1. «Перевернуть страницу» нельзя, психика так не работает". Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  2. У меня в венах тромбы? Сосудистый хирург отвечает на шесть частых вопросов
  3. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  4. Жителя Минского района оштрафовали на 870 рублей за красно-белые жалюзи
  5. «Танцевала, показывая, что ей все сойдет с рук». В суде по делу о надписях на щитах выступил военнослужащий
  6. Авария на теплосетях в Московском районе Минска: жители без горячей воды и тепла, занятия в школах отменили
  7. «Около двух месяцев нигде не участвую». Борисовчанки утверждают: их судили за акции, где их не было
  8. Стали известны планы по строительству жилья на 2021 год. Что, где и сколько?
  9. «Пуля повредила мой спинной мозг». История тренера по кроссфиту на коляске
  10. Доценту из ПГУ после 15 суток ареста дали еще столько же. Оба раза — по 23.34
  11. Лукашенко о госинвестпрограмме: Удивляет потеря отдельными членами правительства реалий, в которых мы живем
  12. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  13. Алимбекова заняла восьмое место в индивидуальной гонке на этапе КМ по биатлону
  14. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  15. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  16. Где жили и отдыхали руководители Беларуси до Лукашенко
  17. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  18. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  19. Лукашенко заинтересовался пеллетами для отопления домов. Что это и сколько стоит?
  20. Вспоминаем, как местные отстояли Грушевский сквер и какие проблемы остались сейчас
  21. ЕС: Санкции в отношении Беларуси пока не дали никакого эффекта
  22. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы
  23. Посмотрели, на сколько за год подорожал один и тот же набор товаров. Разница в цене удивляет
  24. Беларусь хотела повысить тариф на транзит российской нефти на 25%, но вышло гораздо меньше
  25. Видеоурок. Как выбраться даже из глубокого снега без буксира
  26. Заправки для электрокаров стали платными. Пользователи жалуются, но вовсе не на цены
  27. Взяли на тест Samsung Galaxy S21 Ultra и фотографировали на него весь вечер. Что получилось
  28. Совещание у Лукашенко и «дело Бабарико» в Верховном суде. Что происходит в Беларуси 21 января
  29. В Островце мужчину отправили в колонию за оскорбление Лукашенко и Караева в телеграм-чате
  30. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события


/ Фото: Игорь Ремзик,

«Як жа так — Валодзя наш і памерці можа, пакуль мы тут дапамогі дачакаемся, — 76-летняя Евгения Николаевна волнуется и вытирает слезы темными от деревенской работы пальцами. — Я старая, не магу ўвесь час дапамагаць суседу. Цяжка мне, вельмі цяжка. А ў хаце яго няма вады, цяпла, электрычнасці». Так получилось, что в небольшой деревеньке Дятловского района в старой холодной хате живет 68-летний дедушка, которого как бы нет. Он, конечно, есть, но из-за того, что восстановить его документы крайне сложно, престарелый мужчина оказался в очень непростой ситуации, из которой самостоятельно ему не выбраться. Даже с помощью соседей и местного сельсовета.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

К деревне Кожуховцы ведет разбитая дорога. Местечко затерялось среди густых лесов: вокруг тишь да благодать. Старые деревянные хаты, мощеная столетняя дорога и вековые высокие деревья. Кажется, жизнь здесь остановилась лет 50 назад. Мобильная сеть почти не тянет, а уклад жизни, наверное, не менялся десятилетиями. Как и многие населенные пункты в округе, Кожуховцы потихоньку умирают. Здесь осталось чуть больше 40 жителей. Раньше, конечно, было многолюднее и веселее. Сейчас на зиму большинство постояльцев уезжают к родным в населенные пункты побольше. В деревне на зимний период остается всего 20 стариков.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Размеренный уклад жизни местных жителей нарушила новость, что в деревню возвращается Володя. Мужчина в начале 90-х уехал в Украину в поисках лучшей доли и где-то там потерялся.

— Мы нават думалі: можа памёр, — говорит Евгения Николаевна и ведет нас в старый дом.

Оказалось, мужчина жив, но отнюдь не здоров, паспорта у него нет, денег и вещей — тоже, а в родной деревне он оказался почти никому не нужен. Братья умерли, а племянники, живущие в Гродно, мужчину не узнали. Зато узнали местные жители — по особенному говору: Володя с детства не выговаривал букву «р». Пожилые соседки стали присматривать за стариком, надеясь, что в скором времени проблема с паспортом разрешится, мужчине назначат пенсию и даже, может быть, устроят в какой-нибудь дом престарелых — он ведь нуждается в уходе и лечении.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Летом, когда дедушка вернулся, ситуация выглядела не такой драматичной, как сейчас, ведь было тепло и хату топить не нужно. Но пришли холода, и местные забили тревогу.

…Володя лежит на кровати под несколькими одеялами и шубой, которую принесли соседи. В старой, но еще добротной хате очень холодно: изо рта идет пар. В нос сразу же ударяет резкий запах затхлости, смешанный с запахом мочи: отхожее место — ведро — стоит рядом с кроватью. Володе сложно подниматься — коленный сустав раздроблен. Кряхтя, дедушка все же садится на кровать, а потом становится около холодной печки. Стоять — легче. Опираясь на палочку, несколько минут молчит, только удивленно смотрит на неожиданных гостей. Все бормочет: надо домой поехать, в Дятловский район, в деревню Кожуховцы. Потом сознание, кажется, проясняется. Дедушка спохватывается, понимая, что уже дома. Начинает хаотично говорить о своих злоключениях. Свою историю он рассказывал уже много раз. Милиционерам, врачам, сотрудникам паспортного стола, соседкам.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

В начале 90-х вместе с братьями уехал в Харьков. Пробыл там недолго. Потом, по словам дедушки, его вместе с товарищами завербовали на работу в Дагестан. Вроде бы. Дедушка путается в названиях стран и говорит, что помнит горы, а еще огромные отары овец, которых он «пасвіў». Работали за еду, денег пастухам не давали, ночевали работники в сараях, когда было холодно, все те же овечки спасали.

— Яны цяпло даюць! — как будто что-то доказывая нам, говорит дедушка. Паспорт, еще советский, у мужчины забрали. Так и жил много лет.

Потом, когда нога у Володи стала сильно болеть, а работать он уже не мог так хорошо, как раньше, работодатели привезли его в Москву, купили билет до Орши и оставили на вокзале. Дедушка кое-как доехал до белорусского города, где его и сняли с поезда. Милиция стала разбираться: у пожилого человека с собой ничего не было, одет он был в поношенные вещи и выглядел не лучшим образом.

— Нам пазванілі з міліцыі і спыталі, ці хто ведае такога. Кажам — ведаем. Усе нашыя словы запісалі. Было гэта недзе ў сярэдзіне лета. А потым ужо тэлефанавалі з Магілеўскай вобласці — нейкім чынам Валодзя аказаўся там. Кажуць, хутка прыедзе. Мы ўсё чакаем, а яго няма, — говорят соседи.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Каким-то образом Володя оказался в Барановичах. В больнице. Кто-то сильно ударил мужчину по голове. После этого сознание у мужчины стало путаться, но он продолжал твердить, что едет домой в Кожуховцы. Одежду мужчины пришлось сжечь — она была вся завшивлена. При выписке у дедушки не было ничего. — Выпісвалі, атрымліваецца, голым, — говорит Евгения Николаевна.

Добрые люди кое-как одели дедушку, а в Кожуховцы его привезла бывшая односельчанка. Ее мама и родители Володи когда-то дружили и случайным образом она оказалась в нужном месте и в нужное время.

За почти 30 лет отсутствия в деревне многое изменилось. Умерли родные братья мужчины, а хата пришла в негодность. Когда-то в добротном деревянном доме жила вся семья Володи, сейчас жилым его можно назвать с натяжкой. Потрескавшийся пол, старый топчан, на котором спит Володя… Чтобы не было так холодно, соседи починили окна, вставили стекла. Посередине комнаты — большая печка. Но проку от нее мало.

— Я не ведаю, ў якім стане комін. Баюся яго тапіць: а калі пагарым?..

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Добровольное шефство над стариком взяла на себя соседка — Евгения Николаевна, но сил и денег у бабушки Жени немного. Все, что она может делать, — приготовить еду, помыть старика и вынести ведро. А ведь она старше своего подопечного.

— Тут уся вёска яму троху дапамагае. Хто хлеб прынясе, хто вопратку, скідваемся грашыма. Калі было цёпла, дык мыла яго на двары, а зараз халадно — прынясу таз пастаўлю. Я не саромлюся, ён — таксама. Але ж ён хворы, мае грыжу, амаль не ходзіць, цягая адну нагу за сабой. Даведка вось ёсць з бальніцы, — бабушка дает листок бумаги, где диагнозы и схема лечения. Это все официальные документы Володи.

Оказалось, что паспорт мужчине сделать не так просто. Когда распался Советский Союз, дедушки на территории Беларуси не было. Белорусского гражданства у него нет.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

В Дворецком сельсовете, к которому относится деревня Кожуховцы, тоже попытались помочь мужчине, но оказалось, что все не так просто.

— Мы направили запрос в паспортный стол, сделали фотографии его. Оказалось, надо послать запрос в Харьков. Этим уже в паспортном столе занимаются. В понедельник ответа еще не было. Мы обзвонили все монастыри, дома престарелых, дома временного пребывания, больницы, но везде нужны документы, а документов нет. Вот ждем — могли бы потом оформить ему социальную пенсию. Все, чем можем помочь ему сейчас, — помогаем, еду передаем, постельное белье собрали, но большее — увы. Да, печку там надо отремонтировать, но кто заплатит за работу? Если бы не Евгения Николаевна, не знаю, что бы мы и делали. Очень жалко его, конечно. И что-то надо делать с этой ситуацией, — говорит председатель сельсовета Тамара Перепечина.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

А бабушки в деревне бьют тревогу — на улице с каждым днем все холоднее. В доме, где живет Володя, — холодно и неуютно, а дедушка требует специфического ухода.

— Можа, калі б нам хто дапамог з коміном, было б троху лягчэй, — говорят соседки и добавляют. — Як жа гэта так: чалавек нібы ёсць, а яго няма. Ён жа наш — мы яго ведаем. Няўжо пакуль робяць пашпарт, яму ніхто ў нашай краіне не можа дапамагчы?..

-50%
-20%
-11%
-10%
-30%
-35%
0071674