1. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  2. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  3. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  4. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  5. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  6. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  7. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  8. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  9. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  10. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  11. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  12. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  13. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  14. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  15. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  16. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  17. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  18. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  19. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  20. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  21. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  22. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  23. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» летит
  24. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  25. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  26. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  27. В Минске начали рассматривать большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, независимых журналистов не пустили
  28. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  29. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  30. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?


3 ноября на суде по делу «Мотовело» один из обвиняемых, экс-гендиректор предприятия Казимир Мороз, озвучил свою точку зрения о том, кто виноват в нынешней «печальной» ситуации на мотовелозаводе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я хочу, чтобы меня осудили за те деяния, которые я совершал. А к тем деяниям, которые я не совершал, чтобы я был непричастен, — рассказал на суде бывший гендиректор «Мотовело» Казимир Мороз. — Также хочу сказать, что я никогда не был доверенным лицом Муравьева (владельца предприятия. — TUT.BY). Это подтверждается тем, что он не доверил мне финансовые вопросы (на ОАО «Мотовело». — Прим. TUT.BY). Скорее всего, или не доверял, или боялся раскрыть свою финансовую деятельность, бухгалтерию.

К доверенным лицам Муравьева относится Луковец (экс-замдиректора по недвижимости ОАО «Мотовело» и экс-замдиректора по экономике и финансам стеклозавода «Елизово» Татьяна Луковец. — Прим. TUT.BY). Вы видели, сколько было неточностей и ошибок в ее показаниях [в суде] по сравнению с показаниями, которые были даны на следствии. По аналогичным показаниям у меня были вопросы только к отдельным словам. То есть, в принципе, мои показания подтвердились.

Никаких компенсаций и бонусов в размере 15 миллионов за месяц плюс 2 тысячи долларов якобы «подъемных» на время увольнения мне никто не давал (ранее на суде прозвучало, что в апреле 2014 года Татьяна Луковец месяц работала как ИП после ухода с ОАО «Мотовело» и до прихода на «Елизово», экс-замдиректора «Мотовело» Елена Николайченко подписала с ней договор на 15 миллионов рублей. — Прим. TUT.BY).

Также еще хочу сказать, что никаких противоправных действий по той статье, которая мне предъявлена, я не совершал. То есть я ни в коем случае ни в каких корыстных целях не действовал, ни в какие сговоры ни с Муравьевым, ни с указанными лицами не вступал. Не опасался и не опасаюсь быть уволенным с той должности, на которую я не просился и ее не занимал. То есть меня назначали за мою работу.

Также я хочу отметить, что Луковец в своих показаниях только с седьмого раза вспомнила Мороза. Там были протоколы допросов, в которых Мороз вообще не упоминался. То есть человек хотел уйти от ответственности, покрывал Муравьева. Вы помните, когда она не говорила даже, где кабинет Муравьева находится и кто там был, когда сама лично находилась на Некрасова, 5 (адрес белорусского представительства ATEC Holding, где Татьяна Луковец начала работать в 2007 году. — Прим. TUT.BY), и провела там много времени.

Также хочу попросить извинения перед работниками «Мотовело», когда Луковец, проработав 8 месяцев на заводе (с августа 2013-го по апрель 2014-го. — Прим.TUT.BY), сказала, что все станки 1953 года выпуска и что они все такие, что к ним страшно подойти. Мне не страшно подойти к тем станкам, которые я покупал в 1980 году на Барановичских автоматических линиях.

Та ситуация, которая сегодня сложилась на мотовелозаводе, конечно, печальная. В этой ситуации виновны не только те лица, которые здесь находятся — мы трое обвиняемых. Круг виновных большой. В том числе все директора ЗАО и филиалов тоже внесли немалую лепту в то, в каком состоянии сегодня предприятие".

Отвечая на вопросы стороны обвинения, Казимир Мороз высказался более категорично:

— Пусть ответят за то, что сделали. Они совершили эти ошибки, а не я. Я готов признать свою вину. Я не отказываюсь, я подписывал эти договоры. За часть этих договоров, где я допустил какую-то халатность, я понесу ответственность в полном объеме. Но за то, в чем я не виноват, я не буду на себя брать [вину] и выгораживать Муравьева.

Напомним, суд начал рассматривать уголовное дело в отношении Александра Муравьева 21 октября. Вместе с ним на скамье обвиняемых еще двое коллег: экс-директор «Мотовело» Казимир Мороз и экс-замдиректора по недвижимости предприятия Татьяна Луковец. Александр Муравьев и Казимир Мороз свою вину не признали в полном объеме. Татьяна Луковец, обвиняемая в пособничестве хищению, в полном объеме признала.

В чем обвиняют Александра Муравьева и его бывших топ-менеджеров

В 2007 году австрийская фирма ATEC Holding, директором которой является Муравьев, купила государственный пакет акций «Мотовело». Инвестор обязался в следующие пять лет вложить в развитие предприятия не менее 20 миллионов долларов в эквиваленте. Из них не менее 12 миллионов, по мнению обвинения, должны были пойти на покупку оборудования. Деньги, поступившие в результате инвестирования, были расходованы «Мотовело» в том числе на «не предусмотренные бизнес-планом расходы текущей деятельности», а не на покупку оборудования.

Муравьев обвиняется также в уклонении от уплаты налогов. Согласно обвинению, он создал фирму ATEC Trading GMBH, которая выступала посредником в сделках «Мотовело» с поставщиками и таким образом позволяла завышать затраты при налогообложении. Бухгалтерия «Мотовело» в свою очередь внесла недостоверные сведения в налоговые декларации, занизив валовую прибыль, а вслед за ней — и базу по налогу на прибыль.

Также бизнесмена обвиняют в том, что он помогал своему брату Сергею Муравьеву уклоняться от уплаты налогов, используя компании ATEC Trading GMBH и СП ЗАО «РосинтехГрупп». Сергей Муравьев сейчас находится под стражей.

Еще один эпизод касается 2013 года и фиктивной, по данным обвинения, сделки на поставку почти четырех миллионов стеклянных банок между ОАО «Мотовело» и ЗАО «МВЗ СпецАвто», которое также принадлежало Муравьеву. Сумма сделки составляла около 551 тысячи деноминированных белорусских рублей. Договор поставки составляла Татьяна Луковец, подписал его Казимир Мороз. Никаких товаров по договору «Мотовело» не получило.

Последний эпизод относится к 2014 году. По словам обвинения, ОАО «Мотовело» заключило договор на оказание услуг с индивидуальным предпринимателем Николайченко (подписан Морозом), которая одновременно занимала должность замдиректора по экономике и финансам. По договору, она как ИП выполняла ту же работу, которую должна была делать как наемный работник «Мотовело».

-5%
-15%
-35%
-50%
-50%
-30%
-10%
-10%
-15%
0069757