/ /

«Когда ребенок болен, его родители, медсестра и врач должны стать одной командой. Если есть такое взаимопонимание, ребенок точно быстрее поправится», — уверен педиатр Дмитрий Чеснов. Доктор рассказал TUT.BY, как правильно лечить простуды, какие ошибки во время болезни детей нередко допускают взрослые, а еще — что он думает о прививках и привычках современных родителей.

«Особенно тяжелый хлеб — работа с новородочками»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Дмитрий Чеснов работает педиатром почти 35 лет. Сейчас он врач 3-й клинической детской больницы города Минска, а еще ведет передачу «Детский доктор» на телевидении. Он уверен: специалист не должен останавливаться в своей учебе. «Я педиатр, но у меня есть и другие знания. Когда у меня были возможности, я учился детской эндокринологии, аллергологии, пульмонологии, гастроэнтерологии».

— От своей работы я испытываю глубокое удовлетворение, потому что у меня получается. Сложно передать, но когда без дополнительных исследований ты ставишь диагноз, и он потом подтверждается, а ребенок уже вошел в процесс лечения — это кайф, даже потряхивает, — начинает рассказ о своей профессии доктор Чеснов. — Бывает, что ребенка смотрит один врач, другой — все предполагают воспаление легких. А тебе кажется, что тут все не так просто… Делаешь предположение — и выясняется, что у ребенка серьезный порок сердца, уже в стадии декомпенсации. А малышу-то всего 11 дней. Тогда за дело берутся наши доблестные хирурги.

— Часто бывает, что к педиатру идут с одной проблемой, а подтверждается совсем другое?

— Почти каждый день. Бывает, что когда к нам направляются дети с простенькой вирусной инфекцией, а уже в приемном отделении подтверждается более серьезное: воспаление, синдром бронхиальной обструкции… Особенно тяжелый хлеб — работа с новородочками. Это «немаўлятка» — его нужно просчитать, начиная от того, как выглядит, как кричит, какие у него рефлексы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Сейчас отношение родителей больше потребительское»

— Хочется, чтобы вы сравнили тех детей, с которыми вы работали примерно 30 лет назад, с теми, которые приходят к вам сейчас. И характер родителей. Как все изменились за эти годы?

— Меняются родители, сразу скажу. Такой стаж позволяет мне говорить, что раньше отношение к врачу было таким: если не посланник господа, то лицо приближенное. Во врачей верили. Сейчас отношение родителей больше потребительское. Есть такие, кто считает нас сферой обслуживания, что ли. А детки такие же. Но психоэмоциональный барьер между родителями и врачом может отражаться на здоровье ребенка. Когда ребенок болен, должна сложиться определенная команда и определенные взаимоотношения между врачом, медсестрой и родителями. Когда есть взаимопонимание, ребенок точно быстрее поправится… Но бывает всякое: некоторые не слышат, унижают, некоторые оскорбляют. Бывают случаи рукоприкладства. А бывает, когда мы ОМОН вызываем…

— У вас такое бывало?

— Да. И в моей практике был случай, когда родитель просто не отдавал ребенка для оказания экстренной помощи. Я установил диагноз — «синдром дыхательной недостаточности», но из-за оскорблений и ругани папы пришлось вызвать наряд. Тот папа все равно забрал ребенка и уехал, хлопнув дверью машины. Малыш, к счастью, остался жив, он поправился.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— А диагнозы, которые ставите детям, за эти годы изменились?

— Даже по официальной статистике заболеваемость детская выросла: тут и болезни желудочно-кишечного тракта, и бронхо-легочные. Но нужно учитывать, что мы имеем гораздо более качественные диагностические методики, чем раньше. Скрининг помогает выявить даже маленькие нарушения, дисфункции. А дисфункция может пройти с возрастом, например. Потом огромная проблема в том, чем сегодня питаются наши детки. Что такое фастфуд, чипсы или газированные напитки? А режим питания? Наши дети питаются перекусами.

«Иногда подсматриваю форумы мам»

— Родителям порой не хватает элементарных знаний по уходу за ребенком. Не хватает знаний о том, что делать при температуре, при рвоте. Поэтому медики, педиатры должны выступать еще и педагогами. Мамы в основном общаются на своих форумах — я иногда их подсматриваю, это помогает мне выйти с ними на один уровень разговора.

— Можете перечислить самые распространенные ошибки родителей? Чего точно не стоит делать, когда ребенок болеет?

— Нельзя пользоваться бабушкиными рецептами. Я кричу об этом постоянно.

— Никакими?

— Некоторые, может, и допустимы. Но что вы помните? Теплый блинчик на грудку при кашле? Горчицу в сапожки? Камфорой растереть? К сожалению, очень изменился аллергофон — детей-аллергиков подавляющее большинство. А горчица — аллерген, камфорное масло — аллерген. Надо знать и то, что при воспалительном процессе в принципе греть нельзя. Обтирать ребенка спиртом или водкой — нельзя. Я видел пьяных детей — после обтирания водкой. Или — зачем детей обтирать уксусом, когда достаточно просто воды комнатной температуры? В каждой семье есть графин с водой. Бывает, привозят ребенка с ожогами: «Бабушка испекла блинчик, потому что у ребенка кашель». Я тут уже начинаю грустно шутить: «Ну так добавьте маслица, перчика — чтобы пекло поярче, и вареньем намажьте, чтоб наверняка ребенку стало совсем плохо!».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Еще настораживают манипуляции с носиком. Сок алоэ выдавим, мёдик разведем, лимончика туда — у ребенка аллергическая реакция на слизистой, нос закрывается, он не может дышать и жить, если это грудничок. А есть и такой случай из практики, я ничего не придумываю: покупают трубочку для отсасывания соплей, а рукодельник папа думает, что процесс надо облегчить: «Не отсасывать же ртом!». И подсоединяет пылесос… И у ребенка аккуратненько вместе с соплей снимается и слизистая оболочка из носа. Помните, что ребенку в нос лазить в принципе нельзя — у него легко ранимая слизистая оболочка! Если хотите помочь малышу, который еще сам не может высморкаться — лучше не доставать из носа слизь, а сделать так, чтобы ребенок ее глотал. Назальный душ с помощью физраствора решает проблему, а в желудке ничего со слизью нехорошего не будет. Оставьте и ушки детей в покое! Ватные палочки — для взрослого. Не нарушайте нормальный отток серы из уха, не травмируйте его. Ухо способно самоочищаться.

— Не всякий раз с кашлем детей ведут к доктору. Приходят на помощь средства вроде того же мукалтина, сиропов — и без назначения врача. Как вы к этому относитесь?

— В педиатрии кашель — толстая книга, так как его вызывают разные причины. Бывает, достаточно промыть носоглоточную слизь — и кашель прошел. Сейчас как раз сезон — работают системы обогрева. Сухой воздух — и ребенок начинает ночью сухо кашлять. Достаточно только увлажнить воздух в комнате — и кашель проходит. Прежде чем какие-то лекарства давать ребенку, его должен обследовать педиатр. Он скажет: вот тебе препараты-муколитики, которые будут разжижать мокроту, а тебе — просто ингаляции и физраствор в нос, потому что у тебя сухой кашель и лизировать нечего, мокроты нет.

— На каком этапе идти к педиатру? Многие лечатся во время простуд дома, чтобы не «цеплять» в очередях в поликлинике вирусы…

— Обращаться к педиатру надо, если мама или кто-то другой из родственников насторожены, если не нравится что-то в поведении ребенка — рвота возникла, непонятно почему температура 39… Но нужно не бежать к педиатру, надо вызвать скорую помощь на дом. Или, если все спокойно, вызвать педиатра. С больным ребенком не надо ездить в общественном транспорте или бегать по поликлинике.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мамы говорят: раньше было лишь несколько видов капель, которые назначали при насморке. Сейчас от насморка каждый раз выписывают новый препарат, причем часто на обратной стороне — рекламка этого же препарата. Возникает вопрос: не рекомендуют ли педиатры исключительно то, что им надо рекламировать?

— Вот тут я буду категорически не согласен, что педиатры активно рекламируют или составляют протекцию тем или иным лекарственным препаратам. Да, фарминдустрия — очень мощная, богатая отрасль, и, конечно, они могут диктовать определенные условия, нам — в том числе. Я понимаю мам, которые реагируют на блокнотики у педиатра. Но это все же просто блокнотик. Поверьте, я не знаю педиатра, который бы смотрел на это с коммерческой стороны.

Арсенал сосудосуживающих капель огромный, они взаимозаменяемые. Но есть и специальные капли, которые готовят в аптеке — их назначают на тот или иной вид насморка. Но есть совет: да не нужно все это, просто посмотрите, сколько стоит флакон физраствора. Он точненько сделан под внутреннюю среду человеческого организма — 0,9% поваренной соли. Безопасно, но слизь разжижит, нос почистит.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Еще один дискуссионный вопрос — прививки. Известно, что их нельзя делать, если ребенок простужен. Но мамы жалуются. Бывает, что медсестры говорят: раз температуры нет, надо делать. Как объяснить медсестре, что она не права?

— Я убежден в обязательном выполнении так называемого национального календаря прививок. Не просто так установлены сроки вакцинации детей — все основано на серьезных научных данных.

Другой момент: я, наверное, послушаю маму, если она считает, что ее ребенок нездоров. Сегодня чихал, сопля побежала, кашлянул — я бы сам посоветовал перенести прививку. Но не отменить, а именно перенести. И это будет справедливо по отношению к ребенку, потому что любая вакцина — это иммунный стресс. А если ребенок уже зацепил инфекционный агент — при иммунном стрессе он может по-настоящему заболеть. Маленький вирус может ему серьезно навредить. Не сама вакцина — слава богу, реакций на них ничтожно мало.

— Между тем бывали случаи, когда дети умирали после прививок…

— Проблема в том, что профилактировать анафилаксию достаточно трудно. Вплоть до того, что если у бабушки когда-то случилась выраженная аллергическая реакция в виде отека Квинке, например, на укус насекомого или пищевой агент, а внучка может повторить эту реакцию более ярко в другой ситуации.

— Психосоматика у детей. Насколько сегодня это распространенное явление? Часто дети жалуются на болезни, которых нет?

— Это актуально для детей постарше. Чаще всего — как раз переходный возраст. Причем некоторые так изобретательно подходят, что мы, врачи, порой даже пугаемся таких жалоб. Действительно ж диагноз вроде как подтверждается… Целый консилиум — и давай разбирать, потому что слишком много жалоб, — улыбается. — А ребенок жалобами пытается отвлечься от семейных трудностей или привлечь к себе дополнительное внимание. И «голова болит», и «кружится», и «по коже кто-то ползает»… Когда слышишь много жалоб — начинаешь помогать ребенку. А чисто соматически ребенок здоров. Такими детками у нас занимаются психотерапевты, психоневролог. С обязательным привлечением родителей. Чтобы и мама, и папа были подготовлены, знали, о чем говорить со своим дитем.

— А родитель сам может распознать психосоматику?

— Родители иногда подводят к диагнозу: как ребенок стал общаться в семье, со сверстниками, чем интересуется. У детей сейчас очень актуальна головная боль, много случаев, когда гаджеты доводят ребенка до потери сознания. Случаются даже припадки с судорогами. Мы потом подтверждаем после обследований: ребенок здоров, у него нет очаговых изменений, это все эмоциональная нагрузка на «недозревшие» мозги. Играют в «стрелялки», в другие игрушки на компьютере — час ночи, два, какой там режим. В три часа ночи нервная система отключается. Решение? Запрет гаджетов, включая телефоны. Тут же как: если у ребенка забирают монитор, он берет ноутбук, а ноутбук забрали — он берет телефон у брата и опять начинает играть. А это все бьет в одно место — в центральную нервную систему. Поэтому не спешите детей младшего возраста приучать к играм. С другой стороны, компьютер не только зло. Если человек образовывается, пытается что-то разработать — это уже воспринимается как работа через игру. У него задание: разработать тот кусок программы, который поможет детальке робота двигаться по-другому, например. Это уже другое.

«Вегетарианец — один из самых больных людей»

— Есть ли какие-то модные тенденции, которые вас настораживают? Например, гомеопатия, БАДы.

— Гомеопатия меня не сильно настораживает, потому что это достаточно безопасно. Опасно лишь, когда мы берем ребенка с серьезным заболеванием и пытаемся помочь ему гомеопатическими капельками, когда мы уходим от традиционной медицины, которая обладает знаниями и может помочь, в сторону неполной помощи ребенку. А что до БАДов — поверьте, они небезопасны, хоть и они относятся больше к пищевым продуктам, чем к лекарствам и медикаментам. Дело в том, что в их состав входят биологически активные растительные агенты. Ими увлекаться нельзя, особенно давать их детям. Я бы БАДы назначал лишь при определенных состояниях. К тому же они обладают достаточно высокой степенью аллергизации. А на фоне аллергий дополнительно усугублять состояние детей неприемлемо.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Доктор Дмитрий Чеснов показывает богатую коллекцию кукол. «Так получилось, что лет 20 назад маленький мальчик пришел и дал мне фигурку маленькую. Вон стоит маленький доктор. Мальчик сказал: „На, это ты“. А со временем собралась коллекция. Даже авторские игрушки есть, совершенно чудесные. Думаю, такой коллекции ни у кого из коллег нет».
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
«Этот педиатр мне близок духовно: и он веселый, и его ребенок-пациент — тоже, — смеется доктор Чеснов. — Мне этого доктора подарили во время турпоездки в Израиль».
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
«А эту тряпичную куклу мне подарила моя пациентка. Растил эту девочку. Когда она выросла и стала мамой, сшила куклу».
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Сегодня многие взрослые — вегетарианцы. К вегетарианству они часто приучают и детей. Что думаете об этом?

— Вегетарианство подразумевает полный отказ от пищи животного происхождения. Я скажу вам, что вегетарианец — один из самых больных людей. С травой мы не можем получить полный набор аминокислот для синтеза белков, которые будут работать на обмен веществ, пищеварение. Нужно именно мясо, причем стоит помнить, что птица — не мясо. Мне встречались детки, родители которых приучили их к вегетарианству. Можно делать смелый вывод, что у них есть признаки дистрофии. А это же не только дефицит веса, но и состояние кожи, волос, начинается отставание в системе физических данных и торможение в психоневрологическом развитии, ведь белки должны питать еще и мозг наш. Целый набор незаменимых аминокислот, которые мы не можем купить в аптеке, есть в мясе.

— Грудное вскармливание. Сегодня или совсем не хотят кормить грудью, или долго кормят только грудью. Что правильно?

— Я в ножки поклонюсь женщине, которая вскармливает грудью до шести месяцев. Но потом ребенку молока маминого уже маловато. Нужен обязательный прикорм, потому что в год питательная ценность маминого молока ничтожно мала. И мамина грудь в такое время выполняет скорее функцию психоэмоциональную, дает чувство покоя для ребенка. Слышу от женщин: «А я до двух кормила и до трех…». Сомневаюсь: там полный рот зубов, да ребенок уже к этому возрасту должен как папа сидеть за столом и из папиной тарелки забирать кусочек мяса и картошечки. До года — спасибо, женщина, но не надо больше. Но я видел и шестилетку, который лез маме под кофту. Она говорит: «Ну у меня же есть еще молочко». Конечно, будет — он же стимулирует маму.

— Еще из родительских вопросов: у нас по осени и зимой детей очень кутают. Посмотришь в Европе — там дети далеко не так тепло одеты. Что думает педиатр?

— Это касается нашей психологии по отношению к детскому закаливанию. Начинать закаливание можно еще когда ребенок новорожденный: сначала он просто полежал с голой попкой, потом в течение недели снизили на градус температуру воды для купания. Позже можно постепенно дойти до прохладного душа. Эти элементы закаливания позволят ребенка не кутать. Вообще для малыша перегревание сродни переохлаждению: стресс иммунной системы, нарушение терморегуляции. Не приемлю родителей, которые закрывают ребенку рот и нос на прогулке зимой — так он дышит своими же испарениями. Если ребенок здоров — бегом на улицу, дышать носом. Конечно, шея должна быть закрыта шарфом, а потом — бегать, кувыркаться в снегу. Когда ребенок двигается, он так просто не отморозится, а вот если сидит на хоккее на открытой площадке с папой, есть риск обморожения.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— И какая обувь должна быть у ребенка зимой, какая одежда?

— Обувь обязательно должна быть сухой. Самая хорошая зимняя обувь на мороз — это валенки или унты. Но это на хороший мороз. Перегрев стоп, а потом их переохлаждение — тоже может быть стрессом для ребенка. Одежда нужна натуральная: носочки, трусики. Ребенку маленькому по барабану, что написано на майке, — это в первую очередь родитель для себя выбирает. Ребенку нужно прежде всего удобство: чтобы не давило ничего, не болталось, чтобы колготки не сползали, чтобы носки не передавливали ножки резинкой. Порой смотришь на эту куклу красивую и видишь, как ей неудобно. Вообще — верьте детям. Они подберут: ему неудобны перчатки — он в них пальцами не попадает! И правильно — гораздо лучше надеть рукавички, точно не замерзнет.

— Каково быть папой-педиатром? Водили ли вы своих детей к педиатрам?

— Есть правило, которое работает: если это твой ребенок, ты перестаешь быть врачом. И своего ребенка надо доверить специалисту, которому ты веришь. Но у нас непросто: моя мама тоже педиатр была. И дочь моя — педиатр. Для внука все-таки основным консультантом по вопросам педиатрии являюсь я, — заключает доктор Чеснов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

-20%
-20%
-15%
-40%
-40%
-20%
-25%
-30%
0072407