Молодечненский межрайонный отдел Департамента госинспекции по труду отказал в проведении спецрасследования по факту смерти 13-летней школьницы в Молодечно во время уборки картофеля. Родным погибшей девочки остается только обращаться в суд — и они готовы это сделать. Независимый профсоюз РЭП уже предложил им свою помощь в этом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Напомним, 29 сентября во время выполнения сельскохозяйственных работ в СПК «Восход-Агро» погибла ученица 8-го класса средней школы № 11 Молодечно, 13-летняя Виктория — на нее наехал грузовик. От полученных повреждений девочка скончалась по дороге в больницу. На месте происшествия работала следственно-оперативная группа. Молодечненским районным отделом СК возбуждено дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 317 УК (Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека).

В начале октября отец школьницы Олег Попченя направил заявление в Молодечненский межрайонный отдел Минского управления Департамента госинспекции труда Минтруда и соцзащиты. Он просил провести специальное расследование несчастного случая. По мнению правозащитников, в действиях нанимателя (СПК «Восход-Агро») и чиновников сферы образования (которые непосредственно отправили школьницу на сельхозработы) усматривается целый ряд нарушений.

В случае назначения спецрасследования со стороны инспекции по труду семье погибшей школьницы в том числе полагаются выплаты и право требовать возмещение морального вреда от нанимателя. «Однако для всего этого нужен акт формы Н-1 о том, что несчастный случай производственный», — рассказывал ранее гомельский правозащитник и правовой инспектор независимого профсоюза РЭП Леонид Судаленко.

На днях семья Попченя получила ответ из инспекции труда. Там пришли к выводу, что нет оснований для проведения специального расследования несчастного случая на производстве.

Как ни абсурдно, но аргументируют это среди прочего тем, что в Беларуси заключать трудовой договор допускается только с гражданами в возрасте от 14 лет — а погибшей было всего 13. И «ни трудовых, ни гражданско-правовых отношений между ОАО „Восход-Агро“ и школьницей не установлено».

Департамент госинспекции труда заявляет, что «не наделен правом установления факта наличия трудовых отношений при данных обстоятельствах». Однако отмечает, что такой факт может установить суд Молодечненского района.

Как рассказал порталу TUT.BY правозащитник Леонид Судаленко, такое исковое заявление в суд уже готовится. Будут начинать с районного суда — но готовы дойти и до Верховного.

«Я считаю, что это страусиная позиция Департамента по труду. Готов помочь отцу подать заявление в суд и представлять его интересы», — заявил порталу TUT.BY правозащитник Леонид Судаленко. Родные погибшей школьницы подтвердили журналистам, что намерены довести этот вопрос до конца.

Разрешения на труд школьницы у родителей никто не брал, а ученики убирали урожай в рамках «акции»?

Ранее в комментарии порталу TUT.BY начальник отдела образования, спорта и туризма Молодечненского райисполкома Инна Драпеза заявила, что на уборку картофеля «не направляли целый класс», и при этом все «согласовывали с родителями». А поэтому «кто недосмотрел, те ответят».

Однако теперь доподлинно известно: родители школьницы Виктории Попчени не давали своего согласия на привлечение дочери к сельхозработам — ни в письменном, ни в устном виде. Хотя в официальных приказах о привлечении учеников к работам такого требования даже почему-то не указывалось (а должны были, по законодательству).

Кроме того, порталу TUT.BY известно как минимум об одном случае, когда родители подписали такое согласие для школы уже «задним» числом после трагедии.

Раньше мы уже писали о том, что распоряжение помочь организациям Молодечненского района в уборке картофеля накануне случившегося разослали по предприятиям за подписью мэра Александра Яхновца.

Но как стало известно, также письмо напрямую от СПК было направлено и в адрес отдела образования, спорта и туризма Молодечненского райисполкома. И позже уже руководитель отдела Инна Драпеза направила свое письмо учреждениям образования города о необходимости направить в СПК «работников или учащихся (только 10 класс) на уборку картофеля (при себе иметь ведро и перчатки)» (цитируется выдержка из письма отдела образования от 28 сентября. — Прим. TUT.BY).

По этому документу СШ № 11 «должна была направить 29 сентября [на работы] 20 человек». В тот же день школа подписала приказ: на поле отправляли 4 ученика от 11 классов, 5 учеников от 10 классов. И еще 11 человек — учащихся 8 класса (включая погибшую девочку). При этом вся ответственность за жизнь и здоровье детей этим же внутренним документом возлагалась только на двух сопровождающих педагогов.

После случившегося начальница отдела образования, председатель СПК «Восход-Агро» и замдиректора СШ № 11 дали объяснительные.

Из их слов следует: письменный договор на выполнение работ по уборке картофеля между СПК и школой никто не заключал — и даже не собирались.

«Выплата заработной платы или вознаграждения педагогам и учащимся школы за уборку картофеля также предусмотрена не была», — сообщили родным в инспекции по труду. Получается, все работали там бесплатно и по собственному желанию?

«Мы правозащитники, поэтому и говорим о принудительном [детском] труде в стране. А за что дети работали? Оказывается, это акция была!» — рассказал порталу TUT.BY правозащитник Леонид Судаленко.

В своих ответах департамент сообщил, что в школе имелся утвержденный план идеологической работы на первое полугодие учебного года. И там, оказывается, было прописано: ученики 8−11 классов в сентябре-октябре участвуют в акции «Помоги собрать урожай».

Портал TUT.BY будет следить за развитием истории.

Правозащитники опубликовали на площадке Zvarot.by петицию «Вместе остановим принудительный труд наших детей!». Авторы требуют остановить практику, когда вместо учебы школьников принудительно вывозят на сельхозработы:

«Формально труд школьников считается „добровольным“, а в случае отказа от поездок администрация школ, как правило, угрожает ученикам серьезными неприятностями по учебе, что позволяет говорить об использовании принудительного детского труда, запрещенного к тому же белорусской Конституцией. Таким образом, возникает вопрос, насколько законно и обоснованно применять такую практику».

Обращение с такой просьбой через неделю будет направлено министру образования, сообщают авторы петиции. Пока продолжается сбор подписей.

Читайте также:

Заставлять не имеют права. Что должен знать родитель, если его ребенка отправляют «на картошку»

Эксперты обсудили использование детского труда

-35%
-10%
-25%
-50%
-50%
-10%
-15%