/

«Мы в таком легком шоке, ведь что это будет, так никто и не понял», — комментирует заявление министра образования о независимом экзамене репетитор Евгений Ливянт. Вчера Михаил Журавков рассказал: в 2019—2020 году проведут независимую аттестацию за 9-й класс, а в 2021—2022-м введут национальный экзамен за 11-й класс.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

По словам министра, «принимать экзамен будут не учителя из данной конкретной школы, а комиссия учителей из других школ и не только из школ, чтобы оценка при этом была более объективной». Это будет национальный экзамен по четырем предметам. Базовой формой экзамена будет тестирование, состоящее из нескольких частей. Первая часть — экзамен за школьный курс. Вторая — экзамен для поступления в вузы. Именно в этой части будет устная составляющая — собеседование, сочинение или изложение. Проводить эту часть экзамена будет каждое учебное заведение в соответствии со своей спецификой.

— Я так понимаю, что этот экзамен должен заменить ЦТ. Конечно, тестирование не идеально — сомнений нет, но оно однозначно лучше всех типов экзаменов. Мне недавно рассказали, что сейчас при приеме на работу в IT-компании спрашивают результаты ЦТ, — рассуждает репетитор Евгений Ливянт.

— Зачем?

— Потому что это объективный результат. Потому что к тем же экзаменам в гимназии за четвертый класс много вопросов — и в организации, и в честности. А школьные экзамены за 9-й, 11-й классы вообще никто всерьез не воспринимает.

Пугает меня и то, что с собеседованиями вернется и коррупция на вступительных экзаменах. Хорошо помню время до тестирования, когда весной от меня уходила большая часть абитуриентов. Звонили родители, говорили: «Евгений Борисович, но вы же все понимаете».

— А что вы понимали?

— Что весной находились члены приемной комиссии, которые на вступительных экзаменах могли помочь ребятам, которых лично готовили. И все уходили к ним. И дело не только в том, что я терял работу, но ведь это своего рода взятка.

Экзамены в виде тестов начались в конце 1990-х. У меня были истории, когда результаты тестирования ученики покупали прямо в аудитории на экзамене, но в начале 2000-х, когда пришел новый глава РИКЗ, ситуация резко переменилась. Конечно, какие-то сбои в системе происходили. Существовал, например, такой вид мошенничества, как продажа ответов на ЦТ. Схема там была такая, неизвестные сами сочиняли ответы и продавали под видом достоверных. Через пару лет абитуриенты и их родные поняли — это мошенники, и покупатели у продавцов «халявы» закончились. Сейчас большинство поступает своими мозгами, без всяких денег.

— Но ведь и у ЦТ немало противников?

— Экзамен по математике и физике — это 30 задач, 18 из них с выбором ответа, остальные — без, вписывать данные в клеточки нужно самому. Последние, к слову, и приносят основные баллы, а ответы в них от минус бесконечности до плюс бесконечности. Как тут угадаешь?

Конечно, если сравнивать наши ЦТ с ЕГЭ, то россияне значительно ушли вперед — и по объективности результатов, и по разнообразности подходов. В математике-физике они, например, отказались от части А — закрытых вопросов. Добавили часть С, где нужно прописать решение. А в иностранных языках в ЕГЭ входит даже аудирование.

Полагаю, ЦТ не любят за то, что они показывают реальную ситуацию в образовании. Если будет другая форма, думаете, выяснится, что наши школьники много знают?! Нет! Они ничего не знают. Сколько лет я предлагаю провести эксперимент: прийти в выпускной класс и у любого ученика попросить рассказать стихотворение, теорему или хотя бы один закон физики. Уверен, с заданием справится процентов пять ребят.

— Ну а зачем теорема в повседневной жизни?

— Ну а зачем тогда в школу ходить?! От того, что вступительная кампания будет проходить в форме экзамена, в знаниях школьников ничего не изменится. Много лет средний балл ЦТ в стране по математике и физике около 20. Вы думаете, если они не могут ничего решить, то они смогут это объяснить?

При этом как к устному, так и к письменному экзамену ребята все равно будут готовиться с репетиторами.

Я не против устных экзаменов, правда. Но нужно придумать ту форму, в которой результаты таких экзаменов будут достоверны, ведь устный ответ — это большая субъективность. Я не сторонник скоропалительных решений. Есть идея — хорошо, но ее нужно обсуждать. Взвешивать «за» и «против». В России, например, с ЕГЭ системная работа: все прописано на много лет вперед.

Как и большинство коллег, я не особо верю в то, что тестирование исчезнет. Сначала пусть исполнят обещание и введут с 2017 года четвертое ЦТ и продлят «срок годности» сертификатов на два года.

А вообще, мне интересно: кто-нибудь задавался вопросом, зачем вводить или менять форму экзамена? Вот когда в конце 1990-х устный экзамен заменили ЦТ, все было понятно — результаты недостоверны, высокий уровень коррупции. А сейчас что не так? Вместо того чтобы заниматься реальными проблемами: бороться с чудовищной бюрократией, отвратительными программами и создавать нормальные учебники, у нас решили придумать новую форму экзаменов. Но зачем?!

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-30%
-10%
-46%
-20%
-50%
-50%
-50%
-21%