Это юрлицо закупало комплектующие для «Мотовело» и продавало мотоциклы M1nsk.

ATEC Trading выступала посредником при закупке комплектующих на азиатском рынке. Необходимость в этом возникла из-за валютных ограничений, объяснил Слуцкий.

— Мы натыкались на ограничения Нацбанка, связанные с движением валюты, из-за которых невозможно было вступить в прямые договорные отношения с рядом поставщиков. Так, например, в 2009—2010 годах без согласования нельзя было сделать предоплату больше 5 тысяч евро. Потом был период, когда действовал запрет на конвертацию рублей в валюту для осуществления авансовых платежей по закупочным сделкам.

Еще важный фактор: азиатские поставщики достаточно неаккуратны со сроками изготовления и поставки. Плюс-минус месяц для них, в принципе, нормально. Даже если ты нашел вариант, как сделать предоплату, они могли сорвать сроки поступления товара на белорусскую таможню. Это влекло огромные штрафы — до 1% в день от стоимости непоставленного товара. Несколько раз «Минск-Мото» попадало на эти штрафы.

Более того, когда был введен запрет на осуществление авансовых платежей, даже если у тебя были белорусские рубли, нельзя было через биржу конвертировать их в валюту и заплатить поставщику. Можно было платить только в рамках остатка той валюты, которую ты получил по основной деятельности. Не было валюты — не мог войти в сделку купли-продажи, потому что поставщик без аванса не принимал заказ к производству. А у нас была асинхронность в сезонах. Валюта в основном приходила весной и летом, когда был пик продаж мотопродукции. Мы ее продавали, чтобы платить зарплату, энергетику, покрывать другие расходы. А когда начинался пик закупочной кампании — осень, зима, — у предприятия не хватало валюты на предоплату. Надо было найти решение, чтобы не останавливать процесс снабжения.

По словам Слуцкого, ATEC Trading выступала посредником только при поставках из Азии. Комплектующие из Европы закупались напрямую. Однако китайские поставщики были незаменимы для «Мотовело» из-за цен.

— Стояла важная задача снижения себестоимости продукции. На каком-то этапе убыток от продажи каждого велосипеда доходил до 20 долларов. Азиатский регион известен как веломастерская всего мира. В части стоимости производства определенных компонентов им сложно найти альтернативу. Где была возможность закупать напрямую, мы закупали напрямую. Что касается поставок из Европы, России, Украины, у нас все строилось на прямых договорах.

ATEC Trading, как пояснил Слуцкий, не только позволял соблюдать валютное законодательство, но и помогал при нехватке оборотных средств, которая была постоянной проблемой «Мотовело». У ATEC Trading были собственные оборотные средства, которые помогали закупать в большем объеме и в удобные сроки.

— Если нужно было тысячу шатунов, но требование поставщика было закупить минимум 5 тысяч шатунов, то заключался договор на 5 тысяч. ATEC Trading закупала больший, чем нужно, объем. Когда продукция поступала в Беларусь, определялась очередность поставки этих компонентов, исходя из графика производства на ОАО «Мотовело», — рассказал Слуцкий.

10% наценки и 1−3% валового дохода

Наценка ATEC Trading от посредничества составляла около 10%. Вырученные деньги посредник использовал на оплату транспортных расходов, портовых сборов, комиссионных банков, расходы по хранению грузов.

— Если бы «Мотовело» заключало эти контракты без посредничества ATEC Trading, напрямую, эти расходы все равно бы были, — заявил Слуцкий.

Валовый доход ATEC Trading от посредничества при сделках «Мотовело» составлял 1−3%, предположил он. Эти суммы, как и 10-процентную наценку посредника, «Мотовело» относило на затраты.

Слуцкий сообщил на суде, что для него ATEC Trading была «дееспособным, нормальным юрлицом», торговой компанией, которая действовала в рамках законов Австрии.

— По акту налоговой проверки все сделки по поставке товаров (с июля 2011 года до июля 2014 года. — Прим. TUT.BY) признаны фиктивными. Но если по закону это так, я не комментирую закон, я его признаю как данность. Если бы у меня в голове была мысль, что эти сделки могли быть признаны фиктивными, мы бы, как от огня, от них шарахнулись.

Тут судья Юлия Близнюк стала сама задавать вопросы Александру Слуцкому, которого до этого допрашивали гособвинители Доморадов и Асрян.

— В тот момент вы понимали, что ATEC Trading используется для комфортности и минимизации риска сделок с азиатскими поставщиками?

— И для соблюдения валютного законодательства. По-другому было невозможно заключить договоры. Сейчас эти постановления (по валютному регулированию. — Прим. TUT.BY) отменены, тогда они действовали.

— Вы понимали, что та 10-процентная разница, которая будет наценкой ATEC Trading, пойдет на себестоимость и увеличит ее?

— Понимали. Если бы «Мотовело» заключало эти контракты без посредничества ATEC Trading, напрямую, эти расходы все равно бы были.

— Если бы не было ATEC Trading, была бы такая же налоговая база по исчислению налога на прибыль?

— Налоговая база была бы меньше. Все затраты по этим сделкам были признаны фиктивными, хотя де-факто они состоялись.

— Если бы этих сделок не было, что было бы с валовой прибылью?

— Продукции бы не было, выручки бы не было, не было бы базы для исчисления.

Слуцкий добавил, что такая посредническая схема — обычная для мировой торговли практика.

«Я признал то, что признал и как признал. Мне больше комментировать нечего»

По словам Александра Слуцкого, ATEC Trading выступала посредником в сделках ОАО «Мотовело», ЗАО «Мотовело Интер» и СЗАО «Минск-Мото». Также она могла выступать посредником в сделках «РосинтехГрупп».

Напомним, брат Александра Муравьева Сергей, который был директором «РосинтехГрупп», был задержан и обвинен в уклонении от уплаты налогов. Как рассказал Александр Муравьев, его брат возместил ущерб — 650 тысяч деноминированных рублей, но до сих пор находится в СИЗО.

Александр Муравьев, поздравив Слуцкого с освобождением от уголовной ответственности, спросил его в том числе о признании вины.

— Почему вы согласились с тем, что документы юридически не имеют силы?

— Меня в этом убедило следствие.

— Вы год провели в СИЗО по обвинению в чем?

— Я около года провел в СИЗО по 424-й статье (Злоупотребление властью или служебными полномочиями).

— Вменненый эпизод с вас снят полностью?

— Да.

— И поэтому вы легко согласились взять на себя признательные показания по предъявленному эпизоду по 243-й статье (Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов)?

Помощник прокурора Кристина Асрян возразила против такой постановки вопроса, но судья поддержала обвиняемого.

— Если суд правильно понимает, обвиняемый хочет спросить: просидев год в СИЗО, признавали ли вы свою вину, находясь в указанных обстоятельствах. Было ли это для того, чтобы выйти на свободу? Или это было признание вины, потому что вы поняли, что совершили умышленное преступление? — спросила судья.

Муравьев, пока говорила Юлия Близнюк, энергично кивал и восклицал «О!» в знак того, что его правильно поняли.

— Я признал то, что признал и как признал. Мне больше комментировать по этой теме нечего. Я признал, раскаялся, погасил ущерб.

— В результате акта налоговой проверки кому предъявили требования по уплате налогов? — снова спросил Муравьев.

— Юрлицу «Мотовело».

— А юрлицо уплатило данное требование?

— Мне неизвестно.

— А вы, уплатив за юрлицо «Мотовело», просили юрлицо возместить вам уплаченные средства?

— Нет, хорошая идея.

-20%
-10%
-14%
-15%
-10%
-65%