/ /

«Какую последнюю книгу на английском языке вы читали?» — спрашивает комиссия. «Том Сойер», — сходу отвечает девушка в черном костюме. «А что-нибудь авиационное, техническое?» — улыбаются в ответ. В Минске проходит кастинг на должность пилотов «Белавиа». TUT.BY пообщался с кандидатами и узнал, почему на кастинг в Беларуси в этом году приехало немало россиян.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Некоторые приходят — заслушаться можно»

Кастинг на должность пилотов в Минске идет уже второй день из трех. На участие подали заявки 27 пилотов, среди них почти поровну белорусов и россиян. Приемная комиссия с одним человеком общается примерно 20−30 минут. Все немного напоминает экзамен: кто-то перечитывает конспекты, кто-то высматривает сквозь стекло, как там за закрытыми дверями дела у предыдущего кандидата.

— На кастинге бортпроводников мы бывали. Но неужели и пилотов так набирают? Разве это не просто резюме, которые пилоты присылают в ответ на вакансии?

— Мы пришли к кастингу недавно, — объясняет заместитель командира авиационного отряда «Белавиа» Владимир Кошевец. — Такие летно-методические советы с привлечением кандидатов на должность многие компании давно уже проводят. Наверное, это признак того, что мы растем, совершенствуем свою работу. Бывали раньше времена не совсем благоприятные, когда мы вынуждены были набирать пилотов по количеству появлявшихся мест — например, в связи с уходом работников или с приобретением самолетов… Сейчас мы больше опираемся на качество.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Чтобы стать пилотом «Белавиа», нужно специальное авиационное образование, среднее или высшее.

— Обладать большим опытом — это приветствуется, но я бы не сказал, что это абсолютно обязательное условие. Главное — качества, которые должны быть у каждого пилота, и необходимая база знаний, — говорит Владимир Кошевец. — Смотрю, что сегодня хватает ребят, которые сразу после авиационных учебных заведений пришли. Много среди них россиян — они не могут трудоустроиться у себя.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Заместитель командира авиационного отряда «Белавиа» Владимир Кошевец.

Комиссия общается с кандидатами по-русски и по-английски. Вопросы помогают оценить, есть ли пробелы в знаниях пилота.

— Некоторые кандидаты приходят — заслушаться можно: и ответы правильные, и знания хорошие. А бывает, что и слабый уровень, — говорит Владимир Кошевец.

Собеседования закончатся — определят лучших. После авиакомпания старается выйти на личные контакты кандидатов.

— Весь летный мир связан. Можно позвонить и получить рекомендации, характеристики по конкретному человеку, узнать, что он из себя представляет, — рассказывает представитель «Белавиа». — Потом уже прием на работу, наземная и летная подготовка…

На должность пилота примут и мужчину, и женщину — разделения по половому признаку нет, главное, чтобы специалист был хороший. А вот по возрасту ограничения есть.

— Пока они не закреплены в документах, хотя такие мысли появляются, но кандидатуры старше 50 мы уже не рассматриваем. Людям в возрасте все-таки тяжелее дается многое, несмотря на опыт. Реакция не та. В авиакомпании сегодня есть пилоты, которым за 60 лет, и даже два человека, которые долетали до 65 и уходят в этом году. Это нормальный процесс, его не избежать.

«В России есть проблемы с переизбытком таких специалистов»

TUT.BY общался с кандидатами в основном в первый день кастинга. Тогда в комиссию приходили россияне. Сергей Гаврилов приехал из Оренбургской области, он выпускник Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации. Поработать по специальности еще не успел.

— В России создалась такая ситуация, когда не все пилоты могут устроиться. Произошел кризис, ввели санкции, и обанкротилась компания «Трансаэро». Есть, конечно, компании, которые принимают на работу, но они не резиновые, — объясняет Сергей. — Вообще, если ты за 5 лет не устроился на работу, если нет налета, то должен уже заново учиться, потому что твое пилотское удостоверение будет недействительно. У некоторых компаний есть требование — перерыв в летной работе не более двух лет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— А почему пришли в «Белавиа»?

— А почему бы не «Белавиа»? — улыбается Сергей. — Беларусь — соседнее дружественное России государство, эта авиакомпания использует вполне нормальные самолеты, есть разные типы воздушных судов…

Алеся Шалаева говорит, что приехала в Беларусь, потому что «без разницы где, главное — летать». Она одна из редких девушек на кастинге, выпускница Краснокутского лётного училища гражданской авиации. О том, что у «Белавиа» уже есть девушка-пилот, не знала.

— А зарплата какая интересует?

— Это не критичный момент. Все равно у летного состава есть оклад, и от налета идут надбавки. Так что вряд ли это стоит здесь обсуждать.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Возможный переезд в случае трудоустройства в Минске потенциальных кандидатов, похоже, не пугает совсем — легкие на подъем.

Михаил — из Москвы, но тоже готов работать в белорусской авиакомпании. Ждет своей очереди в кресле и спокойно наблюдает, как волнуются некоторые совсем молодые ребята.

— Знаете, я раньше на работу без кастинга приходил, поэтому не совсем знаю, что там будет, — говорит Михаил. — В Москве я сейчас теорию читаю курсантам в авиационном учебном центре. Вчера лекцию отчитал — сегодня свободен, сел на машину и приехал в Минск. Да у меня и отец из-под Витебска, в Минске много друзей, все знакомое тут.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Первый полет Михаил выполнил еще в 1992 году, в ДОСААФ. После питерского университета гражданской авиации работал на самолетах бизнес-авиации.

— Сейчас эта компания практически не функционирует. В июне приостановили действие эксплуатанта. В России с этим определенный кризис. Да и я на джетах подустал летать, хочется что-то более тяжелое, вот и принял решение перейти в регулярку. Человек не должен стоять на месте, особенно пилот, — говорит Михаил.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Чтобы прокормить семью, работаю в салоне сотовой связи»

Вадим Абельмас выпустился из Ульяновского института гражданской авиации в 2014 году. Потом служил в военно-транспортной авиации, работал 3 месяца в авиапатруле на Дальнем Востоке, но пришлось уволиться из-за нехватки техники.

Он, кстати, до разговора с журналистами уже успел пообщаться с комиссией. Сложными вопросы парню не показались, но считает, что в ответах показал далеко не все, что мог бы.

— Вообще-то спрашивали азы, вещи, которые не знать стыдно, которые уже со второго курса знать положено. Но сказывается такой момент: нужно много готовиться к собеседованию. Но в то же время, чтобы не то что жить, а выживать и кормить семью — нужно работать. Совмещать особо не получается, поэтому я показал далеко не самый высокий уровень, — рассуждает Вадим.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— А где вы работаете, чтобы кормить семью?

— В салоне сотовой связи. Работы по специальности мало, надо же что-то делать. Сам я родом из Магадана — мониторил авиакомпании и там. Они там есть, но набор и переобучение не проводят.

Из его однокурсников, говорит Вадим Абельмас, повезло только тем, кто устроился в «Аэрофлот» или S7 — те и сейчас стабильно работают. А многие ждут своей очереди на переобучение.

— Проблем с зарплатами у пилотов в России нет, есть проблемы с переизбытком таких специалистов на рынке труда. Слышал, что люди с опытом едут во Вьетнам, на азиатский рынок — там их с руками и ногами отрывают. А у кого опыта нет — шансов нет особо.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Денис Жаринов сам из Москвы, работал в «Трансаэро». Правда, инженером — 6,5 лет, потом поехал в США, переучился там на летчика.

— Когда вернулся, авиакомпания «Трансаэро» еще существовала. Поступил в Петербург, чтобы получить высшее летное. И как раз закончилась история авиакомпании, и никуда не берут, — рассказывает Денис. — На сегодня образование у меня — Московский авиационный институт, Петербургская академия авиации, колледж в Америке и в Минске в академии гражданской авиации на АН-2 переучивался, — столько дипломов! Теперь бы надо летать.

Парень поддерживает хорошее настроение у тех, кто вот-вот пойдет на собеседование, и балагурит, обращаясь к белорусам, которые ему встречаются:

— Открывайте новые рейсы, открывайте, новые самолеты ставьте — работа нужна! Вообще «Белавиа» в России на хорошем счету. Со мной в Петербурге в группе учатся ребята из этой авиакомпании. Даже, помню, какую-то рекламу «Белавиа» видел, шуточную, наверное, для россиян: «Отвезем вас в страны, с которыми ругается ваш президент». Не поспоришь, — смеется Денис Жаринов.

По словам молодого человека, в России зарплаты в авиации все-таки просели.

— Смотрел «Комиавиатранс» — там у друга зарплата 110 тысяч российских рублей — это порядка 1900 долларов — а он второй пилот на «Эмбраере», у него несколько тысяч часов налета.

— А от «Белавиа» какой зарплаты ожидаете?

— Для меня это сейчас не приоритетный вопрос. Сейчас я во «Внуково» работаю — на земле, инспектирую самолеты, двигатели — но это не полеты. Хочется летать.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

{banner_819}{banner_825}
-10%
-30%
-15%
-50%
-20%
-40%
-45%
-10%
-20%
-50%