148 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  2. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  3. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  4. Глава Минздрава о третьей волне коронавируса в Беларуси: заболевших меньше, но тяжелых случаев больше
  5. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  6. В стране — большой субботник. Куда пойдут деньги, что с коронавирусом и куда в Минске идти за лопатами
  7. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  8. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  9. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  10. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  11. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  12. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  13. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  14. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  15. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  16. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  17. Приговор Тиме Белорусских, реакция на заявления Лукашенко и рассказ жены осужденного — все за вчера
  18. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  19. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудится на субботнике
  20. «Шли из детской поликлиники во взрослую». Как школьник и пенсионерка оказались в РУВД 25 марта
  21. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  22. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  23. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел, как лучше, а вышло, что виноват»
  24. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  25. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  26. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  27. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  28. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  29. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  30. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке


/

Родители и близкие осужденных за наркотики встретились в Минске, чтобы обсудить совместные действия. Они поделились своими историями и рассказали, как намерены добиваться изменения, по их мнению, слишком жестких приговоров.

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY
Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Круглый стол прошел 10 октября и был организован оргкомитетом по созданию партии «Белорусская христианская демократия». Экс-кандидат в депутаты Ольга Ковалькова рассказала TUT.BY, что похожее мероприятие прошло несколько месяцев назад в Бобруйске.

— Провести круглый стол предложила наша активистка, которая столкнулась с приговором в 18 лет одному из ее знакомых. Мы вышли на связь с «Движением матерей 328» и намерены совместными усилиями донести проблему до общества и властей.

Ольга Саманова — коллега актера Глеба Богаевского из Бобруйска, осужденного по статье 328 к 18 годам лишения свободы. Она — одна из десятка, принявших участие в круглом столе.

— Глеб смог создать амфетамин и сам рассказал об этом милиции — чтобы были приняты меры, ведь наркотики можно делать из легально продающихся компонентов. Однако он был осужден. Его обвинили в незаконном изготовлении наркотиков с целью сбыта. Уголовное дело сфабриковано, — рассказала хореограф TUT.BY.

По мнению девушки, даже если вина Глеба и была бы доказана, 18 лет — неадекватно большой срок.

Своей историей поделилась и Татьяна Илларионова из Могилева. Ее несовершеннолетнего сына Владислава осудили на 10 лет.

— Один из знакомых сына, который был связан с наркотиками, позвонил из больницы и попросил забрать деньги у одного человека и передать их другому. Парень, которому сын передал деньги, был также ему знаком — жили в одном районе. Тот попросил телефон позвонить и шел немного впереди. К нему на некоторое время подходил мужчина. Потом в нем сын узнал оперативника. Парня, к которому тот подходил, ни в чем не обвинили, — рассказала собеседница.

Она уверена, что сын не являлся наркоманом и виноват лишь в том, что взял деньги — но это не заслуживает такого большого срока.

— Сын говорит, что не выйдет из тюрьмы через 10 лет нормальным человеком. У него срыв, он не хочет жить, — заключила она.

Похожей историей поделилась Татьяна Полещук из Могилева. Ее сыну Ивану дали 12 лет усиленного режима. На момент вынесения приговора парню было 19.

— Сына обвинили в сбыте психотропных веществ. Его оболгали, а суд не сделал ничего, чтобы провести объективное расследование, и полностью принял сторону обвинения, — сказала она.

Татьяна добавила, что от них с сыном отмежевались все родственники, боится даже ее муж. К ней приходили из КГБ, но она не намерена останавливаться и будет добиваться освобождения сына.

На круглом столе договорились провести большую конференцию в конце ноября. На нее пригласят активисток из «Матери против наркотиков» и представителей более широкого круга политических организаций.

— Мы будем проводить совместную работу: подготовим коллективное обращение в парламент, разработаем предложение по изменению законодательства, реформированию судебной системы, — заключила политик.

-24%
-20%
-10%
-35%
-10%
-10%
-15%